Политбюро

Без суда и следствия

Главная   Политбюро   Заседание политбюро   Без суда и следствия

полицейские

О крайней политизированности Саратовской области говорили всегда и много. Но что тут скажешь? Видимо, близость нашего великого землякаВячеслава Володина к первым лицам государства дает о себе знать. Иначе как объяснить, что Саратов уже открыто называют площадкой по обрабатыванию тех или иных политических методов работы (причем методов не всегда «чистых»). Впрочем, когда политическими играми занимаются политики — это можно объяснить (так сказать, noblesse oblige, положение обязывает). Вот только в последнее время в политических скандалах Саратовской области непосредственное участие принимают правоохранительные органы (угадайте, с кем из наших земляков они при этом сверяют часы?). По крайней мере, за последние дни мы имеем несколько примеров работы местных правоохранителей, которые, мягко говоря, заставляют усомниться в том, что для саратовских силовиков буква Закона — это святое.

Так, всю прошлую неделю продолжались «разборки» в Петровске, где сотрудники правоохранительных органов плотным кольцом окружили здание администрации, не пуская туда новоизбранного главу Александра Матросова. Напомним, «петровские выборы» изначально активно курировали областные депутаты-единороссы вроде Ландо и Алешиной, а также госдеп Панков, пытаясь поставить на место главы администрации Светлану Батяйкину. Однако депутаты местного Собрания к этому администратору доверия не испытывали, так что назначение угодного единороссам главы провалилось. Из-за этого в немилость впали сами районные депутаты. Облдеп Василий Синичкин, по их рассказам, так и вообще пригрозил депутатам «отделением голов от туловищ», о чем мы уже писали. Но милиция, как водится, угрозы Синичкина проигнорировала. И тогда любители «кровавой расправы» и прочие «кураторы» из реготделения «ЕР» решили просто-напросто разогнать непослушное Собрание. Для чего часть действующих депутатов (по всей видимости, под давлением областных единороссов) заявила о сложении с себя полномочий, а Батяйкина обратилась в суд — мол, данное Собрание, где теперь менее двух третей депутатов, неправомочно. А пока длились судебные разбирательства, оставшиеся десять депутатов Собрания, правомочность которого пока еще никто не отменил, продолжили свою работу. И в числе прочих вопросов провели новый конкурс на замещение должности главы администрации. В итоге главой стал Александр Матросов. Вроде бы дело наладилось? Отнюдь. Когда новоявленный глава собрался прийти на свое законное место работы — руководителя администрации района, — дорогу ему преградили сотрудники полиции, которые — по указанию «сверху» — охраняли покой Батяйкиной. То есть де-юре Батяйкина была отстранена от занимаемой должности решением районного Собрания, но де-факто продолжала «рулить» Петровском из кабинета главы администрации благодаря покровительству партийных товарищей из реготделения «ЕР» и полицейских (напомним, что начальник ГУВД Саратовской области Сергей Аренин является активным членом Совета сторонников «Единой России»). Видимо, в Петровском районе партийное решение — выше закона, а генерал Аренин после переаттестации уже в открытую несет службу по уставу «Единой России», согласовывая свои действия со старшими партийными товарищами из числа наших знаменитых земляков.

Кто только ни побывал за это время в Петровске. Помимо кураторов-единороссов, скандирующих что-то вроде: «Собрание нелегитимно, Батяйкина — глава», здесь побывали и представители исполнительной власти региона. Так, министр по делам территориальных образований области Павел Беликов отметил в своем комментарии после посещения Петровска: «К сожалению, при попытке наладить работу вновь назначенный глава администрации столкнулся с несколько странными, на мой взгляд, действиями как Батяйкиной, так и правоохранительных органов района. Почему-то полицией по заявлению Батяйкиной была полностью блокирована деятельность администрации, и новому главе администрации не предоставляется возможность исполнять свои обязанности. При этом Батяйкина ссылается на некий якобы бессрочный контракт на исполнение ею обязанностей главы администрации, что абсурдно с точки зрения как 131-го закона, так и районного Устава».

И действительно, если отбросить споры о легитимности или нелегитимности тех или иных чиновников и депутатов, открытым остается вопрос о том, чем объяснить действия полиции? Почему без решения суда они открыто поддерживают одних, действия других объявляя незаконными? У нас в Саратовской области что, полицейское государство с однопартийной системой? Может, и расстрел ввести (разумеется, без суда и следствия, лишь по согласованию с реготделением «ЕР»), чтобы неповадно было?

