Политбюро

«В области хотят устроить "радиоактивную свалку"?»

Главная   Политбюро   Разговор начистоту   «В области хотят устроить "радиоактивную свалку"?»

Игорь ШопенС руководителем Саратовской общественной организации «Зеленый патруль», советником губернатора области по экологическим вопросам Игорем Шопеном «Репортер» побеседовал на тему озеленения города и снежных свалок, вредных производств и автомобильных выхлопов, городского комитета по экологии и Общественной палаты. Также Игорь Владимирович рассказал все, что знает, о плюсах и минусах хранилища радиоактивных отходов, и обозначил экологическую проблему номер один для города Саратова.

Производства и погодные условия

— Игорь Владимирович, когда «Зеленый патруль» только появился в Саратове, о нем много говорили, ваши акции широко освещались в прессе. В последнее время о «Патруле» не так часто можно услышать. Что происходит с этой организацией?

— Работаем, как и раньше! А то, что «светимся» не часто... Когда «Зеленый патруль» входил в область в 2006 году, перед нами стояла задача заявить о себе, показать, на что способны. И мы это сделали. О нас узнали, к нам стали обращаться за помощью. Теперь нет необходимости пытаться попасть в каждый новостной сюжет. Наша работа продолжается, просто мы не афишируем свою деятельность. Прибегаем к помощи СМИ, чтобы осветить какие-либо сложные или громкие случаи.

Здесь важно отметить еще и такой момент. Когда мне предложили возглавить саратовский «Зеленый патруль» и я дал согласие, меня предупреждали: эта организация не ставит своей целью проводить шумные пиар-акции типа голодовки и использовать методы вроде митингов. Основная задача «Зеленого патруля» как общественной организации — разобраться в той или иной проблеме, найти пути ее решения и указать на это соответствующим структурам. Далее начинается их работа. Мы можем проконтролировать, как эта работа ведется, оценить результат. Возможно, предпринять меры к тому, чтобы похожая ситуация не повторялась в дальнейшем.

Приведу пример. В начале нашей работы в Саратове в «Зеленый патруль» обратились жители с просьбой защитить сосновую рощу, которую какой-то предприниматель собирался спилить, дабы очистить территорию. Что можно было предпринять в данной ситуации? Да, можно было приковать себя наручниками к дереву, объявить голодовку, создать «живой щит» и тому подобное — и сидеть и ждать, пока кто-нибудь не обратит внимание на проблему и не возьмется за ее решение. Но это, что называется, не наш метод. Вместо этого мы обратились в правоохранительные органы, в администрацию — и вместе нашли выход из сложившейся ситуации. Одним словом, мы заставили соответствующие органы работать. Вот в чем я вижу нашу основную задачу. Ведь самое главное, что без громких криков на площадях, без ненужного и в данном случае неэффективного пиара мы смогли решить конкретную проблему.

И если мы говорим о так называемой шумихе вокруг той или иной проблемы, то давайте рассмотрим еще один случай. Вспомните, кто только не устраивал акции перед входом на табачную фабрику. Многие там «засветились». Кроме «Зеленого патруля». Туда мы не пошли по одной простой причине. Я лично встретился с руководством предприятия и попросил рассказать и показать мне, как у них на производстве организована система экологического контроля. И наглядно убедился, что система защиты на «табачке» действительно хорошая, предприятие делает все возможное. Да, конечно, тот факт, что подобное производство находится в центре города, не радует. Но поймите, что просто прийти под дверь фабрики и сказать, мол, убирайтесь отсюда со своим вредным производством — не дело. И вряд ли такая «акция» приведет к положительному результату. Вывести «табачку» за пределы города возможно, но для этого нужно предложить руководству соответствующий участок, причем обустроенный необходимыми коммуникациями, с хорошей инфраструктурой. То есть добиться решения проблемы, скажем так, мирными средствами. Кроме того, повторю, табачная фабрика очень серьезно относится к экологической политике предприятия, в то время как в Саратове продолжают действовать такие производства, которые в этом плане вообще ничего не делают.

— Может, назовете несколько таких предприятий?

