Политбюро

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламент

Главная   Политбюро   Заседание политбюро   Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламент

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламентНеделя, прошедшая с предыдущего «Заседания политбюро», оказалась богата на самые разнообразные инициативы. В стороне не остались представители оппозиционных сил региона в лице главного «придумщика» и «фронтмена» Вячеслава Мальцева. И это никого не удивило. Гораздо трогательнее, что наша власть задумалась о площадке для тех, кто любит выступать на свежем воздухе, и даже тех, кто любит их слушать, сбиваясь в толпы и мешая транспорту, пешеходам и спокойствию чиновников. Тут, правда, еще работать и работать. Надо ведь не только предусмотреть последствия подобных сборищ, но и определиться с территорией, где такие мероприятия могут быть реализованы. Третья, совсем свежая и максимально нанотехнологичная инициатива — от спикера Совета Федерации.

1. А теперь — по-честному.

Вячеслав Мальцев, кандидат от КПРФ, не прошедший горнило выборов в региональный парламент 14 октября и не признающий итогов этого мероприятия ни в Саратове, ни в стране в целом, стал одним из инициаторов нового проекта — проведения «юстициальных выборов в Собрание народных депутатов Саратовской области». Уже создан исполнительный комитет по подготовке к выборам народного представительного органа и губернатора.

На ваш взгляд, есть ли перспективы у оппозиционного собрания депутатов? Захочет ли население, активность которого, согласно большинству социсследований, заметно поубавилась с декабря 2011 года, принять участие в новом голосовании и продемонстрировать свою гражданскую позицию? С учетом того, что наряду с Общественной палатой в области существует Гражданская общественная палата, а теперь предлагается создать параллельную думу, какая еще ветвь власти нуждается в «народном» аналоге?

2. Встречаемся в Гайд-парке?

На заседании рабочей группы комитета по общественным отношениям облдумы продолжилась работа над законопроектом «О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий в Саратовской области». В документе отмечается, что «для каждого муниципального образования определяются одно-два места, где возможно проведение публичных акций». У председателя комитета по общественным отношениям, анализу и информации мэрии Юлии Литневской даже родилась ассоциация с Гайд-парком.

Как вы считаете, способен ли подобный закон приблизить нашу демократию к западным образцам? Смысл инициативы — создать комфортные условия для протестующих граждан или для тех, кто наблюдает за не всегда предсказуемой оппозицией?

3. Проверят электроникой.

Валентина Матвиенко, спикер Совета Федерации, предложила создать «Электронный парламент» — общероссийский информационный портал с функциями подготовки законодательных инициатив, выработки и общественного обсуждения законопроектов, проведения консультаций по законотворчеству. По словам Матвиенко, этот проект позволит наладить «системное взаимодействие палат Федерального собрания с законодательными органами регионов».
Есть ли резон создавать «Электронный парламент» и проводить общественное обсуждение законопроектов в Сети, если решения по всем законам принимаются на госдумской фракции «ЕР»? Как можно оценить работу сенаторов от Саратовской области Людмилы Боковой и Михаила Исаева, если сама Матвиенко признает, что «системного взаимодействия» нет?

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламентАнтон Ищенко, депутат Госдумы, ЛДПР

1. Я считаю, что перспектив у данного «новообразования» нет никаких. Единственной целью, которую, на мой взгляд, преследует Вячеслав Мальцев — это повысить интерес к себе. Создавать информационные поводы гораздо проще, чем вести, к примеру, работу в общественной приемной и оказывать  помощь гражданам. Журналистам намного интереснее освещать новый проект коммуниста Мальцева по созданию «параллельной думы», чем размещать информацию о том, что благодаря вмешательству депутата от ЛДПР удалось найти средства на ремонт школы.

Жители нашего региона, да и России в целом, ждут от нас решения своих проблем. Ждут достаточно давно, поэтому если сейчас оппозиция начнет под конкретных людей создавать какие-то структуры, то у людей окончательно все в головах перемешается. И в итоге, к следующим выборам, мы получим избирателей, укрепившихся в мысли о том, что среди такого многообразия «придуманных» палат и собраний настоящей остается только ЕР. Вот чего добьются коммунисты — через пять лет будут заседать в вымышленной думе.

2. Если бы я не был так хорошо знаком с политическими реалиями нашего региона, то, возможно, предположил, что поправки связаны с созданием комфортных условий для протестующих граждан. Но, в Саратовской области все не так просто. Подобные инициативы в головах местных депутатов возникают только в одном случае, когда появляется желание  убрать с улиц всех, кто протестными акциями напоминает власти о ее обязанностях.