Кстати, 30 июня депутаты петровского Собрания написали телеграмму Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, в которой попросили «обеспечить правопорядок и дать возможность исполнить свои обязанности» как самим депутатам, так и выбранному ими главе администрации Матросову. «Бывший исполняющий обязанности главы администрации Петровского района Светлана Батяйкина, пользуясь поддержкой сотрудников полиции, не допускает к исполнению своих обязанностей вновь избранного главу администрации муниципального района Александра Матросова, ссылаясь якобы на нелегитимность районного собрания. Депутаты районного собрания также не допускаются в здание администрации», — написали петровцы. Происходящее в родном городе депутаты иначе как «беспределом, творимым в городе Петровске группой лиц при явном одобрении со стороны руководства областного управления внутренних дел» не называют и объявляют о том, что «вмешательство органов внутренних дел в работу органов местного самоуправления подрывает веру людей в справедливость и верховенство закона и уже привело к значительному росту протестных настроений у жителей района, что чревато опасными последствиями».

***

А уже на этой неделе вопросами квалифицированности правоохранителей занялся саратовский бизнесмен, депутат городской думы и издатель газеты «Резонанс» Владислав Малышев. Дело в том, что 5 июля в суде началось рассмотрение дела о нападении на Малышева, где перед лицом Фемиды предстал некто Сергей Солодилов — именно он, как утверждает следствие, напал на бизнесмена 27 мая 2010 года. Тогда же правоохранители возбудили уголовное дело по статье «разбойное нападение» и через пару месяцев задержали Солодилова. Вот только Владислав Малышев до сих пор не признал в этом человеке нападавшего. «Я уверен и настаиваю, что человек, который сейчас обвиняется в совершении преступления, на меня не нападал — это факт», — заявил Малышев «Взгляду-Инфо».

Вчера после предварительного заседания суда Малышев еще раз подчеркнул, что во время нападения находился в сознании, запомнил лица врачей и потому точно узнал бы нападавшего, а Солодилов абсолютно не похож на преступника, сообщает ИА «Четвертая власть». Издание также приводит слова адвоката Солодилова Дмитрия Богомолова: «Это дело характеризуется не только своим резонансом, но и тем, что и потерпевший, и его представители уверены в невиновности обвиняемого. Поскольку, по-моему мнению, предварительное следствие шло с обвинительным уклоном, я считаю, что данный процесс будет лакмусовой бумажкой саратовского правосудия, то есть по его результатам будет видно, насколько наш суд самостоятельный, независимый, насколько он руководствуется буквой закона».

Быть может, кто-то из юристов готов ознакомить нас с похожим случаем, но вот я, например, не припомню, чтобы потерпевший выразил желание защищать обвиняемого в суде. Понимаете, обе стороны в данном судебном процессе будут, извините за тавтологию, на одной стороне. И хотя бы это уже наводит на мысль, что ради галочки в раскрытии резонансного преступления за решетку хотят посадить не виновного в нападении, а какого-то «дежурного наркомана», который во время ломок сознается в чем угодно, даже в убийстве президента Кеннеди. Только вдумайтесь: обвиняемый Солодилов (которого Малышев категорически не признает «киллером») под арестом находится уже в течение года, а вчера суд, несмотря на ходатайства защиты и представителей Малышева, продлил его содержание под стражей еще на шесть месяцев! А тем временем истинный преступник может разгуливать на свободе, ведь дело-то, по версии правоохранителей, раскрыто.

Кстати, накануне первого судебного заседания главный редактор «Четвертой власти» Вадим Рогожин опубликовал статью, в которой поставил под сомнение работу правоохранительных органов в деле борьбы с криминалитетом: «Обидно то, что настоящих нападавших и заказчиков не ищут, и они спокойно находятся на свободе и потенциально готовы и дальше совершать преступления. Это-то больше всего возмущает Владислава Малышева, который в ходе судебного процесса постарается вывести следователей и покрывающих их надзорные органы на чистую воду. Я очень надеюсь, что этот процесс вскроет порочную и опасную систему правоохранительных органов, которые ради результата способны отправить под суд невиновного человека. Это показывает, что любой гражданин может стать жертвой таких правоохранителей. Эта страшная система во многом напоминает систему сталинских репрессий, когда сажали и расстреливали невиновных. Те традиции, как видим, сохранились, что уже начинает происходить, в частности, в Саратовской области».

***

И еще один политик в понедельник упомянул об особенностях работы правоохранительной системы региона. Бизнесмен и издатель «Газеты Наша Версия» Леонид Фейтлихер отправил письма Президенту РФ Дмитрию Медведеву, председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину и Генеральному прокурору Юрию Чайке, где, описав все свои многочисленные судебные злоключения, открыто заявил, что в данное время «будет реализована очередная попытка расправиться со мной и моими близкими при непосредственном участии сотрудников правоохранительных органов по уже отработанному сценарию».

«Поддержка газетой президентской инициативы вызывает нескрываемое раздражение не только у коррупционеров и экстремистов, но и у представителей правоохранительных органов Саратовской области, которые на протяжении ряда лет являются активными участниками развернутой против меня травли, — пишет Фейтлихер в обращении к президенту. — Полагаю, что именно по этой причине ими не принимаются своевременные и адекватные меры, направленные на предотвращение нарушений действующего законодательства, и одновременно с этим налицо их активность, направленная на мое устранение из политической и общественной жизни».

