Политбюро

20-летию ГКЧП посвящается

Главная   Политбюро   Заседание политбюро   20-летию ГКЧП посвящается

20 лет ГКЧПНа этой неделе исполняется ровно двадцать лет событиям августа 1991 года — знаменитому путчу. 19 августа страна услышала весть о том, что  группа коммунистических и не только деятелей и военнослужащих провозгласила себя Государственным комитетом по чрезвычайному положению и попыталась отстранить от власти Михаила Горбачева, чья политика, по их убеждению, уже вела к распаду советского государства. Ну а по сути эта попытка государственного переворота окончательно подкосила веру в КПСС, в действующую власть и в конечном итоге привела к распаду СССР.

Не будем пересказывать историю (Таманская дивизия и Ельцин на броневике — все из этой же серии), гораздо интереснее, на наш взгляд, расспросить об этом непосредственных участников либо свидетелей тех событий (естественно, речь идет вовсе не о Москве, а о нашем славном Саратове).

Также мы поинтересовались у наших экспертов, что они думают о все чаще возникающем сегодня сравнении кризиса тогдашней КПСС (что легло в основу августовских событий) с «забронзовелостью»  нынешней партии власти — «Единой России».

1. 20 лет назад в СССР объявили о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Как вы восприняли эту новость?

2. Изменилось ли ваше отношение к происходящим 20 лет назад событиям с точки зрения сегодняшних реалий?

3. Существуют ли, на ваш взгляд, параллели между партийными кризисами КПСС и «Единой России»?

ВанцовАлександр Ванцов, депутат Саратовской городской думы, «Единая Россия»

1. Для меня эта новость стала шоком. Пожалуй, больше ничего и добавлять не стоит.

2. В конечном итоге ГКЧП разогнали, кого посадили, кто-то застрелился — и это, конечно, негативный момент. Но вообще-то, если (повторяю — если) у ГКЧП было реальное желание сохранить Советский Союз, я их действия одобряю.

3. КПСС прекратила свое существование по одной, на мой взгляд, причине. Это всеобщий одобрямс. Помните, как проходили выборы? Ведь, по сути, право выбора у советского человека отсутствовало. Не случайно я в свое время, уже будучи офицером, решил поступать в юридическую академию — потому что чувствовал, этот одобрямс до добра не доведет.

К сожалению, сегодня такой же болезнью — одобрямсом — страдают современные российские партии. И не только «Единая Россия» — и в КПРФ, и в «СР», и в ЛДПР одобрямс тоже присутствует. Это и есть тот отрицательный момент, который может сослужить негативную службу любой партии. Кстати, могу подсказать, как справиться с этой бедой — принимать в ту или иную партию исключительно бескорыстных людей. Поскольку именно корысть приводит ко всеобщему одобрямсу, боязни идти против течения. И когда этот одобрямс прекратит свое существование, российское государство будет развиваться еще быстрее и еще лучше. Конечно, и сегодня наше государство лучше, чем вчера, но хотелось бы «ускорения развития» не по чайной ложке в день, а по столовой!

ЖурбинАлександр Журбин, председатель СООУ «Щит потребителя», заместитель председателя Саратовского регионального отделения партии «Яблоко»

1-2. И 20 лет назад, и сегодня ГКЧП воспринимаю отрицательно. Это было всего-навсего «дракой верхушки», во время которой никто не поинтересовался мнением простого народа. Да, в те времена — я как раз работал на заводе — мы много спорили, обсуждали происходящие события. Но вопрос, по крайней мере для меня, состоял не в том, какие силы придут к власти, а появится ли, наконец, у этих сил внимание и уважение к людям, а у людей — самоуважение и требование к властям уважать их.