3. Есть доля истины в словах Валентины Матвиенко о том, что отсутствует взаимодействие между законодательными органами федерального центра и субъектов. Решит ли эту проблему «электронный парламент» — будем надеяться. Я готов поддержать данную инициативу. Во-первых, качество законодательного процесса возрастет, а во-вторых,  усилится общественный контроль.

Что касается  сенаторов от Саратовской области,  то их статус и полномочия такие же, как и у депутатов Государственной думы. Это значит, что эффективность их надо оценивать по тем же критериям: законотворческая активность, системное взаимодействие, о котором говорила Валентина Матвиенко, и работа в регионах.

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламентВасилий Артин, депутат Саратовской городской думы, «Единая Россия»

1. Не думаю, что эту тему стоит обсуждать серьезно. Не понятно, как они собираются проводить эту «избирательную  кампанию». Видно, ответы на эти вопросы до сих пор остаются загадкой и для организаторов в том числе. Даже в представлении Мальцева сама идея достаточно сырая  и больше напоминает пиар-акцию, которые так любит «красный терминатор».  

Напомню, что подобные объединения  оппозиции на федеральном уровне — я имею в виду Координационный совет — не принесли ожидаемого результата. Не думаю, что это произойдет и у нас в Саратовской области. Просто, заигравшись в политику, некоторые не замечают главного: люди не хотят выбирать тех, кто уже проиграл выборы, — люди хотят решения острых проблем. А способность решать задачи всего общества и конкретные частные интересы избирателей — у представителей оппозиции так и не появилась. Избиратели это чувствуют, поэтому их  результат на прошедших выборах соразмерен тому, как была поставлена работа с жителями годами ранее.  В данном случае — стихийно, голословно и псевдозаботливо.

2. Уверен, что подобная инициатива  позволит создать нормальные условия для проведения различных акций и, главное, обезопасить обычных граждан, далеких от политических игр проплаченных оппозиционеров, от порой излишней агрессии митингующих. Идею необходимо развивать с учетом мнения общественности.

3. Думаю, инициатива имеет перспективу. Уже сейчас многие законопроекты  публикуются в Сети. И уже не раз было, что после публичного обсуждения в интернет-сообществе депутаты  вносили поправки. Безусловно, это позволит  избежать  доработки законов  после того, как они приняты.  И если появится, предположим, один сайт, где будут публиковаться все инициативы депутатов, — это существенно упростит как раз взаимодействие народных избранников федерального и регионального уровней, но и прежде всего  позволит учитывать мнение  жителей России. Помимо этого, этот сайт будет нести и сильную информативную функцию, ведь каждый может узнать, чем занимается сейчас та или иная палата Федерального Собрания. На этом сайте можно также со временем сделать ветку дискуссионного клуба, где будут проходить онлайн-дебаты между депутатами различных партий, что также сделает его достаточно интересным.

Что касается работы сенаторов: Людмила Бокова очень часто посещает нашу область, встречается с жителями и старается эффективно решать проблемы людей, а вот Михаил Исаев назначен совсем недавно, и говорить о результатах его работы пока рано. Если учитывать его предыдущий депутатский опыт, думаю, и на новом месте он может себя результативно проявить. Предлагаю вернуться к обсуждению этого вопроса чуть позже.

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламентАлександр Гришанцов, первый секретарь Октябрьского РК КПРФ

1. Можно констатировать, что череда прошедших выборов 2011 и 2012 годов и для избирателей, и для власть предержащих показала, что степень доверия, степень неуважения к избирателям упала ниже крайней отметки. Поэтому, если взять технические термины, политический котел переполнен протестными настроениями, и уже сейчас процент этих голосов достиг критической нормы, он сейчас, пусть не официально, не более 20%, а это говорит о крайне низком уровне доверия к власть предержащим. Более того, уже показано в ряде СМИ, да и сами избиратели смогли убедиться на собственном опыте, что обман, фальсификация — только это дает возможность удержаться у власти. Поэтому инициатива Вячеслава Мальцева о проведении выборов в оппозиционное собрание депутатов — она имеет место быть. Согласно социсследованиям, и я разделяю это мнение, активность граждан будет крайне низкой — сказывается усталость и даже разочарование от реализации многих инициатив последнего времени. При наличии Общественной палаты, Гражданской общественной палаты, всевозможных советов, комитетов и фронтов народ разуверился в очередной ветви власти, поэтому здесь активность будет минимальная. Но даже если при невысокой активности голосующие как минимум покажут свое отношение к этой власти, — оно того стоит. Как проводить эту инициативу в жизнь — более сложный вопрос.

