Политбюро

Другой мир

Главная   Политбюро   Свободу Анджеле Дэвис   Другой мир

из другого мираМы тут чуть не передрались. Каждый хотел свой текст о подарках Олега Грищенко «Единой России» назвать по-тарантиновски «От заката до рассвета». Ну, и клуб поклонников Анджелы Дэвис опоздал. Остались на выбор — «Интервью с вампиром», «Ночь живых «медведей» и «Усть-курдюмский оборотень». Забраковали всё. Выбрали другую киношную версию, тем более что после шутки Олега Васильевича все отчетливее осознаешь, что люди, поздравляющие друг друга с днем рождения партии, действительно живут в каком-то совершенно ином, во многом придуманном мире. А еще каждый из них по своим возможностям значительно превосходит среднестатистического россиянина. Того самого, который питается из продуктовой корзины и не мрет на МРОТ. Куда, казалось бы, дальше. Ан есть куда.

— Что это?

— Где?

— Вот. Две точки на шее. То ли от укола, то ли от укуса.

— Не знаю. Может, укол. Может, укус.

— А кто тебя так?

— Не помню. Да какое это имеет значение?

— Просто интересно. Может, у вас все так ходят.

— Ну, хочешь, и у тебя такие будут?

— Наверное, нет. Зачем мне дырочки на шее? На шее лучше медаль носить.

— Сомневаешься? Гони сомненья прочь!

— Нет, ну я же не игрушка резиновая, чтоб посвистывать при нажатии.

— А у нас не все свистят. Кто-то при нажатии выступает по ТВ, кто-то — по радио. Другой вообще спикер. Соглашайся!

— Даже не знаю.

— Да что ж ты такой нерешительный! Смотри, что у тебя за спиной делается!

— Где? Ой! Не надо! Отпустите!

— Алло, Николай Васильевич? Можете нас поздравить. Одним членом нашей партии стало больше. Да, Виктор Константинович теперь тоже с нами. Конечно, сам захотел. Вы же знаете — у нас в партию вступают только добровольно.

***

На третью ночь Валерий Федорович вошел в заколдованный круг, нарисованной на полу октябрятской звездочки, и снова принялся читать программу компартии. На сей раз Алла Вальтеровна проснулась сразу. Ее макияж был зловещим как никогда. Именно макияжем она понравилась Вию Викторовичу, который присмотрел ее для регионального отделения. Избирателя надо сначала напугать, любил говаривать он. Нужно подкармливать его страхи и все эти легенды о нечистой силе. Тогда это будет действительно сила, а чистая или нечистая, пускай суд решает.

Валерий Федорович, призванный на этот самый страшный суд, переходил к последней части, где говорилось о действиях, которые предпримет компартия, когда придет к власти. Алла Вальтеровна рассмеялась и стала звать Вия Викторовича. Валерий Федорович начал читать громче, но тут брошюра вылетела у него из рук и превратилась в маленького медведя. Валерий Федорович ударил его альпенштоком, Алла Вальтеровна закричала, мишка превратился в Николая Яковлевича, который лежал на руках дивы и потирал ушибленное место.

Наконец, привели Вия Викторовича.

— Поднимите мне... Да не веки, ноги. Вот. И держите так. Так, значит, это ты?

— Я, — признался Валерий Федорович. И опустил глаза.

Тут закричал первый петух.

— Наших бьют! — заверещали помощники Вия Викторовича.

— Нет, это будильник. Мне на совещание пора. Давайте тут уже без меня. Хватит дергать по всяким пустякам!

***

Александр Соломонович выпил чашку чаю и развернул «Газету Наша Версия». Вражеская, а ничего, интересно пишут. В одном месте Александр Соломонович расхохотался. По коридору проходил Василий Павлович, услышал, заглянул:

— Ты чего это веселишься?

Александр Соломонович еле успел убрать газету в ящик стола. Сердце стучало, уши похолодели.

— Я ничего... Анекдот вспомнил.

— Расскажи.

— Там про одного депутата... в общем, неприличный.

— Тем более расскажи!

— Не могу, опасаюсь за твою психику. Ты же у нас впечатлительный.

— Ладно, я тебе припомню.

После ухода Василия Павловича раздался телефонный звонок. Журналисты.

— Александр Соломонович, как вы относитесь к тому, что гражданин, имеющий двойное гражданство, не вправе выставлять свою кандидатуру на выборах?

— Чепуха это. Главное — чтоб человек был хороший, а гражданств у него пусть будет хоть десять!

Повесил трубку и схватился за голову. Что происходит? Он же не то хотел сказать?! Подбежал к зеркалу, увидел капли пота на лбу. Стал лихорадочно вспоминать события последних месяцев. Почему-то на ум пришла адвокатесса его визави. Последняя встреча, зловещая улыбка на ее устах. Она еще тогда случайно оцарапала его ногтем. Вот она, болячка на руке. До сих пор не зажила. А случайно ли? Александр Соломонович вспомнил, как адвокатесса уронила бумаги, он инстинктивно бросился помогать ей, потом опомнился, но было уже поздно... Ну конечно, все было подстроено. И что? Ерунда какая-то. Но ранка заныла сильнее.

На следующий день он пришел в думу в шортах и сланцах. Нахамил всем однопартийцам, кого только встретил.

— Алло! Кто это? Ольга Юрьевна? Очень хорошо. Оля, передай, пожалуйста, Валерию Васильевичу, чтобы он шел на три буквы. Да-да, на те самые. И сама туда же! Да, и не звоните мне больше никогда!

Всё.

Свободен.