Здесь же Леонид Натанович напомнил об одной из последних тем, озвученных в его газете — истории со зданием Саратовского государственного университета, арендованным региональными единороссами за баснословно маленькие деньги. «Факты нарушений законов были впоследствии полностью подтверждены актами Росимущества и ответами Минобрнауки РФ. Газете удалось пресечь незаконное использование госсобственности, а именно — целого учебного корпуса Саратовского государственного университета, что привело в ярость партийных функционеров», — напоминает издатель. И добавляет: «Одновременно с этим пропартийные СМИ распространили чудовищную ложь о том, что я якобы причастен к совершению целого ряда нераскрытых до настоящего времени тяжких преступлений прошлых лет. Заказчики этой неприкрытой травли чувствуют себя безнаказанными, поскольку организованная ими ранее юдофобская кампания не вызвала какой-либо реакции правоохранительных органов, а мое обращение к Вам по данному факту обернулось для меня привлечением к гражданско-правовой ответственности. За непубличное обращение к Президенту РФ с приобщенными многочисленными доказательствами развернутой против меня антисемитской кампании я уже заплатил в судебном порядке полмиллиона рублей...».

***

Работа правоохранительных органов в Саратовской области давно уже стала притчей во языцех, ангажированность и политизированность высокопоставленных блюстителей порядка мало у кого сегодня вызывает сомнения. Чтобы объективно разобраться в этих непростых вопросах, «Репортер» обратился за помощью к нашим к экспертам:

1. Прокомментируйте действия правоохранительных органов в Петровске, которые не пускают в здание районной администрации депутатов местного Собрания.

2. Прокомментируйте заявление издателя газеты «Резонанс», депутата гордумы Владислава Малышева о том, что человек, в настоящее время обвиняющийся в нападении на него, на самом деле нападавшим не является, но его (обвиняемого) продолжают держать под арестом.

3. Прокомментируйте обращение издателя газеты «Газета Наша Версия», бизнесмена Леонида Фейтлихера к президенту, председателю СКР и генпрокурору, в котором он заявил о том, что «в ближайшее время будет реализована очередная попытка расправиться со мной и моими близкими при непосредственном участии сотрудников правоохранительных органов по уже отработанному сценарию».

ВанцовАлександр Ванцов, депутат Саратовской городской думы, «Единая Россия»

1. То, что происходило на прошлой неделе в Петровске, — просто ужас. И конечно, в данном случае действия сотрудников правоохранительных органов были неправильными. Даже если бы те, кого не пускали в здание администрации, не были бы депутатами, а как рядовые граждане захотели обратиться к представителям власти с теми или иными вопросами, им в принципе препятствовать было нельзя. Однако в данном случае речь идет о более вопиющем факте — ведь не пускали законных депутатов! Насколько я сумел разобраться, решение суда о том, что собрание депутатов неправомочно, на тот момент не вступило в законную силу, то есть их полномочия еще не были прекращены. Одно дело — не пускать в здание органов власти тех депутатов, которые сложили с себя полномочия, и другое — те же действия в отношении тех, кто такие заявления не писал.

2. Насколько я знаю о деле нападения на Владислава Малышева из СМИ, до сих пор не установлены заказчики этого преступления. Вот что, на мой взгляд, самое страшное.

Установлен только нападавший. Однако говорить о том, действительно ли этот гражданин совершил данное преступление или кто-то другой (о чем и заявляет Малышев), по-моему, преждевременно. Правоохранительные органы, как я понимаю, имеют какие-то доказательства причастности данного гражданина к преступлению, и эти доказательства они представят в суде. И до тех пор, пока суд не примет решение, я лично не могу сомневаться в действиях правоохранительных органов. В конце концов, они же не самоубийцы, эти правоохранители? Ведь если суд придет к выводу, что это не тот гражданин, правоохранительные органы получат «по самое нехочу».

3. Чего Фейтлихеру бояться-то — он ведь то ли в Италии, то ли во Франции, то ли еще где-то?..

Конечно, если он считает себя невиновным за все время своего жития-бытия, то ему бояться нечего. Если же он чувствует свою вину в чем-то и таким образом пытается от себя отвести вот этот удар — это нормальное явление, которое называется чувством самосохранения.

В рамках Конституции Леонид Фейтлихер вправе обращаться в вышестоящие правоохранительные органы, если у него есть основания говорить о том, что на него происходят какие-то «накаты». Это также его право, даже если он был участником каких-то правонарушений и таким образом хочет найти защиту в лице вышестоящих правоохранительных органов.

Но я считаю, все равно рано или поздно правоохранительные органы и с ним разберутся. И его вылечат, и Ванцова вылечат, и вас тоже вылечат...