2. Что касается местного «Гайд-парка» — инициатива, я думаю, скопирована с Великобритании, но у нас Россия. И в Саратове нет пока такого места для выражающих протест или несогласие с чем-либо. А в зависимости от места, где люди высказывают собственные мысли и демонстрируют свои настроения, протест разнится. Поясню. Протест у приемной Путина — один вариант, протест у правительства области — другой вариант, а протест где-то на Кумысной поляне — это совершенно не похожий на первые два вида протест, он вряд ли будет иметь формат гражданского протеста и станет, скорее,  своеобразным клапаном, позволяющим гражданам выпустить переполнившее их возмущение... И потому лучше бы пойти на создание условий для комфортного протеста граждан. Как вариант — убрать митингующих и их протест от широких масс куда-нибудь подальше. А еще — за этими протестующими там можно свободно наблюдать и делать, как говорится, соответствующие выводы.

3. Про «электронный парламент» и обсуждение вопросов государственной важности посредством виртуального взаимодействия. Это тоже своего рода клапан для выпускания возмущения. Все эти высказывания, на мой взгляд, не будут доведены до логического конца — концептуально, так сказать, воплощены, а скорее, поработают информационно. В отличие от первого варианта (с оппозиционным собранием депутатов) это сработает на власть предержащих, как и второй вариант (с разрешенными митингами), а не как срез ожиданий и настроений, царящих в обществе.

О представительстве нашей области в верхней палате Федерального Собрания могу сказать лишь одно. С опытом работы Боковой (в качестве школьного учителя) и Исаева (как депутата городской думы) как сенаторы они еще особой ценности не представляют — разве что как проводники от администрации Саратовской области и губернатора для лоббирования отдельно взятых вариантов и решений. Очень сложно ожидать от таких представителей их самостоятельной политической оценки — и вероятно, они не будут настолько самостоятельными, чтобы их могли воспринимать всерьез избиратели.

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламентДмитрий Олейник, политолог

1. Немало социсследований свидетельствуют и о том, что наши земляки сильно сомневаются в необходимости официальной областной думы, чего уж говорить о ее «теневом» аналоге. Люди понимают: где и кем принимаются наиболее важные решения и довольно четко осознают место представительных органов в нынешней вертикали власти. Видимо, в том числе и поэтому нарушения в ходе выборов дум, да и губернаторов, не вызывают массового активного протеста. Хочется Мальцеву на манер ивановских ткачих создавать совет уполномоченных, пусть создает, у нас демократическая страна. Только не нужно забывать, что все эти советы, включая последний «КС российской оппозиции», создавались для руководства протестными акциями и более ни для чего не подходят, что убедительно доказывает исторический опыт нашей страны. Зачем Вячеслав решил активно содействовать маргинализации нашей малочисленной оппозиции, я лично не знаю и мне это не особенно интересно, как, полагаю, и большинству жителей нашей области.

2. У различных публичных мероприятий различные цели. Какие-то проводятся для того, чтобы в широком кругу единомышленников обсудить проблемы, почувствовать себя не одиночкой, а частью сообщества, просто встретиться со знакомыми, а какие-то носят выраженный протестный характер. Из этого следует, что для мероприятий первого типа подходит любое спокойное место, находящееся в транспортной доступности и имеющее необходимую инфраструктуру, а для протестных акций нужны места с максимальной проходимостью, расположенные поблизости от органов власти и редакций СМИ. Сельский сход, призванный обсудить местные проблемы, и протестный митинг — это далеко не одно и то же, и в этом кроется проблема, которая возникнет при определении таких мест. Возьмем Саратов. Сегодня большинство протестных акций проходит у цирка и у консерватории, а большинство официальных мероприятий — на Театральной площади. Вроде бы все эти места нужно включать в список мест для проведения публичных мероприятий, но тогда непонятно, зачем такой список нужен и что он привносит в существующие нормы. Возможно, регламентировать нужно не только места, но и порядок уведомления при проведении на них публичных мероприятий. Эти условия могут быть разными. Допустим, для проведения митинга на Театральной площади по-прежнему требуется уведомление за 10 дней и прочие существующие на сегодня процедуры, а если мероприятие проводится, допустим, у цирка, то достаточно уведомления за неделю, а если в Горпарке — то за 3 дня. Хотя в Горпарке можно было бы отвести одну из площадок, где публичные мероприятия можно проводить вообще без уведомлений, если численность участвующих не превышает, допустим, 100 человек. Будем следить за этим законопроектом дальше и посмотрим, в каком направлении пойдет его дальнейшее обсуждение.