Александр Соломонович открыл окно и сел на подоконник, свесив ноги на улицу. Кто-то из прохожих закричал, чтобы он этого не делал. Чего этого, чудак? Ты хоть знаешь, кто перед тобой?! Соломоныч хрустнул шейными позвонками, гордо взмахнул крыльями и полетел в далекую теплую страну.

***

Олег Васильевич шел по коридору.

— Здесь будет политсовет? — поинтересовался он у девушки-секретаря с неестественно черными глазами.

— Проходите, вас ждут.

Олег Васильевич шагнул в кабинет и оказался в кромешной темноте. Начал искать выключатель.

— Не надо света, — раздался голос Николая Васильевича. — Они могут заметить, и тогда нам крышка.

— Кто это «они»?

— Члены других партий. Мы слишком часто демонизировали их образ, вы, кстати, тоже приложили к этому руку, и они реально стали такими. Заприте двери, скорее!

В коридоре раздался крик.

— Секретарша, — заметил Николай Васильевич. — Не успела. Жаль, перспективная девушка была. Фашистов любила.

Глаза Олега Васильевича привыкли к темноте, и он стал видеть своих однопартийцев. Вася, Леша, Петя, Серега...

— Смотрите, что они творят! — закричал Алексей Львович. Партийцы прильнули к окну. — Срывают красивую подсветку со столбов! Гады!

— И кашпо нет!

— Олег, кашпо мы сами сняли. До весны. Победим на выборах — обратно повесим. Только до весны еще дожить надо.

В дверь забарабанили. Петр Витальевич посмотрел в глазок.

— Это коммунисты! Самые жестокие! Красный галстук на шею повяжут, и тогда всё — несколько тысячелетий во мраке.

— А может, их святой водой спрыснуть? — робко предложил Олег Васильевич.

— Смысл?! Они же атеисты. Для них святая вода — что для тебя нарзан.

По ту сторону двери раздались крики:

— Открывайте! Довольно вы кровушки народной попили!

— Да где? — возмутился Василий Павлович. — Только приложились.

Засов хрустнул, в проеме показались чьи-то руки.

— Держи! Навались! Нельзя им сюда!

Партийцы действовали дружно и быстро. Атаку коммунистов отбили, но...

— Алексей Львович! Что это? Тебя укусили?

— Где? Нет, это царапина. Об дверь ударился. Ничего серьезного.

Но тут же стал насвистывать «Вихри враждебные веют над нами». Деланно усмехнулся:

— Привязалась мелодия с самого утра! Зараза такая.

Попытался засвистеть гимн партии, но получилось «Взвейтесь кострами...» Решил помолчать, заходил по комнате быстрыми шагами, заложил пальцы в жилетку.

— А вот вы, батенька, почему без кепочки? Сейчас на улице холодно, обязательно нужно кепочку носить. В ней и на рыбалку хорошо, и на броневичок.

— Смотрите, — сказала девочка Наташа. — У него тени нет!

— А это я болел, — пояснил Алексей Львович и начал отчаянно картавить. — Агхисложное заболевание. Я как-то Наденьке говогю: что ж ты пигожков не пожагишь. Она пожагила, и я объелся.

— Кончать его надо, — сказал Николай Васильевич. — Он становится опасен. Всех заразит.

— Мы же в тандеме работаем, — возмутился Олег Васильевич. — Нельзя так, без решения партии.

— Тогда обоих.

— Хотя какой там тандем, — передумал Олег Васильевич. — Так — одно название. Все равно один я вкалываю, а этот цветы развешивает. Только вот незадача — был у меня осиновый кол, последний. Для себя держал. Но потом Валерию Васильевичу подарил. Думал, себе еще выточу и не успел.

— Подонки! — заорал банщик Сережа. — Однозначно мы все тут подонки!

— Опаньки, еще один, — сказал Николай Васильевич. — Смотрите — на шее след от укуса. Значит, там не только красные. Где же серебряные пули?

— Всё Валерию Васильевичу отдал, — опустил голову Олег Васильевич. — Человеку и паровозу.

— А сам-то он где? Бронепоезд наш!

— На запасном пути, где ж еще.

***

... В детстве Валерий Васильевич любил нырять, и добрый учитель физкультуры пересадил ему жабры сазана. С тех пор у Валерия Васильевича такой добрый взгляд. А еще он не может подолгу находиться на суше. Первый час соображает, как-то держится, а потом всё — только улыбается. И то через силу.

У нас таких в политтусовке полно. Люди Х фактически. Вот, например, Александр Николаевич. Ему в детстве пересадили бороду. Теперь он ее сбрить не может. Ни одно лезвие не берет. Андрей Владимирович включает и выключает телевизор усилием воли при помощи специального пульта. Андрей Андреевич силой мысли передвигает трамваи, когда на линии обесточка. Правда, хватает его ненадолго, все-таки немолодой уже. Ольга Николаевна прекрасно делает сало. Говорит, что политика тут ни при чем, но оппоненты буквально стонут. И худеют на глазах.

Леонид Александрович способен выразить мысль без слов, но жестами у него получается еще неприличнее. Марина Владимировна способна одновременно находиться в разных местах. Николай Васильевич умеет делать вид, что он думает. Большой мастер своего дела. А Петр Витальевич умеет делать вид, будто он верит, тому, что Николай Васильевич думает. Еще больший мастер.

Между прочим, у нас тоже есть способности. Мы всю эту хрень видим. Как минимум раз в неделю. Тоже укусил кто-нибудь.

Газета «Репортер» №48 (927) от 8 декабря 2010 г.


Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии
бобо10.12.2010 11:04
круто. прикольно, смешно и правда. эх, в каком мире вынуждены жить...
Ответить
Андронников10.12.2010 15:31
Это очень смешно и талантливо))) Молодцы!
Ответить


Отзывов: 2
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);