ГришанцовАлександр Гришанцов, первый секретарь Октябрьского РК КПРФ

1. В данном случае правоохранительные органы выполняли несвойственные им функции. Депутатский корпус, избранный демократическим путем, имеет право и обязан осуществлять возложенные на него законодательством функции. Тем более в решении местных вопросов. Депутаты не были судом признаны виновными, не были лишены депутатских полномочий. Каждому избиратель делегировал полномочия по представлению своих интересов в решении вопросов местного значения. Без решения суда на руках правоохранительные органы не имели права вмешиваться в работу представительного органа. Незаконность в деятельности правоохранительных органов усиливается и тем, что они действовали по просьбе их же коллег — депутатов.

2. В ситуации с делом депутата городской думы Владислава Малышева я усматриваю то, что человека задержали, лишили свободы на 8 месяцев, не имея на руках обоснованных доказательств. Возникает вопрос: каким образом суд продлил срок задержания без проведения следственных действий и мероприятий? На первом же заседании суда сам потерпевший заявляет, что это не тот человек. Дико слышать такие выражения, как «следствие такие показания не устроили...». Очевидно, что правоохранительные органы пытаются решить свои, только им ведомые вопросы в рамках дела Малышева. Сам потерпевший, его показания, его активная позиция в отношении задержанного никого не интересуют. Анализируя эту ситуацию, так и хочется слово правоохранительные взять в кавычки. Эта структура, видимо, забыла даже смысл своего названия.

3. Мероприятия, которые поочередно проводят друг против друга яркие представители политического бомонда, предсказуемы, и их комментировать даже не стоит. Однако в данном случае одна сторона сделала промах, объявив о необходимости привлечения к суду без объяснения причин, опираясь только на собственные эмоции. Естественно, последовал ответный шаг. Данное противостояние говорит о своеобразном политическом поединке. Принципиальная позиция Фейтлихера наносит имиджевый урон в позиции партии «Единая Россия», которая считает себя ведущей во всех отношениях партией власти.

Все три описанных выше случая говорят о порочности системы, в которую встроены различные ветви власти. По своей сути, сама система власти предусматривает независимость, однако на деле мы видим диаметрально противоположную ситуацию, а именно зависимость других ветвей власти — МВД, прокуратуры, судов... — от исполнительной. Это является грубейшим нарушением норм Конституции Российской Федерации, нарушением самого государственного строя. И описанные выше случаи являются ярким примером этого.

АбрамоваЮлия Абрамова, заместитель координатора Саратовского регионального отделения партии ЛДПР, юрист

1. Правоохранители в данном случае руководствовались в своих действиях не конкретными законами Российской Федерации, а некими «распоряжениями», чем собственно и вызвали возмущение депутатов. В Петровске вообще полиция действует, мягко говоря, некорректно по отношению и к депутатам, и к простым жителям. После того, как наш активист, член партии ЛДПР Вениамин Гребенщиков объявил голодовку в знак протеста против проводимой в городе политики администрации, его задержала полиция. Как выяснилось позже, его пытались «связать» с делом о поджоге дома Светланы Батяйкиной. Комментарии, как говорится, здесь излишни.

2. Заявление депутата Малышева — это, с одной стороны, красноречивое подтверждение тому, что в нашей стране «обвиняемым» может стать любой человек, с другой — наглядный пример «оперативной» работы правоохранителей. Есть и другая версия: существует вероятность, что шумиха вокруг «дела Малышева» — это всего лишь предвыборный ход и показное благородство, а само «дело» — не более чем банальное нападение в криминальном районе города.

3. К сожалению, в нашей стране сложилась ситуация, когда обращение к президенту является чуть ли не единственным способом «повлиять» на решение тех или иных проблем. Правоохранительная и судебная системы работают не по законам Российской Федерации, а по «серым» схемам времен 90-х. И практикующие юристы, думаю, согласятся с такой жесткой оценкой. Леонид Фейтлихер, находящийся в оппозиции к «правящей» верхушке города и области, безусловно, вынужден искать справедливости и защиты у президента и генерального прокурора, так как местные правоохранители не могут должным образом обеспечить безопасность его семьи.

Те расследования, которые проводят журналисты «Газеты Наша Версия», в том числе и выявляя махинации партийцев из «ЕР», не просто заслуживают внимания, а ТРЕБУЮТ ПРОВЕДЕНИЯ ВСЕХ НЕОБХОДИМЫХ ПРОВЕРОК со стороны следственных органов. В частности, Владимир Жириновский, лидер партии ЛДПР, депутаты фракции ЛДПР в Госдуме неоднократно направляли запросы по ситуации с «захваченным» корпусом СГУ — результат не заставил себя ждать: два дня назад единороссы переехали из здания на ул. Степана Разина. Но проблема в том, что ни Жириновский, ни Бастрыкин, ни Медведев не могут решать все проблемы в регионах лично. К сожалению, пока существует в нашей стране партийно-крепостная вертикаль, жители России так и будут надеяться на «всемогущего царя-батюшку» из Москвы.