3. Интересно, кто это определил, «что решения по всем законам принимаются на госдумской фракции «ЕР»? По-моему они принимаются несколько иначе, но допустим, что это так. Если предположить, что депутаты и сенаторы от «ЕР» самостоятельны в принятии решений, то такой портал будет им полезен, так как они смогут более оперативно и непосредственно общаться с теми, кому интересны законопроекты, если же они выступают в качестве «инструмента», обеспечивающего прохождения нужных законопроектов, то это излишне и приведет только к дополнительным тратам бюджета. Что касается непосредственно оценки работы наших сенаторов Боковой и Исаева, то считаю, что у нас в области «системное взаимодействие» налажено как нигде, а озабоченность Матвиенко связана с тем, что некоторые сенаторы редко бывают в направивших их регионах и еще реже взаимодействуют с местными и региональными представительными органами — ну, это ей виднее.

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламентАлексей Лукьянов, сопредседатель регионального отделения Саратовской области политической партии «Республиканская партия России — Партия народной свободы» (РПР-ПАРНАС)

1. Практически каждый житель Саратовской губернии знает о том, что выборы 14 октября были не честными, а их результаты фальсифицированы. От студентов до пенсионеров. Они, возможно, не знают технологий обмана, но они уверены, что избрались не те люди, за которых голосовали. Как, впрочем, и на прошлых, и позапрошлых выборах. Как показывает низкая «истинная» явка населения, доверие к избирательной системе полностью утрачено, как и к исполнительной власти. И если в думе или в Общественной палате в большей степени сидят не народные избранники и вовсе не общественники, то такой подход побуждает общество создавать другие, настоящие институты, которые будут создаваться на общественных началах, но без подмены понятия о выборах. Собрания народных депутатов будут являться новыми и настоящими представительными органами, работающие по иной системе. И будут обладать истинным доверием народа, нежели самозванцы, назначенцы и приспособленцы. Мы также понимаем, что это нелегкая задача — вернуть утраченное доверие жителей к выборному процессу. Это возможно сделать путем прозрачности, открытости и действительными результатами голосования. Чтобы каждый житель понимал, что он здесь власть! Сегодня система власти на всех уровнях деградирует, возможно, скоро появятся выборы народного губернатора, ничто не мешает их проводить, например, одновременно с выборами в Собрание. А назначение депутатами глав муниципальной полиции вообще давно напрашивается. В действующей власти никто не хочет выходить с подобными инициативами — ждут, как всегда, команды сверху. Мы их подтолкнем.

2. Ну что, идея понятна. Увести митингующих, пикетирующих с глаз долой, в места тихие, безлюдные, но очень удобные для власти. Пусть они типа там собираются, говорят что хотят, плакаты свои показывают, их все равно народ там в большей своей массе не услышит и не увидит, а кто захочет, не дай бог, туда прийти, то пропустим через металлоискатель и пощупаем карманы. В них мы, конечно, ничего не найдем, но сам факт «вежливого» обращения с гражданами покажем. Всё ваше мероприятие снимем на камеру, а после устроим «разбор полётов» на предмет, кто чего сказал, и если сказал, то кто он, этот «городской сумасшедший», не опасен ли для действующей системы? Заодно и покажем, что щи не зря хлебаем, и зарплату свою ежемесячно на карточку не зря вообще-то получаем. Госпоже Литневской вначале бы неплохо забыть про советы в «Общественном мнении», на предмет свободы слова и правильной подачи материала, а затем рассуждать о демократии и Гайд-парке. Видимо, сильно стали напрягать отдел общественных отношений своими уведомлениями оппозиционеры, а для органов правопорядка эти мероприятия превращаются в хлопотное занятие и ведут к ощутимым затратам. Пусть пишут «законодатели», пусть создают, но не забывают, что в Лондоне, кроме Гайд-парка, где традиционно могут собираться граждане, без всяких на то разрешений-уведомлений, аккурат напротив памятника Королю Ричарду стоят палатки с протестующими английскими гражданами, и их никто не задерживает, а наоборот, им поставили биотуалеты и обеспечили теплыми вещами и питанием, и, что уж вообще странно для нашего общества, нет ни одного полицейского рядом, только туристы и любопытные горожане. Думаю, осознание того, что высшим достижением человека является свобода, нашим власть имущим отделам и подотделам и «законодателям» пока еще далеко — как всегда бывает: правильную мысль уведут в сторону и положат на лопатки.