Знаете, почему было образовано наше общество защиты прав потребителей? Потому что в 90-м году, когда заседал первый съезд Народных депутатов РСФСР, делегаты которого в течение 18 дней резко спорили о том, кого избрать Председателем Верховного Совета (это транслировалось в прямом телеэфире), первое, что ими было сделано на второй день заседаний, — единогласно принят закон о ликвидации комитетов Народного контроля. Соответственно, были ликвидированы и Инспекции рабочего контроля, учреждённые этими комитетами и выполнявшие начальные функции защиты прав потребителей: от припрятывания дефицитной продукции, от обсчёта, обвеса, от торговли некачественными товарами, от оказания некачественных услуг. Фактически, первое, что сделали делегаты Съезда — это ликвидировали структуры гражданского контроля.

 Понимаете, мы ждали и надеялись, что после победы над ГКЧП власти начнут слушать народ и считаться с мнением народа, уважать его. Этого не произошло.

В перестройку мы шли под лозунгами «нет номенклатурному социализму», а в итоге пришли, по сути, к «номенклатурному капитализму». Все накопленные за долгие годы советской власти номенклатурные приемы — телефонное право, знакомства/блат и т.д. — всё это осталось и живет по сей день. Я по роду деятельности часто сталкиваюсь с работой судебных органов. Так вот, до сих пор у меня перед глазами лица судей тех, 90-х годов. Эти лица были полны надежды и счастья оттого, что им дали, наконец, возможность СУДИТЬ — разбираться в деле самостоятельно и судить, судить по закону и праву. Сегодня, поверьте, многие из них жалеют о тех временах. Многие из них понимают, что так, как сейчас, — нельзя. Многие судьи понимают, что «палочная система», т.е. торжество статистики, — это тупик для правосудия. Сейчас уже даже те богатые участники процессов, кто привык стараться всё решать при помощи взяток, даже они понимают, что на взятках можно решить только краткосрочные проблемы, но невозможно решить среднесрочные проблемы, а тем более длительные проблемы. Даже им всё более и более необходима строгая и действительно стабильная и зависящая только от закона система правосудия. Иначе они не смогут строить свой бизнес сколь-нибудь долго. Объективно интересы граждан, правозащитников и бизнеса всё более и более сближаются в стремлении к ПРАВОсудию и устранению НОМЕНКЛАТУРОсудия.

Да, чему-то мы научились за эти 20 лет, многое удалось сделать. Но на самом деле сделать можно было гораздо большее. Просто тем же номенклатурщикам не хватило смелости пойти против самих себя, против своих привычек. Можно было пойти в сторону реальной демократизации, а пошли в сторону демократизации формальной, имитации демократизации, т.е. того, что привело к крушению СССР.

3. КПСС и «ЕР» — в значительной степени разные «понятия». Если сравнивать их номенклатурные верхушки, то они почти тождественны. Но в  КПСС,  если говорить о массах членов партии, были очень сильны идейные установки, общие моральные принципы, пусть и безразличные верхушке. Сейчас в «ЕР» я не вижу идейных посылов у массы её членов. Единственное, что сближает массы членов «ЕР» и КПСС (да и то в период отнюдь не окончания КПСС) — это культ личности главаря. Соответственно, никакой самостоятельности и гражданской активности, стопроцентная надежда: «Вот приедет барин — барин нас рассудит». 

Что же касается кризиса номенклатурного, то он всегда и везде один и тот же. Сегодня партия, что у власти, так же боится подпустить кого-либо еще рядом с собой (даже не вместо себя, а именно рядом с собой), а ведь это и привело КПСС к такому концу. Слишком опасались конкуренции. И сегодня у партии «ЕР» нет никакого желания не то чтобы прислушаться, а даже просто услышать чужое мнение. Вспомните последние выборы в гордуму. Там три оппозиционных мандата. Скажите, если бы их было 5-7, что-то изменилось бы принципиально? Ничуть. Просто эти люди могли бы доносить до власти, монополизированной «ЕР», более четко и громко свои мысли и предложения и мнение тех жителей, кто их поддерживает, т.е. способствовали бы более полной проработке принимаемых решений. Кто бы от этого проиграл? Но страшно. Полностью забыли, что опираться можно только на то, что сопротивляется.