— Допустим, шарико-подшипниковый завод — от него в плане экологии убытка для города в сто раз больше, но почему-то у стен этого завода никаких митингов не проходит. Я являюсь членом коллегии Росприроднадзора, который на моих глазах разнес шарико-подшипниковый в пух и прах, обязав предпринять необходимые действия для обеспечения экологической безопасности, в противном случае встанет вопрос о целесообразности работы такого предприятия.

Могу привести еще один показательный пример. В Балаково не так давно запустили старое, реанимированное предприятие. На открытии руководитель долго расхваливал преимущества завода для Саратовской области. А я задал ему простой вопрос: а где же ваши очистные сооружения? Да, завод строился в 50-х годах прошлого века, когда про очистные фильтры, допустим, никто и не думал. Но раз вы взялись за дело, то надо его модернизировать не только в сфере производства — стоит подумать и об экологической составляющей. В этом плане положительно зарекомендовал себя строящийся в том же Балаково завод «Северсталь», где разработано применение всевозможных очистных сооружений, различные экологические акции, программы и так далее.

Кстати, в этой связи возникает такая тема: обычно мы громко ругаем нарушителей, но почему бы нам громко не похвалить те предприятия, которые серьезно вкладываются в экологию? Мне кажется, что от выявления положительных примеров в данной сфере экономическая политика региона только выиграет!

— Понятно, что не одними заводами жив Саратов. Помнится, серьезной проблемой прошлой зимой-весной стал вывоз снега, который сваливали в запрещенных местах. И «Зеленый патруль», в том числе, активно занимался этим вопросом. Продолжится ли ваша работа по этому направлению в 2011-м, тем более что снег в Саратове наконец-то выпал?

— Обязательно будем отслеживать ситуацию в этом году. Опять будем ловить машины, сваливающие снег в неположенном месте, дежурить, обращаться в правоохранительные органы, контактировать с администрацией и т.д. Впрочем, наши оперативные службы уже занимаются данным вопросом, более того — на днях была обнаружена несанкционированная свалка снега в Займище.

Что касается прошлогодней проблемы, то ситуация была следующей. Ежегодно перед началом зимнего сезона город готовит места для складирования снега. В 2010 получилось так, что каким-то образом в данный список попали два объекта, складировать снег на которых категорически запрещено, — Займище и Маханный овраг. (В итоге, вспомните, в Маханный овраг насыпали столько снега, что когда он начал таять, многие дома оказались подтопленными.) Тогда совместно с прокуратурой и милицией мы выставляли посты, ловили машины со снегом... Когда снег с дорог Саратова (так называемый ядовитый снег) начали вывозить на берег Волги в Затоне, мы также отреагировали на ситуацию, остановили этот беспредел.

Зная о такой проблеме, как вывоз снега, в этом году мы заранее обратились в Роспотребнадзор (который дает разрешение на места свалки снега), согласовали такие «точки». Кроме того, понимая, что снега, как и в прошлом году, может выпасть больше нормы, предусмотрели две резервных площадки. Надеюсь, повторения прошлогодних событий все-таки удастся избежать, тем более что и городская администрация уже серьезно озаботилась проблемой вывоза снега.

Экологи готовы помогать власти

— Раз упомянули администрацию, давайте вспомним о письме саратовских общественников-экологов (вы были одним из подписантов) к руководству города, в котором помимо прочего говорилось о необходимости городу выработать экологическую политику, а также — восстановить комитет по экологии.

— По комитету ситуация следующая. В Саратове существовал такой комитет, но он входил в подчинение дорожного и земельного комитетов. И изначально речь шла о том, что такое подчинение недопустимо. Если в администрации и должна существовать некая экологическая структура (комитет, отдел или управление), то она должна быть в непосредственном подчинении у городского руководства. За это общественники выступали всегда. Но в итоге упразднили и то, что имелось, а взамен ничего не предоставили. Это и стало одной из причин появления того письма. До сегодняшнего дня дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Но я встречался с и.о. главы администрации Алексеем Прокопенко и понял, что он тоже заинтересован в создании такой структуры. Так что, думаю, после выборов в марте, о которых сейчас все только и думают, вопрос о комитете по экологии вновь будет поднят и, надеюсь, решен положительно. Тем более что властям, по сути, даже делать ничего не нужно — у нас в Саратове есть экологи-общественники, которые на протяжении многих лет предлагают свои услуги городу — и уж комитету-то они точно не откажутся помочь.