МикиртичеваЕлена Микиртичева, заместитель главного редактора еженедельника «Газета Недели в Саратове»

1. Ситуация в Петровске непонятна никому, в том числе и сотрудникам правоохранительных органов. Потому их, во-первых, жалко, они рискуют получить взыскание по службе, во-вторых, понять можно — они приняли сторону сильнейшей, по их мнению, стороны. В-третьих, телефонное право у нас еще никто не отменял.

2. Опять же совершенно непонятная ситуация. Если, в случае дела Малышева, имеется какая-то заинтересованность сотрудников правоохранительных органов в скором раскрытии преступления, то, после заявления гордепа, им придется скорректировать свои действия. Возможно, в этом деле имеется двойное дно. Думается, у господина Малышева есть немалые возможности, чтобы доказать свою правоту.

3. Леонид Натанович — очень хорошо информированный человек. Если он обращается в столь высокие инстанции, то, вероятно, у него есть для этого основания.

 

РогожинВадим Рогожин, главный редактор интернет-газеты «Четвертая власть»

1. В петровских событиях воочию показала себя партийно-правоохранительная спайка, которая гораздо опаснее, чем партийно-коррупционная. В последнем варианте страдают преимущественно материальные интересы граждан, а первый я рассматриваю как предвестник политических репрессий: сперва правоохранители участвуют в политическом рейдерстве, а дальше они силой будут подавлять сопротивляющихся тем, кто узурпировал власть. Сергей Аренин, который не мог не одобрить действия своих милиционеров (а иначе какой он начальник?), показал себя не как переаттестованный полицейский в рамках реформ правоохранительной системы, а как шеф охранки. Отсюда ясно, что этот человек, который, между прочим, числится в сторонниках «Единой России», что возмутительно само по себе, способен и на более жесткие действия, если партия прикажет. Что, возможно, мы видим в случае, описанном в третьем вопросе. То ли еще будет!

2. Дело Малышева — это то же самое, что и в первом случае, только с обратной стороны. Это похоже на ментовский беспредел, когда в желании побыстрее закрыть резонансное дело милиция занимается не интенсивными поисками киллеров и заказчиков, а «назначает» виновным «падшего» человека — полубомжа и наркомана. Так, безусловно, проще всего «раскрыть» дело и получить незаслуженную награду. Цинизм и бессовестность правоохранителей порождают беспредел и безнаказанность преступного мира — с одного фланга, и хамство и вседозволенность властителей, узурпировавших власть, которых покрывают люди в погонах, — с другого. Здесь им даже не помеха то, что за резонансным делом следят СМИ и общественность. Потому что они капитально встроены в государственно-коррупционную систему, укрепившуюся за последнее десятилетие в России. Она их не даст в обиду.

3. Это яркий пример апробируемых на конкретном человеке политических репрессий. Саратовская область всегда славилась как площадка отработки методов подавления инакомыслия, будь то выборы или расправа с политическими противниками. Фейтлихеру повезло — ему есть куда уехать в изгнание и переждать лихолетье. Здесь он ведет себя как буржуазный революционер в эмиграции, который сидит на своей солнечной вилле и закидывает врагов через медиа-орудия информационными бомбами. Гораздо тяжелее тем, кто борется, не покидая поле битвы. Взять хотя бы историю с обысками у Вячеслава Мальцева. Если бы с такой же ретивостью правохранцы перетрясали бы дома и кабинеты, скажем, Олега Грищенко и его подручных, уверен, итоги голосования были бы пересмотрены в пользу справедливости. Но, увы, скорее истинно народного фронтовика Мальцева или какого-нибудь ретивого журналиста упекут в застенки, нежели кто-то из клики едро-завоевателей потеряет хоть один приписанный ему голос или украденный из бюджета рубль.

УриевскийАлександр Уриевский, директор ИА «СаратовИнформ.КОМ»

1. В Петровске продемонстрировано в неприкрытом виде сращивание правоохранительных органов с частью политической системы страны, причем с крайне неконструктивной частью этой системы. Очевидно, право-охранительные органы встали на одну сторону конфликта, встали до решения судов, руководствуясь непонятными мотивами, хотя ссылки на законы должны действовать в отношении обеих сторон конфликта в Петровске. Но полицейское руководство выбрало ту, которая поддерживается местными видными единороссами. Не думаю, что это решение правоохранителей связано с личными симпатиями руководителей, скорее это форма их, руководителей, легкого принуждения и расплата за определенную поддержку со стороны политиков на федеральном уровне. Кроме этого, проблема еще и в том, что осуществляется вольная трактовка законов в угоду определенным интересам конкретных единороссов. Реализуется принцип «закон что дышло...». Иногда кажется, что этот лозунг просто обязан быть в качестве официального слогана на некоторых официальных зданиях.

