Политбюро

Аватары

Главная   Политбюро   Свободу Анджеле Дэвис   Аватары

саратовский аватарОн будет реже бывать у нас. Но он и раньше бывал в наших краях нечасто. У него нет никакой возможности вникать в каждый вопрос. Но и прежде такой возможности не было, а он был в курсе всего, да и теперь в курсе. Как ему удается, почти не посещая нашу область, всё знать и видеть, обо всем догадываться и многое предвосхищать? Только с помощью передовых технологий, о которых сегодня говорит вся страна. Инновации, открытия, которые переворачивают человеческие представления о мире. Кэмерон показал только краешек нашего недалекого будущего (или будущего нашего недалекого). Можно ведь и так. Подключился к нужному однопартийцу (и не только однопартийцу), и вот он с нами, хотя тело его находится на заседании гораздо более высокого и далекого органа. Удобно, современно. И очень быстро.

***

Валерий Федорович нервно просматривал речь своего выступления на 7 ноября.

— Ну где? — возмущался он. — Вот о преступлениях, вот о том, чтоб эти гады кровью смыли. Конкретных фамилий не было! Почему же я их назвал всех? Прямо помутнение рассудка.

— Он подключился? — предположила Ольга Николаевна.

— Ты понимаешь, что говоришь! Хотя сегодня все возможно. Что же это выходит? Он подключается, провоцирует, а потом сам же требует возмещения ему морального вреда? Во как человек деньги зарабатывает. А мы думаем, откуда у него триста миллионов.

— Мы думаем?

— Ну я думаю — какая разница?!

— Валерий Федорович, а давай тоже попробуем подключиться. К нему.

— У него знаешь какая защита стоит? Не подступиться.

— Но попробовать-то можно.

— Попробовать можно.

***

Николай Васильевич, аккуратно сложенный и отглаженный, лежал в шкафу. Надевать этот маскарадный костюм ему не нравилось, но иногда приходилось. Сам же раскрутил, надул этот мыльный пузырь, а теперь пресса требует комментарии Николая Васильевича каждый день. (Даже ревновать к нему стал.) И все-таки выпускать его одного на публику пока нельзя — сразу всё поймут, поэтому приходится становиться им очень часто. Может, сегодня отдохнуть? Пусть полежит. Но нет, снова звонят проклятые газетчики! Интересуются мнением Николая Васильевича об особенностях выведения птенцов у королевских пингвинов. Надо подумать, как сюда Фейтлихера притянуть...

***

Александр Соломонович сидел у окна, закрыв лицо руками. Господи, как он устал от этой медвежьей возни! Вспомнил старину глубокую, когда он был свободным и никому не нужным. Даже книжки читать успевал. А потом опрометчиво дал согласие на аватаризацию. С тех пор много воды утекло, от репутации не осталось и следа. И теперь он даже не знал, что с ним произойдет. Канал был разработанным, аватаризация проходила мгновенно. Станет лекцию читать студентам, и вдруг в пляс пустится. Да всякое бывало. Девицы голые, напитки в странной посуде. Это с Александром Соломоновичем началось много лет назад. Чем только не тешился. Чужие мундиры, скафандры, парики и колготки. Родные недоумевали, а он спокойно объяснял, что это нужно для работы. Но для работы становилось нужно все больше и больше. Бесконечные пресс-конференции, информационные поводы, реплики, которые потом цитируют...

Вот опять теплеет, ком подкатывает к горлу, опять, что ли, плясать заставит...

— Александр Соломонович, вы что-то хотите сказать? — спросила Марина Владимировна.

— Да. Нужно в регламенте две запятых перенести.

— А куда?

— В другой законопроект. Я еще не придумал, в какой именно.

— Так вы сначала придумайте.

— А я думаю, Марина Владимировна, думаю! За всех вас думаю!

— Ой, простите, не признала! Коллеги, на нашем заседании присутствует...

— Не надо. Не люблю этого.

***

«Я крашу губы гуталином, я обожаю черный цвет...» — напевала Алла Вальтеровна. И восхищалась. Ну какой все-таки придумщик! Сергей Зверев отдыхает. Конечно, теперь он редко пользуется ее оболочкой. Но образ создал незабываемый. Хорошо хоть на озвучивание телерепортажей выбирается регулярно. А то где взять это неповторимое придыхание, где взять этот эротический тембр? «Он посетил Хвалынский район, ах...» Это невозможно натренировать. С этим рождаются. Или становятся потом приемными устройствами. Вот ведь — раньше дети были приемными, а теперь — устройства...

***

Валерий Васильевич сидел в президиуме, держа перед собой фотографию самого дорогого человека. Пленарное заседание областной думы подходило к концу, и прежде индифферентное выражение лица спикера сменилось беспокойством. «Войди в меня. В хорошем смысле. Пожалуйста. Сейчас же подход к прессе будет». Тот, кто пользовался Валерием Васильевичем, однажды пошутил и не вошел в него. Журналисты задавали ему вопросы, а он стоял и только улыбался. Знал, что если сам заговорит, то поразит окружающих новыми падежами, но еще более — смелыми незаконченными мыслями.

Вот уже и закончили. Вот журналисты создали привычный полукруг и нацелились в него микрофонами, а его всё не было. Хорошо, что губернатор рядом, этот говорить умеет, минут пять у него есть. Ну войди же, войди, дорогой далекий молодой, но старший товарищ!

— Валерий Васильевич, а теперь к вам вопрос, — раздался писклявый голосок телевизионной журналистки. — Что на сегодняшней думе было самым интересным и важным для жителей области?