— А вам не кажется, что общественникам гораздо проще работать в такой структуре, как, например, Общественная палата. Вы ведь тоже подали документы в ОП. С другой стороны, прошлогодняя история с Общественной палатой, превратившейся в некий «общественный цирк», значительно охладила пыл некоторых общественников.

— Когда произошло то самое прошлогоднее «шоу», многие общественники, в том числе я, действительно разочаровались в этой структуре. Но когда появились нынешние списки, мы поняли, что нам необходимо попасть в ОП. Ну не хочется плодить структуры, которые занимаются только декларированием, голосуют по приказу, по приказу же ругают с высоких трибун тех, на кого им укажут «заказчики»! Ведь Общественная палата, наделенная таким широким спектром полномочий, имеющая огромные возможности, не должна быть тормозом и использоваться в чьих-то интересах. И особенно остро этот вопрос стоит сейчас, в предвыборное время. На самом деле ОП — это очень мощный инструмент, который можно эффективно применить во благо области. Можно, например, инициировать принятие законов: ведь государство наше развивается быстро, а законы иногда опаздывают. Для таких вещей существует палата. Но когда там начинают затыкать рот — мало кому из действительно переживающих за город, область, страну людей это понравится.

Правительство, облдума, Общественная палата — это должен быть один организм для улучшения жизни в Саратовской области.

— Вы говорили о том, насколько важно при решении в данном случае экологических вопросов уметь наладить диалог с соответствующими структурами. С тех пор, как вы стали советником губернатора по экологии, вам проще стало вести этот самый диалог? Ведь все мы понимаем, что одно дело, когда к чиновнику или правоохранителю обращается, скажем так, простой смертный, и совсем другое — работник правительства.

— Вы правы, в роли советника губернатора вопросы можно решать гораздо быстрее. Как действует общественная организация: написал запрос, ждешь ответ, потом опять пишешь запрос и т.д. Теперь же я могу при личной встрече спросить, почему не сделано то-то и то-то или когда будет сделано. И рассчитывать на оперативные действия.

С другой стороны, если как общественник я всегда мог выйти на улицу и прокричать о проблеме, теперь, будучи советником губернатора, прежде чем озвучить какую-то информацию, надо десять раз перепроверить факты, обозначить не только саму проблему, но и способы ее решения.

Да, такой интересный момент. Любому общественнику (да и любому гражданину) приходится порой писать обращения, скажем, к тому же губернатору. Как правило, пользуясь случаем, мы расписываем проблему во всех подробностях, что называется, на двадцати листах. Этим страдал и я в свое время. Но когда сам начал работать в правительстве и своими глазами увидел, как много времени занимает прочитывание таких бумаг, понял, что чем меньше написанного — тем лучше. Теперь мои служебные записки губернатору — максимум страничка. Если возникнет необходимость — он сам спросит о подробностях.

И кстати, я бы отметил, что губернатор не оставляет без внимания ни одно обращение.

Пункт захоронения радиоактивных отходов: за и против

— Игорь Владимирович, позвольте спросить вас и как эколога, и как общественника, и как человека из областного правительства насчет появившейся в свое время в СМИ информации о строительстве на территории губернии хранилища радиоактивных отходов. Один полигон в Татищевском районе у нас есть, но, говорят, его будут расширять и предназначен он будет чуть ли не для всей России...

— Вы верно заметили, что об этом много говорят. Но разговоры идут на уровне слухов. А слухи зачастую способствуют неверному видению ситуации. Поэтому, кстати, я лично занимался этим вопросом.