ПерепеченовСергей Перепеченов, общественный деятель, журналист

1. Путч — так тогда называли явление ГКЧП народу, случившийся 19 августа 1991 г., и последовавшие за ним события были неожиданными. Будучи членом Центрального правления ДПР, накануне путча я был два дня в Москве. В числе ряда мероприятий заседания правления был доклад руководителя «Эпицентра» Г. Явлинского, разработавшего новую экономическую программу. Кажется, она называлась «Последний шанс» и была предназначена для нового союзного государства с участием «8 + 1» республик, лидеры которых готовы были подписать, т.н. Союзный договор. Подписание этого документа должно было состояться в 20-х числах августа. Приехав 19-го утром в Саратов, я узнал о том, что все радио и телеканалы вещают о создании ГКЧП, о том, что в Москву введены войска и повсеместно готовится переворот, который, судя по всему, должен был «прихлопнуть» все ростки демократии в столице и на местах. Я и мои коллеги рассматривали тогда путч именно как сопротивление демократическим преобразованиям в стране, как желание части правящей элиты, её закостеневшей в коммунистических догматах части, захватить власть и не допустить подписание Союзного договора. 

2. Мне хотелось бы,  чтобы наши читатели вспомнили. Ведь до событий нескольких дней последней декады августа 91-го года, ещё в апреле 85-го высшим руководством страны было заявлено о демократизации общественных отношений с «гласностью и плюрализмом».  За несколько лет до дней путча были приняты многие новые законы, утверждены новые формы и фактически пересмотрена вся экономическая политика. Вспомните, при всенародном обсуждении в 1986-90 гг. были приняты законы «Об акционировании предприятий», предлагавшим повсеместное создание советов трудовых коллективов; «О кооперации», предполагавший развитие частного сектора; «Об общих принципах организации местного самоуправления и местного хозяйства в СССР»... Да и сам закон о всенародном обсуждении законов, первый закон о СМИ, об обществах потребителей... К середине 1991 года уже существовала реальная кооперация, были политические партии, прошли альтернативные выборы на всех уровнях власти и управления. В том числе в  Саратове уже был альтернативный ВЦСПС профсоюз кооператоров — «Свободного труда» (лидер Е. Моторный), «Союз арендаторов и предпринимателей» и движение «Демократическая Россия» с лидером В. Давыдовым; организации ДПР, СДПР и другие. Уже прошли первые массовые митинги, появлялись новые газеты, радио и телеканалы. Шло создание органов территориального общественного самоуправления, инициированное подвижничеством жителей разных микрорайонов. За год до путча была разработана и ставшая популярной лишь благодаря огульной критике программа «500 дней» Г. Явлинского. Помнится, уже тогда, к последнему десятилетию XX века, прозвучали сенсационные статьи Щекочихина-Гурова «Лев готовится к прыжку» и «Лев прыгнул». На страницах «Литературки» и «Недели» всерьёз обсуждались проблемы грядущей номенклатурной революции — директора, чиновники, сидевшие у кормушек-распределителей, открыто заявляли о своём намерении стать миллионерами. И уже появились первые миллионеры: А. Тарасов, К. Боровой... В Саратове начала 90-х — А. Скорынин. Уже 5 лет, как были снесены магазинчики и деревянные домишки на ул. Чапаева, где уже тогда слишком долго затевалось строительство ТЮЗа. Уже в 90-м прошли многолюдные митинги... В том же году с Саратова  был снят статус «закрытого города».

На мой взгляд, у людей появились самые разнообразные возможности реализовать себя в политической, экономической, культурной сферах. Именно тогда мы могли создавать другую страну. Все сегодняшние наши претензии к Горбачёву, Ельцину, к ГКЧП... теряют смысл, если «перевести стрелки» на себя: ты-то что делал в этом многообразии — выжидал, присматривался, критиковал в курилке коммунистов и демократов, жаловался на хреновую жизнь..?  Потому-то и сейчас что делаем — всё то же?