2. Этот факт вообще трудно комментировать. Но зная стремление правоохранителей идти в отчетах по пути меньшего сопротивления, можно поверить Малышеву. Зачем искать истинных преступников, если есть возможность красиво и быстро повесить все на удобного человека? К сожалению, это тенденция не только в полиции, прокуратуре и прочих официальных структурах — не столько важно докопаться до истины, сколько продемонстрировать вышестоящему руководству хорошую статистику.

3. Тех заявлений, разоблачений и конкретных фактов, указывающих на коррупцию, что выдал Фейтлихер и его издание, хватило бы в какой-нибудь маленькой западной демократии на несколько десятков уголовных дел. У нас они пока возбуждались только в отношении самого Фейтлихера. Не готов ничего говорить о его личности, поскольку мало его знаю, но то, что пишет «Газета Наша Версия», в большинстве своем вызывает сочувственный отклик у читателей. И на большинство прямых запросов в правоохранительные органы по фактам коррупции ответа так и не получено. Фактически Фейтлихер со своими журналистами делают работу правоохранителей, а им это не нравится. И вместо «спасибо» ему вполне могут устроить «специальные мероприятия». Не совсем корректное сравнение, но Фейтлихер — это уже не местный Гусинский, он — местный Навальный, а это уже совсем другая история. И правоохранителям нужно бы с ней ознакомиться.

P.S. Большинство бывших милиционеров, переименованных в полицейских, — хорошие, отзывчивые, компанейские люди, надежные друзья и примерные граждане. Наверное. Просто мне встречаются все время другие. Может быть, это они на работе такие, а в свободное время — все, как написал в начале. Но я сужу по личному опыту общения с представителями по(ми)лиции.

Однажды «неустановленные лица» обворовали офис редакции. Это были совершенно точно плохие люди, их так и не нашли. Украли несколько компьютеров и кое-что из личных вещей сотрудников. К счастью, многое из лежащего на виду уцелело, например, подарочный золотой «Паркер» в коробке на письменном столе редактора. На место преступления приехали сотрудники правоохранительных органов, их было много: руководство, рядовые сотрудники, следователи, кинолог. Наверное, неправильно судить о них всех по тому одному человеку, который, проводя предварительный осмотр, уволок с собой уцелевший после грабителей «Паркер»?

Историю про очередную попытку поживиться в рамках «борьбы с нелицензионным программным обеспечением» в нашем информагентстве вспоминать не хочется, тем более история еще не окончена, ответственные за беспредел еще не наказаны.

КрутовАлександр Крутов, обозреватель журнала «Общественное мнение»

1. Возможно, это отголосок преобразования милиции в полицию. Ранее милиция была двойного подчинения — и регионального, и федерального. Конфликт в Петровске явно имеет в своей основе конфликт между людьми губернатора и людьми Володина. Став федеральной структурой в качестве полиции, милиция каким-то образом принялась, видимо, отражать интересы федеральных органов, влезла в этот в общем-то сугубо муниципальный конфликт, что, на мой взгляд, ее не красит.

Я, конечно, не знаю, каковы там были обстоятельства — может, настолько накалились страсти, что дело могло дойти до потасовки или каких-то иных противоправных действий. Но все равно, как мне кажется, нужно действовать не путем недопущения депутатов к своим рабочим местам, а какими-то иными способами.

2. О том, что преступление по Малышеву почти раскрыто и что порезавший его гражданин является просто наркоманом, который пытался ограбить Малышева, я слышал еще год назад. Но, видно, Малышев имел определенное влияние на руководство ГУВД Саратовской области, и хода данной версии не дали. Как мне рассказывали, дело было так: Малышев просто возвращался домой, а два алкоголика-наркомана в поисках денег на дозу-выпивку подошли и, пытаясь его ограбить, нанесли ножевые ранения. О том, что это дело дошло до суда, информации у меня нет. Хотя источник в РОВД рассказывал, что дело раскрыто, люди признались, и можно отправлять его в суд. Но политическая ситуация, видимо, была такова, что Малышеву хотелось представить это дело как какое-то политическое или экономическое, тем более что заинтересованность в этом у него была — и политическая, насколько теперь ясно, и экономическая.

3. Все, что излагает Фейтлихер, для меня не является новостью. Эта история началась 31 июля 2007 года, когда Леонид Натанович выступил на пресс-конференции в «Комсомольской правде» и фактически бросил открытый политический вызов господину Володину. А предварительно в той же «Комсомолке» было опубликовано письмо Фейтлихера господину Володину, где он себя позиционировал как очевидный политический оппонент Вячеслава Викторовича. То, что началось после, как раз показывает те методы, которые существуют в путинской России по расправе над политическими оппонентами, представляющими определенную опасность. Другое дело, что делалось это так грубо, топорно, что в общем-то дискредитировало саму эту путинскую систему, показало ее несостоятельность.