Для начала разберемся с тем, что у нас есть. В Татищевском районе действует полигон Саратовского филиала ФГУП «Предприятие по обращению с радиоактивными отходами «РосРАО» (предприятие госкорпорации Росатом). Этот полигон существует с 1963 года и предназначен не только для нашей области, но для всего ПФО. Здесь утилизируются, вернее, если говорить правильно, находятся на временном хранении (распад и полураспад некоторых радиоактивных изотопов может продолжаться в течение 300 лет, и все это время необходим контроль за такими «отходами») отходы низкого и среднего уровня ионизирующего излучения. В производстве применяется много приборов и всевозможных устройств, которые имеют в своей основе ионизирующие изотопы. Например, рентген-аппарат. Через определенное время изотопы, входящие в его структуру, надо менять. Соответственно, прибор сдают на временное хранение. Утилизируются сами изотопы, отдельно — металл, который контактировал с ними. В Саратовской области в свое время существовали заводы, применявшие подобного рода устройства. Допустим, Балашовский комбинат плащевых тканей — для снятия статической энергии со сматываемых рулонов. Предприятие героически закрылось, а приборы были утилизированы на полигоне.

То есть хранилище отходов — необходимый Саратовской области объект. И заметьте: то, что находится там на временном хранении, — не ядерные отходы, с атомной станции здесь ничего нет!

На сегодняшний день полигон состоит из трех складов по пять тысяч кубов каждый. Один заполнен и законсервирован. Ежегодно специальные службы вскрывают шурфы, проверяя, нет ли утечки. Это подземное хранилище. Второе хранилище — надземное, что считается более безопасным для окружающей среды, да и более простым в эксплуатации, при осуществлении контроля. Когда второй «пятитысячник» наполовину заполнился, было начато строительство третьего склада. Все это происходит в рамках федеральной программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности страны на 2008-2015 гг. Еще раз повторю, эти три «пятитысячника» предназначены для мощностей Саратовской области и близлежащих регионов.

Теперь о другом. В конце 2009 — начале 2010 года РосРАО объявила о начале неких изыскательских работ на территории ряда регионов (где существуют хранилища для изотопов), в том числе — Саратовской области. Информация об этих работах появляется в интернете: все государственные торги вывешиваются в Сети, то есть любой желающий смог узнать, что на изыскательские работы в нашей области выделены деньги, причем немалые. И само собой, возникает вопрос: что же такое здесь будут изыскивать. Интерес подогревает пресса.

Мы выяснили, что руководство Росатома, оказывается, разрабатывает проект об увеличении мощностей саратовского центра хранения отходов до 150 тысяч кубов. О чем имеются соответствующие документы. Кроме того, нам попалась аналитическая записка, что в Росатоме уже разработаны декларация о намерениях и пояснительная записка. Но вот в чем загвоздка: документы эти существуют в Москве, а в Саратове о планах Росатома ничего не известно! То есть ни губернатор, ни правительство, ни министры не в курсе того, что происходит. Но, простите, в Саратовской области есть свои руководители, так почему же их не поставили в известность? Получается что-то вроде поговорки «без меня меня женили».

В декабре 2010 года я направил губернатору Ипатову и правительству служебную записку: вот, мол, у Росатома есть намерение разместить в области пункт по захоронению 150 тысяч кубов радиоактивных отходов. И реакция Павла Леонидовича была однозначно негативной. Объект, который Росатом пытается спланировать — немаленький. Его местонахождение — 1,2 км от села Докторовка в Татищевском районе, то есть 12 км от Саратова. Это очень близко. Хотя по закону такие хранилища нельзя строить вблизи больших городов (может, конечно, Саратов в представлении Росатома маленький город?). Плюс ко всему Татищевский район и так насыщен опасными объектами (например, ракетные шахты), а если еще и полигон разрастется с 15-ти до 150-ти тысяч кубов? Представьте, что через несколько десятков лет, когда границы Саратова расширятся, полигон с радиоактивными отходами окажется практически в черте города (так, кстати, произошло в Москве).

Самое интересное в документах — срок наполнения этих 150 тысяч кубов — 26 лет. Да этот объем Саратов будет несколько сотен лет заполнять! За 26 лет со всего ПФО столько не наберется отходов. Боюсь, что и для целой России этого многовато. Возникает вопрос: в Саратовской области что, хотят устроить «радиоактивную свалку» для стран Европы?

— Понятно, что пока решение о строительстве этого объекта не принято. Тем не менее — чем на сегодняшний день все закончилось?