20 лет назад у меня были серьёзные надежды на разумность, активность моих коллег, соседей — тех, на ком строится российский суверенитет. Сейчас этой надежды нет — мы ничего не делаем на пути к своей гражданственности, предпочитаем вымирать по миллиону в год и тем самым давно стали оплотом происков и капиталистов, и демократов, и воров всех мастей, начиная с начальников управляющих компаний.

3. Параллель явная — абсолютная зашоренность т.н. «элит» от нужд, потребностей и интересов людей, неспособность создать условия для того, чтобы россияне — жители городов и весей — становились полноценными и полноправными участниками всех процессов. Лидеров с государственным мышлением за 20 и более лет у нас, к сожалению, не прибавилось.  Начавшиеся с явлением ГКЧП процессы сначала породили новый контрреформизм, а потом и вовсе была создана система, имеющая все признаки оккупации. По крайней мере такого не было никогда, чтобы политическая и бизнес-элита более чем на 50%, а то и на все 100%, не связывала свою судьбу и судьбы своих близких с Россией. 

То,  что у КПСС было кризисом, у «Единой России» — политика обеспечения полной дебилизации страны.

ГришанцовАлександр Гришанцов, первый секретарь Октябрьского РК КПРФ

1-2. Полагаю, надо понимать, что ГКЧП — это уже последствия после прелюдии. Произошла тяжелейшая катастрофа XX века — развалили Советский Союз, развалили сверху. Сегодня, спустя 20 лет, можно с уверенностью говорить, что всё произошло из-за предательства верхушки: не представителей ГКЧП, а именно Горбачева и его сподвижников. Другое дело, что ГКЧП интеллектуально, морально или в связи с отсутствием силовой основы не смог сделать то, что сделали, например, в Китае, восстановив приоритет для социально-коммунистического развития страны. Мы же в нашей стране спустя 20 лет имеем практически пепелище той системы. Я не говорю, что тогда было все идеально, но имеющаяся система разрушена, а новая работает с большими сбоями. Под сбоями я имею в виду, прежде всего, отсутствие передовой промышленности, в связи с чем наша страна сегодня оказалась сырьевым придатком. Хорошо, что в свое время наши предки освоили 1/6 часть земли, и у нас сегодня есть газ, нефть, лес — это спасительные ниточки, на которых сейчас держится наше государство. Но системы как таковой нет — ни в образовании, ни в медицине, ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве.

В 1991 году мне, как любому человеку, хотелось ускоренного темпа развития страны. Но нас запихнули в развал, раздрай, передел государственной собственности, что собственно и породило вытекающие последствия — потеряны колоссальные людские ресурсы в науке, образовании, спорте и т.д.

3. Для начала напомню, что принципов партийного строительства никто еще не отменял. Так что в любой партии все зависит от того, какая там преемственность, как идет ротация кадров и кто приходит в руководство партии. Возьмите Фиделя Кастро — он «флаг», на который ориентируется вся Латинская Америка.

Соответственно, как успех партии зависит от того, кто ею руководит, так и в обратную сторону — загнивать партия начинает сверху. Когда начала «загнивать» КПСС — и ее высшее руководство, и низшие номенклатурные чины, для большинства жителей страны стало понятно, что необходимости в такой партии нет. Понимаете, было отсутствие того самого «флага».

Что касается «ЕР» — здесь мало нового. Скорее, копируется КПСС, но — с недостатками, присущими сегодняшнему времени. Та же коррупция, воровство. И неспособность работы в системе. Ну нельзя забирать себе 90% мест в органах власти только для того, чтобы не слышать критику в свой адрес. В любом деле необходимо критическое отношение. И если вы не воспринимаете критику от самих себя, то прислушайтесь к другим. В качестве примера посмотрите на администрацию Саратова и городскую думу — полагаю, эти структуры при таком составе ждет стопроцентное «загнивание».

