Политбюро

«Единая Россия» VS прокуратура

Главная   Политбюро   Заседание политбюро   «Единая Россия» VS прокуратура

ПрокопенкоПрокурорам угрожают увольнениями за непослушание единороссам

В отношении главы администрации Саратова Алексея Прокопенко по статье 315 УК РФ возбуждено девять уголовных дел. Эта информация появилась в пятницу на сайте Генпрокуратуры РФ и Саратовской областной прокуратуры, а в понедельник в администрации прошли обыски и выемка документов.

Претензии у городского отдела по особым исполнительным производствам службы судебных приставов появились к сити-менеджеру за то, что тот не исполнил судебных решений о предоставлении гражданам вне очереди жилых помещений, и передал положенные законом квартиры не тем лицам, по которым были судебные решения.

С одной стороны, дело громкое — городской руководитель работает не по закону. Вроде как. Решение суда по данному вопросу еще не выносилось. Так что прокуроры, может быть, заблуждаются. Мы никого не защищаем и не обвиняем — просто рассуждаем о том, что пока говорить в общем-то не о чем.

Однако слова все-таки нашлись. И нашлись они у саратовских единороссов. Практически сразу, как только стало известно о возбуждении дел против Прокопенко, интернет-ресурсы заполонились хором представителей партии власти и приближенных к ней. Депутаты Государственной думы Николай Панков, Ольга Баталина, Михаил Исаев, Василий Максимов, председатель Саратовской облдумы Марина Алешина, областные депутаты Леонид Писной, Галина Комкова и Александр Ландо, глава Саратова Олег Грищенко, детский омбудсмен Юлия Ерофеева...

Каждый был по-своему хорош в своих высказываниях. Например, госдеп Николай Панков распорядился взяться за дело областной прокуратуре: «Считаю, что областная прокуратура должна взять эту ситуацию под контроль, детально в ней разобраться с тем, чтобы не пострадали люди». (Прокуратура, правда, и так заявляла, что дело находится на ее контроле. Но, видимо, речь идет не об обычном контроле, а о таком контроле, чтобы интересы партийцев не были нарушены.)

Олег Грищенко назвал происходящее «"диверсией"  оппозиции, затеянной накануне выборов в областную думу,  чтобы  дискредитировать  правящую партию». Приставам попенял, что обычно они не стремятся быстро исполнить решения судов в пользу города. Не забыл и силовиков, занимавшихся выемкой документов в администрации: «Участие  силовых структур в этой акции выглядит, по меньшей мере, странно. Непонятно, откуда столько прыти взялось вдруг у службы судебных приставов. Чуть ли не взвод автоматчиков прислали в мэрию только для того, чтобы изъять несколько бумажек. Еще бы гранатомет прихватили с собой, чтобы воевать с канцелярскими работниками. Что это, акция устрашения? Попытка дискредитировать муниципальную власть в глазах населения?».

Исполнитель особых поручений «ЕР» Александр Ландо пошел дальше в деле защиты саратовского сити-менеджера. Облдеп сразу заявил (без суда и следствия, так сказать), что «с юридической точки зрения, уголовные дела в отношении Алексея Прокопенко закончатся ничем. Никакой юридической перспективы они не имеют». А затем перешел к угрозам: «Для тех, кто возбуждал уголовные дела, в том числе службы судебных приставов, я думаю, это бесследно не останется, потому что депутаты областной, городской и Государственной думы без внимания подобные вещи оставлять не могут». И продолжил: «Мы будем ставить вопрос о том, находятся ли эти люди — сотрудники прокуратуры, службы судебных приставов — на своих должностях. И все это может закончиться выражением недоверия и постановкой вопроса о соответствии их занимаемым должностям».

Позволим еще несколько цитат Александра Соломоновича:

«"Маски-шоу" не очень понятно зачем происходят. Следственные действия, которые проходят, называются выемкой документов. Они приходят в муниципальное учреждение, где сидят чиновники, им никто не препятствует в получении документов...

Нет, это все происходит как акция устрашения, какой-то спектакль. Все началось в пятницу, и все мои попытки и депутатов областной думы связаться с должностными лицами региональной прокуратуры и службы судебных приставов заканчивались ничем.

Создается впечатление, что это все было срежиссировано заранее таким топорным образом. Конечно, напрашивается мысль, не является ли это реакцией на те снесенные ларьки и тот порядок, который наводится в городе...».

Странно, что на подобные высказывания особо никак не отреагировали в прокуратуре. Если помните, неделю назад, когда о «масках-шоу» заявили адвокаты фирмы «РИМ», областное ГУ МВД усмотрело в этом «попытки ввести в заблуждение общественность и контролирующие органы, дискредитировать органы полиции и предварительного следствия, которые являются ни чем иным как попытками оказать противодействие расследованию по делу».

А теперь вот никто ничему не противодействует, получается? И столь громкие высказывания, доходящие до угроз, от первых лиц города и области — это так, невинные размышления?

Впрочем, вчера на сайте «Четвертой власти» появился комментарий старшего помощника прокурора области по связям со СМИ и общественностью Татьяны Казаченко. Давать оценку высказываниям депутатов и чиновников Казаченко отказалась, однако отметила: «Мы законники, мы заняты соблюдением закона, а не рассуждениями о моральной стороне дела. То, что квартиры получили учителя, прекрасно, но почему не думают о тех людях, кто нуждается в отселении? Если завтра им на голову упадет крыша, скажут: где была прокуратура? Давайте сажать прокуроров, у нас люди погибли! А как же закон, Конституция, приоритет судебного решения?».

