Политбюро

В другом регионе

Главная   Политбюро   Свободу Анджеле Дэвис   В другом регионе

В другом регионеГордость нашего региона и депутат Государственной думы Николай Панков на начавшихся Днях Саратовской области в нижней палате российского парламента сказал, что «на сегодняшний день Саратовская область — одна из динамично развивающихся и привлекательных для инвесторов территорий, открытая для развития новых направлений и реализации интересных проектов». По его словам, область входит в десятку ведущих субъектов России и традиционно находится в первой тройке регионов Приволжского федерального округа по производству зерна, подсолнечника, молока, мяса и других основных видов сельскохозяйственной продукции.

Мы сегодня не станем рассуждать на тему, почему Дни Саратовской области  проводятся буквально в канун конца света, предсказанного индейцами майя, и какой в этом символизм. Акцентируем внимание на том, что местные СМИ растиражировали новость: «Панков включил Саратовскую область в десятку ведущих регионов страны». И ведь найдутся лентяи, которые читать дальше не станут. Я и сам бы не стал, кабы не смешной заголовок. И вот, будучи жителями одного из лучших российских регионов, граждане непременно задумаются — да неужели где-то может быть хуже? То есть то, что у нас плохо или не очень хорошо, в других регионах еще страшнее и ужаснее?

Вообразите: в другом регионе автодорожный мост через реку не является, как у нас, символом областного центра. На наш вблизи тоже без слез не взглянешь, но издалека смотрится замечательно. Особенно ночью, при свете фонарей. А в другой области по мосту и проехать боязно. С обеих сторон стоят сотни авто, из этой группы вдруг вырывается отчаянная машинешка, разгоняется и летит по раскачивающейся переправе с бешеной скоростью. На середине моста сваливается в реку.

— Ну, конечно, — скажут спустя некоторое время специалисты. — Вроде бы крепко-накрепко прихватили мост изолентой, но все-таки не выдержал, зараза! Ну ничего — подклеим, подкрасим...

Вот. А мы капитально ремонтировать собираемся. И кто-то еще ворчит, кто-то нагоняет страху — как, мол, мы будем без моста. А вы поезжайте в один из регионов, не входящих в десятку лучших, и посмотрите, как там люди живут.

У нас на выборах партия власти набирает под 80 процентов голосов, но ведь есть регионы, где она хапает под сто десять. Именно поэтому, надо полагать, мы не в лидерах, а только в десятке. И кому как не Николаю Васильевичу об этом говорить! То есть где-то еще больше возят студентов на автобусах, еще больше переписывают протоколы, еще больше унижают учителей, заставляя их засовывать дополнительные бюллетени в исподнее, а на следующий день еще больше народу сгоняют на главную площадь населенного пункта, чтоб услышать про чистую победу. Впрочем, благодаря саратовским коллегам Панкова представить такое нетрудно. Чуть больше народу, чуть сильнее горят щеки у тех, кто еще стыдится того, чем занимается. Ничего, это пройдет. Просто не так быстро, как в Саратовской области.

Дороги у нас ужасные. Ну, что есть, то есть. Партия много делает, но дороги лучше не становятся. В связи с этим не дает покоя вопрос, а туда ли делает партия. Но в другом регионе, из тех, что не входят в десятку лучших, дорог, получается, вообще нет. То есть тамошние жители жалуются не на дороги, а на особенности рельефа.

— Когда уже руководство нашей губернии обратит внимание на слишком неровный рельеф областного центра! — возмущаются тамошние общественники. — Сложно ходить не только людям, но и собакам! Пойдешь за хлебом, так обязательно ноги переломаешь. А они у нас не казенные. Хорошо вам, чиновникам, рассуждать. Вас на руках носят. А нам как жить?

И вот собаки опять же. Недавно прошла информация, что бездомные твари покусали семь тысяч саратовцев. Но, значит, что в России есть регионы, где кусают чаще и сильнее. И, может быть, даже не собаки. Медведи, например. Или лошади. И на этом фоне стая саратовских шавок, с большим интересом наблюдающая за любыми перемещениями горожан, не такое уж и зло. Носите с собой мешок костей, и останетесь живы. Опять же уважение к окружающей среде продемонстрируете. Может быть, вас по телевизору покажут в программе «Ребятам о зверятах». Пусть и не целиком.

Может, так. Может, то, что у нас плохо, где-то еще хуже. А может, то, что у нас хорошо, в другой области не сыскать вовсе. В смысле если у нас саратовская гармошка и калач, и нам кажется, что этого маловато для того чтобы находиться в десятке лучших субъектов РФ, то в другой регион приезжаешь и даже этого не находишь! Наведываются гости, ждут, что их местным колоритом подивят, а ничего не происходит. В музей идут — там череп доисторического человека, его же правая нога и ночной горшок времен Тамерлана. Требуют народных коллективов, а у них никаких фольклорных нарядов нет. А мы, говорят хозяева, обычно в чем трудимся, в том и поем. Что утром надел, в том и пляшем.