СвешниковАлександр Свешников, главный редактор газеты «Богатей»

1. Лично для меня еще до этого события было совершенно ясно, что дни коммунистического режима — этого колосса на глиняных ногах — уже сочтены. Нужен был только повод — и апологеты прогнившего режима сами его и предоставили. Формально они, якобы, были против подписания договора о создании СНГ (Союза независимых государств). На самом деле им — членам ГКЧП — было страшно терять все, что они имели и что люди называли «коммунизмом за стенами Кремля», а за пределами стен — закрытые магазины-распределители, высокие оклады, черноморские санатории и т.д., а главное, конечно, власть. Все это было написано на их лицах, показанных по телевидению, и колоритно дополнялось трясущимися руками. Это был страх, причем животный. А когда не получилось, этот страх сменился чувством безысходности и боязнью неотвратимого: придется ответить за все. Выходом для некоторых стала пуля в висок.

2. То ощущение, которое было тогда, не изменилось. Но то, что происходило потом (отмена запрета компартии (первая ошибка Ельцина), номенклатура которой, благополучно минуя так и не осуществленную процедуру запрета на профессию, то есть права занимать руководящие посты, и исповедуя прежнюю, тоталитарную идеологию, позже отлично вписалась в новую власть и стала играть в ней доминирующую роль; ликвидация в октябре 1993 года всей вертикали обновленных в конце 80-х годов Советов народных депутатов (вторая ошибка Ельцина) — фактически подлинного народовластия, место которого после нескольких месяцев отсутствия законодательной и представительной ветвей власти заняли так называемые думы, отличавшиеся по составу от прежних советов, как небо от земли, то есть вместо действительно народных депутатов, избранных по воле населения и непосредственно, места в думах постепенно заняли бывшие комноменклатурщики, директора предприятий и вылезшие из бандитских одежд «новые русские». И самое главное, все это благополучно закончилось установлением в России чекистской диктатуры во главе с нынешним беспартийным лидером «Единой России» В.В. Путиным (третья ошибка Ельцина). А сам строй можно определить как бандитски-олигархо-бюрократический режим, охраняемый всеми ветвями власти, превращенными в несокрушимую госвертикаль, то есть фактически в мафию.

Так что, сравнивая бледнолицых гэкачепистов с трясущимися конечностями с сегодняшними нуворишами и грабителями России, я тех бы просто пожалел: не так уж много они имели, да и оставшихся в живых бывшие товарищи по партии благополучно реабилитировали. А вот сегодняшним может быть куда хуже, поскольку терпение России не беспредельно.

3. Несомненно.

Существо кризиса КПСС включает в себя:

А) Кризис идеологии (сколько можно врать про светлое будущее, а на деле становилось все хуже и хуже).

Б) Экономический кризис (обвал нефтедоллара на фоне отсутствия любой промышленности, кроме оборонной, на которой работало 80% населения).

В) Системный кризис: тоталитаризм КПСС (подчинение всего и всех воле руководящей и направляющей, засилие класса госпартноменклатуры и преследование оппозиции).

«Единая Россия»:

А) Идеология отсутствует как таковая, вместо нее лозунг: «Верьте только делам». Какие это дела — все видят и оценивают, увы, не в пользу «партии власти».

Б) В широком смысле, экономический кризис никогда не покидал нашу страну. Но если нефтедоллар рухнет, сценарий может быть похуже, чем в конце 80-х годов. Хотя не для всех, потому как современные нувориши всех мастей, должностей и рангов уже создали себе плацдарм для отступления в те места, где нефтедоллары работают не на Россию, а на себя, любимых.

В) Системный кризис, в основе которого стоит госвертикаль власти, уже дошел до высший стадии разложения под руководством «Единой России» — этого «клуба чиновников», пекущегося прежде всего о своих членах, стоящих у власти.

В итоге получается, что параллель КПСС с «Единой Россией» — не в пользу последней, и крах стремящейся к монополии «современной КПСС» может произойти еще задолго до того, когда она наберет силу и качества своей предшественницы.