— После того как правительство области сделало запрос в Росатом, оттуда прислали письмо на имя губернатора, а также то самое ходатайство о намерении создания пункта захоронения радиоактивных отходов низкого и среднего уровня активности в ПФО. На сегодняшний день документы находятся в министерстве промышленности и энергетики. Видите ли, Росатом напирает на то, что данное строительство — хороший инвестиционный проект. Я лично общался на тему инвестиций с министром промышленности Кириллом Горшениным. Он объяснил так: при строительстве инвестиции будут, но потом там останутся работать человек 50. Это разве решит проблему с трудозанятостью населения? Нет. Зато под боком у саратовцев появится столь опасный «сосед».

Цветы и автомобили

— Вернемся к «Зеленому патрулю». Известно, что помимо прочего ваша организация делает одно очень полезное для Саратова дело — вы периодически проводите акции по высадке цветов и деревьев в городе, что и красиво, и полезно. Для чего вам это нужно — в конце концов, в городе есть службы, занимающиеся озеленением?

— Каждый сезон в Саратове высаживается порядка трех тысяч деревьев. И хорошо если сто приживутся. За каждым саженцем ведь нужен пристальный уход. Мы пошли по такому пути: обратились к жителям города, пообещали достать саженцы для тех, кто хотел бы посадить в своем дворе дерево. Только было условие — взамен требовали гарантийное письмо, что за деревом будут ухаживать. К нам обратились многие. Было роздано более 600 деревьев. Из них прижилось примерно 500. Это очень хороший показатель. В прошлом году мы занимались озеленением не только Саратова, но и городов области. Например, высадили аллею в Марксе.

Что касается 2011-го, то на весну мы запланировали такую акцию: на проспекте Кирова, вы наверняка видели, есть пустые «квадратики», где некогда росли деревья. Так вот, «Зеленый патруль» выиграл тендер в ТНК на 140 тысяч, и эти деньги мы потратим на приобретение саженцев, которые заменят утраченные деревья.

Что касается цветов, то как и в прошлом, так и в этом году мы планируем высадить их «под российский триколор» возле памятника Юрию Гагарину. Правда, столкнулись в прошлом году с тем, что местные жители выкапывают по нескольку цветочков — для своей дачи или балкона. Или на Бабушкином взвозе, где были высажены две клумбы, — цветы через неделю растащили. Такие факты, конечно, поражают: люди, вы что, не можете купить цветочную рассаду за 10 рублей? Неужели вам не хочется жить в красивом городе, где растут цветы? В этом плане, знаете, как бы ни ругали городскую администрацию за кашпо на столбах, одно они сделали правильно — подвесили эти кашпо на такой высоте, чтобы их нельзя было достать рукой!

— Игорь Владимирович, помнится, когда-то вы говорили, что Саратов находится в тридцатке самых загрязненных городов...

— Мы в этой тридцатке и остались...

— Так вот, какова, на ваш взгляд, экологическая проблема номер один для нашего города?

— Однозначно, транспорт. Не в смысле пробок (это тоже проблема, но другого свойства), а в плане высокого уровня загрязнения города «благодаря» автомобильным выхлопам. Да вы и сами наверняка не раз наблюдали черный шлейф из выхлопной трубы автомобиля или автобуса — дымит так, что дышать нечем. А самая главная проблема внутри этой проблемы — абсолютный пофигизм самих жителей, автовладельцев.

— И каким образом решать эту проблему?

— В свое время у нас существовала такая служба — экологическая милиция, которая производила замеры выхлопных газов автомобилей. Если больше нормы — езжай регулируй карбюратор и плати штраф. Быть может, нам стоит вернуть эту меру воздействия на автомобилистов?

Способы решения проблемы транспорта известны. Допустим, взимание платы за транзит через Саратовскую область и Саратов. Или пример стран Европы, когда автомобили с четными номерами ездят по четным дням и наоборот. Да много чего еще.

А в целом, если говорить о Саратове, я считаю, что в вопросах экологии можно навести порядок. Было бы желание.

Источник: газета «Репортер» №2 (932) от 19 января 2011 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии
собутыльник24.01.2011 14:47

по трезвому трындел, или как и всегда, начитавшись...?

Ответить
зеленый змий-патруль22.01.2011 11:20

интересно, а как этот чел без в/о преодолевает алкогольный синдром?

Ответить


Отзывов: 2
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);