Что касается последнего факта, который вот уже несколько месяцев не сходит с первой полосы фейтлихеровской газеты, — корпуса СГУ... Я понимаю, что Леониду Натановичу очень хочется помочь вернуть университету этот корпус, однако, как мне кажется, опять же вся закавыка — в Володине. Если бы Фейтлихер шел до конца, а не старался показывать Володину фигу в кармане, то нужно было бы поднимать разговор и о незаконной, в чем я уверен, передаче церкви корпуса пединститута. Это вообще публичное нарушение — с подачи Володина — всех норм Конституции, которые отделяют церковь от государства и так далее. Разговоры о том, что это здание когда-то принадлежало церкви — разговоры в пользу бедных. Громаднейшее государственное здание было изъято у государственного учебного заведения и подарено господином Володиным церкви. На мой взгляд, это вопиющее нарушение Конституции. На это Леонид Фейтлихер почему-то не хочет обращать внимание...

Хотя это звенья одной цепи. И бьют Леонида Натановича не за то, что он показывает коррупцию, а за то, что он борется с Володиным, с этой коррупционной володинско-путинской системой, не называя даже иногда вещи своими именами.

БутенкоТимофей Бутенко, корреспондент еженедельника «Газета Наша Версия»

1. Думаю, что комментировать беспредел — это неправильно. С беспределом нужно бороться, чем сейчас и занимаются некоторые здравомыслящие представители «ЕР» в Петровске. Это может показаться странным, но мне вполне понятна позиция, которую в конфликте занимают районные правоохранители. Они — лишь выполняют приказы. Но вопросы нужно задавать тем, кто эти приказы отдает.

Я просто приведу один пример. Довольно часто в вечернее время мне лично приходится наблюдать странную картину: на улице Дзержинского, напротив главного входа в здание ГУВД, стоит служебная машина спикера Саратовской областной думы Валерия Радаева. Ее трудно перепутать, поскольку на крыше прикреплен проблесковый маячок, да и помощник Радаева всегда рядом с авто находится. Что делает руководитель законодательного собрания по вечерам в гостях у начальника ГУВД? Думаю, что он там не показания дает.

А потом мы имеем то, что имеем. Недалеко от Петровска, кстати, находится «гнездо» видных членов СРО ВПП «Единая Россия». Там, говорят, решаются довольно серьезные вопросы, касающиеся не только района, но и всей области. Там проходила встреча партийцев с прокурором Григорьевым, которого через несколько дней после этого застрелили. Там — очень удобное место для тех представителей аппарата Правительства РФ, которые решили бы въехать в Саратовскую область «незаметно», через Пензу. Может быть, поэтому единороссы прилагают столько усилий для того, чтобы назначить на руководящие должности в районе «своих» людей?

2. Это очень показательный случай. У меня нет оснований не верить человеку, который сам является потерпевшим. Но, к сожалению, есть основания не верить руководству правоохранительных органов региона, которые в последнее время так увлеклись своей «декриминализацией», что, похоже, разучились видеть то, что происходит у них под носом, а не где-то в далеких 90-х. Чует мое сердце, что лет через двадцать какой-нибудь начальник ГУВД Буренин будет заявлять что-то типа: «Есть подозрения, что в 10-х годах руководство правоохранительных органов покрывало некоторые преступления, в том числе я говорю про громкое дело о нападении на депутата Малышева. Сейчас проводится масштабная проверка в этом направлении». Очень хочется, чтобы такого не произошло.

3. Наверное, это беда не только Саратовской области, но и России в целом. Путин говорит единороссам: будьте партией для людей! А единороссы понимают это как: будьте партией за счет людей. Медведев говорит вообще всем: нужно поддерживать бизнес, поскольку это — основа государства. Правоохранительные органы зачастую понимают это по-своему: мол, бизнес — это основа для «отжимов» и «рейдерских» захватов.

Однако у меня складывается ощущение, что в этом конкретном случае интересы некоторых руководителей СРО ВПП «Единая Россия» и интересы некоторых начальников из правоохранительных органов совпали. По сути, можно говорить о глобальном заговоре, в котором каждый из участников преследует свои цели.

Только представьте, есть конкретная информация о том, как руководство регионального отделения «ЕР» обманывало, можно сказать, обворовывало государство! Это по вопросу корпуса СГУ на ул. Степана Разина, 71, который был оккупирован партийцами еще три года назад. Зампред областной думы Марина Алешина лично выдумывала черные схемы: как продолжить нарушать законодательство РФ. Она даже обещала, что некие люди на федеральном уровне заставят министра Фурсенко закрыть глаза на нарушения в Саратове со стороны «ЕР»! Всему этому есть подтверждения! И тут находится такой бизнесмен, такой издатель газеты, который у партийцев как кость в горле. В итоге прямо перед выборами единороссы вынуждены сдаться и покинуть облюбованный корпус вуза. Конечно, просто так они оставить это не могут! Вот вам и итог.