— Это... ну как... вы же сами все видели... — и тут Валерия Васильевича обдало изнутри горячей волной, глаза увлажнились, в них появился смысл. Он заулыбался, заново поздоровался, чем немного удивил присутствующих, и бойко заговорил о том, как хорошо, что депутаты приняли бюджет, и какие они молодцы, а главный молодец — тот, благодаря которому и тюз будет достроен, и коровки дадут больше молока, и мы до сих пор живы и здоровы.

***

Олег Васильевич нес на день рождения партии четыреста кашпо и очень радовался своей остроумной затее. Перед крыльцом он споткнулся и выронил пару конструкций, закашлялся.

— Олег, ты что? — забеспокоился Алексей Львович, но, увидев знакомый блеск глаз, отступил на шаг. — А, это вы опять. Здрасьте.

Олег Васильевич подошел к Алексею Львовичу и, встав на цыпочки, что-то прошептал ему на ухо.

— Да где же я сейчас осину найду! — удивился тот. Но все же достал мобильник и стал кому-то названивать. Потом робко поинтересовался у стоящего рядом: — Простите, а можно Олега Васильевича на минутку? Мне надо ему пару слов сказать. Нет? Ну и ладно, я потом.

На сцене Олег Васильевич смотрелся уверенно как никогда.

— Тут сказали, что мы забронзовели, — произнес он, — но лучше быть бронзовым, чем плюшевым.

Однопартийцы, внимавшие коллеге одним ухом, онемели. Откуда он слова-то такие знает? Другие, услышав знакомое построение фразы, встрепенулись. По рядам прошел шепот «Тихо! Сам здесь!»

Валерий Васильевич тоже все понял, но Сам не успел переселиться в него (он же не Болт, который бегает сто метров за девять с половиной секунд!), поэтому подарки принял с глупой улыбкой. Пошутить в ответ — это ж надо думать. А думать было некому.

***

Василий Павлович размышлял о том, что с ним случилось. Ляпнул глупость, а ведь не хотел. Но что-то новое ненадолго вошло в него и заставило это сделать. Теперь он понял, кто это был.

— Тебе Александра Соломоновича мало? Меня тоже хочешь сделать шутом? — кричал он своему отражению. — Вон их сколько развелось — попугаев твоих! Как джойстики всех используешь, игроман хренов! А Вася не такой! Васю трогать нельзя!

Вдруг Василия Павловича протрясло.

— Да, я понял. Да, партайгеноссе. Это я хренов. И шутом буду. Да, накажите меня, только не заставляйте надевать колготки. Пожалуйста!

Две сотрудницы думы отпрыгнули друг от друга, как кошки. Между ними пронесся плотный мужчина с колготкой на голове.

— Опять? — спросила одна.

— Каждый день так, — махнула рукой другая. — Мы уж привыкли.

***

Леонид Александрович был для него трудным аватаром. Никогда не удавалось завладеть его сознанием полностью. Нелитературный лексикон был для него непривычен, он почти им не пользовался, а Леонид Александрович думал на нем. Потому затею использовать его в своих манипуляциях он оставил. Особенно после того случая на политсовете, когда Леонид Александрович сначала выразил благодарность однопартийцам, а потом послал всех... В общем, туда, куда обычно строем не ходят. Нет, от таких надо держаться подальше. Благо другого материала предостаточно.

***

Молодой организм председателя Счетной палаты сопротивлялся из последних сил. С Андреем это было впервые, поэтому он не понимал, что происходит. Вместо того, чтоб расслабиться, он, наоборот, зажался. Что-то мягкое и липкое, как провансаль, втекало в его мозг.

— Нет! — кричал Андрей. — Я не хочу! Я не понимаю, почему нужно так поступить! Я этим предметом привык пользоваться иначе. Александр Македонский, конечно, герой, но зачем же унитазы ломать?

Но это неизвестное было сильнее его.

— Всё? — с надеждой спросил Андрей, попирая обломки сантехники. — Теперь вы меня отпустите? Мне надо расплатиться за нанесенный ущерб. Как? И не платить? Но это же свинство! Хотя... Я же представитель власти. А власть всё может. Наверное, битье унитазов и не самое благородное занятие, но необходимое. Для установления порядка. Ибо порядок в том, что одним можно бить унитазы, а другим нельзя. Кому можно — те и правы... Это он так подумал или я? Конечно, я!

***

Леонид Натанович шел по коридору. Вдруг кто-то несильно толкнул его в спину. Обернулся — никого.

— Что за... Ах ты, дьявол! Охрана! Держи его!

Но кого — его? Охрана и рада бы, но техники соответствующей пока нет. Ошибся адресом небожитель или решил пошалить? Бог его знает. Но кто-то тоже сильный вышиб его в мгновенье ока.

На заседании российского правительства царило оживление.

— Вячеслав Викторович, с вами все в порядке?

— Конечно! Со мной всегда всё в порядке. Потому что мы, альпинисты, народ крепкий. Товарищи, революция неизбежна! Дело Ленина живет и побеждает! Ура! Ольга Николаевна, мы сделали это!

Источник: газета «Репортер» №50 (929) от 22 декабря 2010 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии
по-хорошему смешно и26.12.2010 13:36

современно. В принципе, с учетом высокой эффективности регионального правительства, можно сказать, что ведущие областные чиновники являются "аватарами" лидера области, губернатора Павла Леонидовича Ипатова. Достаточно вспомнить профессионализм Гарри  Татаркова, опытность и мудрость Ирины Блохиной, умение разбираться в людях Максима Орлова, харизму Александра Бабичева, инновационное мышление Александра Ульянова, честность Дмитрия Федотова и Алексея Щербакова, чтобы увидеть в них отражение всех лучших качеств руководителя региона. Назначение Павла Ипатова губернатором стал для жителей региона роскошным подарком, который они будут с благодарностью вспоминать еще многие годы

Ответить


Отзывов: 1
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);