АхтыркоГригорий Ахтырко, правозащитник, ведущий программы «Раскадровка» (интернет-телевидение TVsar.ru)

1. Это был понедельник, утро, я пил кофе и услышал в своем «трехпрограммнике» новость о ГКЧП. Честно скажу: не ожидал такого политического шага. Позвонил своему давнему партнеру юристу Игорю Шмагаревскому, который успокоил: чего, мол, нервничать — раз мы с тобой еще на свободе, значит, ничего страшного не произойдет.

А после отправился в наше «осиное гнездо» демократии, в тогдашнее НИИинформБУТЭК, что в Ильинском переулке. И вот собрались я, Шмагаревский, Анатолий Балякин, Алексей Богданов, быстро составили воззвание протеста, обзвонили, кого смогли,  своих и где-то в обед провели митинг прямо во дворе НИИ. Позже отправились на площадь Революции, где все три дня проходил общегородской митинг протеста против ГКЧП, объехали воинские части, наведались и в УКГБ с предложением ни в коем случае не вмешиваться в гражданские «разборки».

Знаете, именно тогда у меня, например, возникла  уверенность, что ничего ТАКОГО не произойдет. Понимаете, воспринималось все это не то чтобы как балаган, но  уже с убежденностью, что «они» точно не решатся на вооруженную эскалацию конфликта,  пальбу из танковых пушек. Просто ощущалось, что нас никто не арестует, не казнит, иначе — в стране неизбежен раскол, гражданская война.

Когда же ГКЧП провалился, я, Шмагаревский и Виктор Портнов (три революционных  матроса, как нас потом называли) «бомбанули» обком КПСС — правда, я предварительно расставил народ вокруг здания, чтобы оттуда ничего не вынесли, чтобы ничего не пропало. Когда толпа уже разошлась, не досчитались одной из вывесок Саратовского обкома. Все-таки стащили. Этот ценный раритет поди до сих пор у кого-то в гараже или сарае  валяется!

2. Я и сегодня уверен, что всё именно так и должно было быть. Это неизбежный исторический процесс, исторические реалии. Правда, потом нас же, как это обычно в политике и водится,  предали наши же вожди — Ельцин, Гайдар, Чубайс и далее по списку. Наверное, единственное, чего тогда не случилось — люстрации — политического наказания для штатных партийных деятелей, кэгэбэшников и прочих — за 70-летний период тоталитарной российской истории.

3. По моим ощущениям (а я человек достаточно, полагаю, опытный  в политической и в общественной жизни) происходит одно и то же — только КПСС как-то медленно загнивала и распадалась, а в «ЕР» сегодня этот процесс идет в ускоренном темпе. Одновременно идет увеличение «ЕР» в массе — она пухнет, пухнет и заполняет собой все, и в то же время кажется, вот-вот лопнет, как мыльный пузырь.

Кстати,   в пятницу 19 августа, в ознаменование нашей тогдашней стойкости, саратовские реальные, т.е. никак не предавшие своих прежних идеалов, демократы вновь соберутся во дворе НИИинформБУТЭКа: помянуть ушедших из жизни товарищей, поглядеть друг на друга «20 лет спустя», сфотографироваться на память... Контактный телефон: 34-95-59.

НикитинАлександр Никитин, руководитель Саратовского правозащитного центра «Солидарность»

1. Тогда я встретил сообщение о ГКЧП очень серьезно. Потому что все демократическое движение, если не считать самой верхушки новой российской номенклатуры, то есть рядовые демократы, в том числе в моем окружении, ждали, что нечто должно произойти, что старая номенклатура обязательно захочет взять реванш и не допустить развития России в демократическом направлении. Я тогда, помню, принимал меры для обеспечения безопасности членов организации, их семей, прятал архивы. Обговаривалось, что надо делать и как, если вдруг начнутся аресты. То есть определенные опасения были. Ощущение опереточности и комичности событий пришло 20 августа.