Нельзя забывать и про правоохранительные органы. Думаю, что наши стражи закона и порядка (те, которые в региональной верхушке) могут подключаться к травле Леонида Фейтлихера не бескорыстно. Возможно, единороссов интересует Фейтлихер-издатель, который мешает им проворачивать всякие делишки по-тихому, а право-охранителей интересует Фейтлихер-бизнесмен, который с кем-то не хочет делиться?

НикитинАлександр Никитин, руководитель Саратовского правозащитного центра «Солидарность»

1. То, что происходит в Петровске, — показатель крайне низкой политической и правовой культуры у муниципальных чиновников и депутатов, которые, во-первых, искусственно вырастили ситуацию вокруг районной власти, а во-вторых, возникшую коллизию между клановыми интересами двух групп депутатов не желают решать в рамках правовых процедур, когда личные, клановые и прочие групповые интересы приносятся в жертву общественному благу и доверию к власти. Это показатель того, что, собственно, партия власти — это не монолитное объединение единомышленников, а сборище всяких групп и группировок, которые объединяются партией «ЕР» только формально, и главным побудительным мотивом в поведении которых является быть при власти и пробиться к бюджету любыми путями.

Если работники полиции (милиции) осуществляют свою охранную деятельность в соответствии с законом «О полиции», где такая работа по охране объектов и соблюдения пропускного режима выполняться может по договорам и иным основаниям, то все происходящее — в рамках закона.

Если отдельных депутатов и нового главу администрации не пропускают в здание администрации превентивно в порядке якобы охраны общественного порядка, то возникают вопросы: что за общественный порядок они охраняют, кто их туда пригласил охранять общественный порядок, кто из руководства полиции несет персональную ответственность за установление входного фильтрационного контроля и кого из двух глав администрации руководство местной полиции признает за реальную исполнительную власть и на каком основании.

2. Здесь, на мой взгляд, либо Владислав Малышев искренне заблуждается в идентификации личности нападавшего, а работники правоохранительных органов добросовестно ведут проверку и следствие, либо мы имеем всем нам знакомую картину — как сыщики умеют находить в нужное время и в нужном месте и подтягивать «пластилиновых», без чувства личного достоинства, зависимых от них личностей, готовых по команде сознаться в любом, даже самом невероятном преступлении, чтобы дело числилось хотя бы «по горячим следам» раскрытым. И боюсь, что Малышев прав. Хотя лично у меня особого доверия к деятелям из партии «Единая Россия» нет. Эти могут и соврамши, если видят личную выгоду, жить, и людей жалобить.

3. Собственно, тут и комментировать нечего. Для меня это противостояние было бы интересно, если бы за ним просматривалась борьба за открытый бюджет и предотвращение разворовывания городского бюджета, честные и достойные выборы, за вовлечение жителей города в проблемы управления городом. Ничего подобного ни одна из сторон в этом конфликте не демонстрирует. Хотя сам конфликт уже много пользы сам по себе принес жителям города, хотя бы в части проявления свободы прессы и распространения информации.

А Леониду Фейтлихеру хочется напомнить слова Галича: «Вы пишите, пишите». Президент РФ, председатель СКР и генпрокурор России прочтут. Может, даже своего эмиссара пришлют навести порядок либо сохранить приличие в глухой провинции.

Источник: газета «Репортер» №26(956) от 6 июля 2011 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии
Ахтырко Г.В., правозащитник07.07.2011 12:32

Не Удалено модератором впустую, ситуации вы не можете видеть, вы можете только смотреть! и не путайте ситуацию с проституцией..

Ответить
Для Ахтырко07.07.2011 11:42
Не пиартесь, показывая свои знания кодексов. Люди в своих комментариях просмотрели ситуации намного глубже. Подача заявлений на обжалование действий в Саратовской области уже не актуально - пустое.
Ответить
Ахтырко Г.В., правозащитник06.07.2011 12:38

Что за эксперты! Ни один не дал точного ответа на первый и последующие вопросы: обжаловать незаконные действия петровских полиционеров надо было немедленно через местного же прокурора и/или райсуд в заявительном (сокращенном по временим и т. д.) порядке, равно как и незакоенное-де привлечение невиновного в какчестве подсудимого, равно как и обращение Наганыча должно было быть прежде всего все-таки формально к прокурорам нашей области/города + Упал намоченной по его правам+службы собственной безопасности ГУ МВД РФ по региону-64, такой же службы в СУ СК РФ-64, также и в облпрокуратуре есть внутренняя служба собственной безопасности, чуток Натанкович недогнал....

Ответить


Отзывов: 3
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);