— Может быть, хлебосольны вы необыкновенно? — задает наводящие вопросы гость, который видит, что время к обеду.

— Как раз наоборот, — вздыхает хозяин. — Пляшем еще ничего, но даже щей не варим. Вот бутерброды с колбасой для вас настрогали.

И действительно — приносят поднос, на котором лежат куски хлеба со слегка заветрившейся колбасой, оставшейся от встречи предыдущей делегации. Ну наверняка же для определения лучших регионов Николай Васильевич, пусть и на глазок, сравнивал, кто как гостей встречает. Слава богу, поездил по стране. Себя показал, на других посмотрел. Саратовская область в этом смысле всегда хороша. Вот и министра образования с полпредом президента потчевали черной и красной икрой.

Уберутся высокие гости из нашего региона, а вспоминать его будут с любовью. Они почти наверняка знают, что осетры у нас не водятся и уж точно не мечут икру, но скажет кто-то спустя полгода: «Саратовская губерния», — и прям заурчит в животе, забурлят желудочные соки в память о приятной поездке. Черт его знает, зачем туда ездили, но шашлык из белуги был хорош, равно как и уха из стерлядки. А балык! Нет, в Саратове определенно знают толк в накрывании полян. И губернатор там — душка.

Жалуются еще, что наш регион слишком политизированный, но разве заставляют у нас кого-то вставать по гимну России или учить устав партии власти? Нет. А где-то, значит, заставляют. У нас можно спокойно передвигаться по городу, никто не то что дубинкой не огреет — слова лишнего не скажет. А в другом регионе скажут и огреют. Дома будешь сидеть, придут ночью и станут выяснять, за кого голосовал. Вот есть, видимо, такие регионы, если наш — в числе лучших и наиболее перспективных.

Промышленность у нас еле дымит, стремясь показать свою жизнеспособность. Ругаемся, что на международные нанотехнологические выставки коров возим да холодильники, которые никому не нужны. На испуг, то бишь, ВТО хотим взять. Мол, если не будете брать наши троллейбусы, завалим рынок своими морозильными камерами! Но есть регионы, где и этого нет. Оленеводство и собирательство ягод и кореньев. Всё. Выставка какая — везут консервы «Олений язык в морошковом соусе» и мороженую голубику. И, естественно, на фоне таких регионов наш выглядит молодцом. Еще и нефть слегка качаем, газ добываем.

Что у нас посмотреть? Национальную деревню, музей боевой техники, Радищевский музей. По проспекту Кирова можно гостя провести, по набережной прогуляться. Показать Затон и сказать, что в Ницце — точно так же, и быстро отвернуться, чтоб даже уголком глаза не увидеть улыбку гостя. Но если мы — в числе лучших, значит, есть регионы, где ничего такого и в помине нет.

— А где же ваши достопримечательности? — интересуется наивный визитер, оглядываясь по сторонам и доставая фотокамеру.

— Да вы знаете, мы тут так увлеклись политической борьбой, что ничего не построили, — отвечают хозяева.

— Что — даже жуткого памятника двум влюбленным нет?

— Не-а.

— И Гагарин у вас не учился, не приземлялся?

— Да вот как-то не сложилось.

— Но планы-то есть? Воздвигнуть что-нибудь запоминающееся, что привлекло бы туристов и осталось бы благодарным потомкам?

— Да вот думаем построить памятник указательному пальцу. Чтоб торчал из земли метров на сто. Прикольно.

То есть ни водоема в таком регионе, ни горы. Абсолютно ровное место, дороги только кривые и в колдобинах (дань уважения российским традициям). А в областном центре и дорог нет. Дома стоят плечом к плечу, между ними — подземные переходы, в которых преступность, конечно, гораздо выше, чем у нас на земле. Это, кстати, ответ тем горячим головам, которые ратуют за строительство в Саратове метро.

Всегда говорят, что главное богатство Саратовской области — люди. И с этим никто никогда не спорит. Но есть, стало быть, регионы, в которых и людей не сыщешь. Прилетаешь, а в аэропорту никто не встречает.

— Эй! Есть кто дома? — интересуется приезжий. — Где ваше начальство?

— Нету, — отвечает голос из репродуктора, включающегося автоматически и, вероятно, выдающего ответы на наиболее часто задаваемые вопросы. Потому иногда они звучат невпопад.

— А куда ж народ подевался?  

— Ну как — куда? Сначала деревни разваливались, потом и города стали вымирать. Мы к этому были готовы.

— Но губернатор-то на месте?

— Половина пятого.

— А где тут у вас можно отобедать?

— Да где хотите. Доставайте свою провизию и вон там, на травке, можете покушать...

В общем, если всё это так, то Саратовская область действительно входит в десятку лучших регионов страны. А Николай Панков — лучший депутат Госдумы всех времен и народов. Впрочем, мы это и раньше знали.

Источник: газета «Репортер» №49 (1030) от 12 декабря 2012 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);