3. Не исключаю, что в будущем в Госдуме перейдут на электронное обсуждение и голосование. Зачем они туда вообще ездят, тратя на пробки массу времени? Решения принимаются заранее, и их «ЕР» штампует пачками, в думу едут закрепить тот или иной закон, быстро, на ходу, даже не читая. Дума перестала быть местом для дискуссий — скорее, служит для решения личных проблем и вопросов трудоустройства в «ЕР». Депутаты рассматривают один вопрос за три минуты, никто толком не может объяснить, что за поправки они принимают, в чем их смысл... Депутаты мало понимают то, за что голосуют.   

Совет Федерации исчерпал себя как представительный орган. Он только тормозит процедуру принятия законов. Если его убрать, в стране ничего не изменится. Структура «Госдума — президент» и наоборот может прекрасно работать. СФ — орган дублирующий, сегодня он не нужен. Соответственно, нечего сказать и об эффективности наших сенаторов — как дублеры они делают те же запросы в различные инстанции и так же одобряют законы на «автопилоте», как стройные ряды членов «ЕР» в Госдуме. Матвиенко поэтому и зашевелилась с идеей электронной площадки в силу грядущей ненужности верхней палаты как государственного органа., Путин, Володин и Ландо? Какие сенаторы, депутаты, чиновники, интересы которых давно не связаны с Россией? Какое им дело до нас — жителей, избирателей, а нам до них. Мадам Матвиенко признает, что «системного взаимодействия» у нас нет... Да у нас и страны-то нет.

Саратовский Гайд-парк, параллельный и электронный парламентСергей Перепечёнов, общественный деятель, журналист

1. Давайте будем реалистами. Сначала в осмыслении, в оценках места нашей жизни — страны, региона, города, улицы, дома... Каждая территория — «кущёвка» со своими цапками, сердюковыми. На практически несостоятельную, избавленную от промышленности и превращенную в помойку ядовитых отходов «эффективными менеджерами из партии власти» область повещен долг почти в 40 миллиардов. Процент доверия к власти, партиям и всему прочему, включая доверие жителей к самим себе — 10-процентная явка на выборы  по городу Саратову, до 20-ти по области. Мы сами, наше жилье, земля, окружающая среда, наше достоинство, инициативы — уничтожаются... Не говоря уж о том, что давно уничтожены все демократические ценности: референдумы, местное самоуправление, многие конституционные права и свободы.

Сейчас выборы превращены в процесс утверждения в депутаты нужных Володину и его камарилье людей из числа знатных юристов, экономистов, бизнесменов на представительство наших интересов в их представительных органах.  Практика формирования органов власти на принципах личного доверия, перенесена и на Общественную палату и на все иные структуры гражданского участия. Гражданская палата пусть будет на совести тех, кто ее имиджирует — Трофимова и Яковенко, о других членах этого сообщества я ничего не знаю.

А вот то, что мы сейчас обсуждаем на заседаниях исполкома нового движения, — это проект, даже его предпроектная стадия. И ваши и все другие вопросы с ответами и пока без — имеют место быть. Главное, понимание того, что мы народ, «носитель суверенитета и единственный источник власти» в нашей стране, многолетне находящейся под «золотой ордой». Выборы, которых мы хотим, вовсе не альтернатива, это движение к местному самоуправлению, к демократии, к взращиванию доверия, к преодолению политической и социальной апатии. Я не случайно начал с «осмысления», потому что возможности и результаты по реализации нашего общественно-политического проекта прямо пропорциональны степени нашей гражданской активности и обратно пропорциональны степени дебилизации нашей жизни.

2. А на что еще может быть способна власть, не терпящая сопротивления, не способная к диалогу с реальным обществом? Только бы не слышать, не видеть... Отгородят площадку на «жареном бугре», пошлют туда ОМОН и Пашку Грищенко (Павел Грищенко, начальник отдела взаимодействия с общественными объединениями администрации Саратова. — Ред.) на разведку.

3. Какие инициативы, какое законотворчество, если у нас есть партия власти?

Источник: газета «Репортер» №46(1027) от 21 ноября 2012 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);