2. Теперь у меня радикально изменилось отношение к тем событиям. С моей точки зрения, это действительно была огромная провокация, выработанная и подготовленная новой российской номенклатурой во главе с Б. Ельциным. И я считаю, что это, как выразился в своей статье «Возможна ли сегодня в России либеральная миссия?» Юрий Афанасьев,  была борьба за сохранение русской системы управления: номенклатура решила взять власть в свои руки с тем расчетом, чтобы обменять номенклатурные привилегии на собственность. Удалось им больше — они не только обменяли номенклатурные привилегии на собственность, то есть захватили народную собственность в свои руки, но и сохранили все привилегии и даже их приумножили.

3. Сравнения никакого не может быть. У КПСС был кризис между идеологией, которая была провозглашена, и той практикой, которая имелась перед глазами. Иными словами, идеология была «солидарность, равенство, братство», все во имя человека, все для человека, люди должны жить зажиточно и счастливо. А на практике господствовал класс номенклатуры, который нагло и скрыто присваивал себе все блага и привилегии. А опорой  КПССовской  номенклатуры был теневой бизнес. Что же касается нынешнего состояния,  то здесь не кризис в общепринятом понимании этого слова — по той простой причине, что никакой идеологии у нынешнего правящего класса, сгруппировавшегося в «Единой России», вообще нет.  Наша правящая элита живет по  понятию  «мы должны господствовать над народом, мы должны присваивать себе собственность, мы должны жить богато и роскошно, а все остальные нам до лампочки, поскольку ничтожества». И кризис вызван  исключительно синдромом банальной жадности,  только тем, что пирог, который делился на всех, стал уменьшаться — соответственно, возникла необходимость кого-то от этого корыта отбросить. А поскольку у нас клановая система организации, возникают не отдельные недовольные, а системные недовольные. Вот и возникает  видимость кризиса, хотя никакого реального  кризиса на самом деле нет. Если, конечно, не принимать во внимание патологический  страх номенклатуры перед «оранжевой» революцией или, другими словами,  страх перед массовым народным возмущением.

АстафьевНиколай Асафьев, помощник  координатора Саратовского регионального отделения ЛДПР по работе с молодежью, историк

1. 20 лет назад я был ещё совсем маленьким мальчиком.  Естественно, не имел ни малейшего представления о том, что такое ГКЧП. Родители, помню, внимательно следили за событиями в столице. Но, надо признать, тогда люди вообще как-то посерьёзней относились к политике. Может быть, потому что была реальная возможность как-то влиять на происходящее в стране. Сейчас же она всё слабее и слабее. Позиция партии и тогда, и сейчас оставалась неизменной. ЛДПР понимала и говорила, что политика Горбачева ведёт к развалу страны. С другой стороны, Ельцин, Руцкой, все эти молодые реформаторы говорили, как тогда казалось, правильные  речи. Тогда никто и предположить не мог, к чему всё это приведёт.

2. В свое время лидер нашей партии Владимир Жириновский предложил  поощрить и наградить членов ГКЧП. Я с ним совершенно  согласен. Мы ни в коем случае не должны осуждать их, а наоборот, должны понимать, что Горбачев несет всю ответственность  за то, что он не использовал августовскую ситуацию, чтобы усилить свою власть и влияние на все процессы, которые происходили тогда в Советском Союзе.

Надо было тогда, в августе 1991-го, сделать все возможное, чтобы сохранить СССР, а уж после этого проводить «демократизацию».

3. Параллели провести несложно. Страшно даже не то, что параллели есть и они так очевидны, а то, что  вслед за поколением «рожденных в СССР» и  никогда в СССР не живших, может вырасти еще одно поколение —  «рожденных в демократической России»,  а  живших при КПСС.

Источник: газета «Репортер» №32(962) от 17 августа 2011 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии
на фото18.08.2011 10:30

цветная (красочная) ложь и черно-белая правда

Ответить
В ответ
Точно подмечено!18.08.2011 10:50

Демократическая диктатура - только вместе эти слова приобретают столь ужасающее значение..

Ответить


Отзывов: 2
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);