А вот «Репортер» решил поразмыслить над комментариями политиков. И за помощью мы обратились к нашим экспертам.

1. Прокомментируйте, пожалуйста, возбуждение девяти уголовных дел против саратовского сити-менеджера Алексея Прокопенко.

2. Как вы относитесь к мнению главы города Олега Грищенко, что возбуждение уголовных дел против Алексея Прокопенко — «это «диверсия» оппозиции, затеянная  накануне выборов в областную думу, чтобы дискредитировать правящую партию»?

3. Как вы считаете, имеет ли право госдеп Николай Панков давать указания прокуратуре Саратовской области?

Как вы думаете, злоупотребляет ли своими полномочиями облдеп Александр Ландо, когда угрозами пытается оказать давление на представителей прокуратуры и службу судебных приставов?

АртинВасилий Артин, депутат Саратовской городской думы, «Единая Россия»

1. Этот случай еще раз подтверждает коллизию,  которая достаточно часто встречается в современной правоприменительной практике — несоответствие правовой и фактической, морально-этической сторон дела. То есть по закону как бы пытаются показать  правильность принимаемых действий, а по сути мы видим правовую непроработанность принятых мер со стороны прокуратуры. Квартиры получили молодые специалисты с семьями, которые ждали годами положенное по закону жилье. При этом не ставится под сомнение необходимость предоставления жилья для расселения граждан из аварийных домов. Вопрос в другом, руководитель администрации принимает решение о выделении жилья той или иной категории граждан исходя из всего многообразия факторов: финансового обеспечения вопроса, имеющейся свободной жилплощади, соответствия данной площади стандартам предоставления такого жилья категориям граждан, общей постановки вопроса предоставления той или иной категории граждан жилья как приоритетной государственной проблемы, и здесь имеет значение также и  история получения данного жилого фонда (к примеру, с защитой интересов города по участку Сеномана).

Очевидна некоторая  непоследовательность и скоропалительность решений надзорных органов без учета всего многообразия фактической стороны дела.

2. Любое несоответствие  нормативно-правовой и морально-этической, фактической сторон вопроса всегда создает впечатление либо о некомпетентности органа, принимающего решение, либо какой-либо его заинтересованности. В данном случае  прокуратура ставит под сомнение решение о выделении квартир молодым специалистам со стороны администрации, и осознанно либо неосознанно выводит этот вопрос из плоскости правовой в сугубо политическую. Играет ли это на руку оппозиции, которая не смогла решить ни одного мало-мальского вопроса для своих избирателей?  Безусловно, да. 

3. Депутат Государственной думы по закону  о статусе депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации  имеет право обращаться в органы государственной власти для защиты нарушенных прав граждан, при этом законом не запрещено вмешиваться  непосредственно в работу правоохранительных  органов.

На мой взгляд, здесь несколько неуместно говорить о каком-либо вмешательстве или даче указаний депутатом Государственной думы Николаем Панковым прокуратуре Саратовской области. Как депутат Госдумы и тем более как гражданин РФ он имеет полное право на свое личное мнение и может его свободно высказывать. Конституция России этого не запрещает.

Мнение депутата Александра Ландо лишь отражает озабоченность непонятно чем продиктованным решением надзорного органа. По факту получается,  что решение о возбуждении уголовного дела обнуляет многогодовую работу депутатов от партии «Единая Россия», в том числе с участием правоохранительных органов, по защите законных прав жителей муниципалитета.  По этой логике все было сделано неправильно, противозаконно, молодые учителя, воспитатели, врачи должны быть выселены, и тогда буква и дух закона будут торжествовать. Эта постановка вопроса явно алогична и не может не вызывать недоумения у людей, кто принимал активное участие в защите интересов города и его жителей.  

Виктор ТюхтинВиктор Тюхтин, депутат Саратовской областной думы, «Справедливая Россия»

1-3. Уголовными делами, которые возбуждены против главы администрации Алексея Прокопенко, должны заниматься соответствующие органы — прокуратура и служба судебных приставов. Собственно, они ими и занимаются. Так что мне не совсем понятно, какие комментарии можно дать по этому вопросу. А потому весьма удивляет реакция на действия правоохранительных органов со стороны ряда саратовских единороссов. Не только Олег Грищенко, Александр Ландо или Николай Панков высказались по теме «дел Прокопенко», это сделали многие местные политики и депутаты. И вот такая спланированная массовая реакция удивляет больше всего.

Если говорить о «диверсии» со стороны оппозиции против «правящей партии», то сложно вообще себе представить, как можно дискредитировать партию, которую в народе давно называют «партией жуликов и воров». Однако отдельными высказываниями вполне можно дискредитировать силовые структуры, ту же прокуратуру. Что, собственно, сейчас и происходит. Вот уже третий день вся область говорит только о том, что прокуратура у нас — чуть ли не некое полубандитское формирование, которое, как следует из комментария г-на Ландо, действует не по закону, а по понятиям, крышует ларьки, дискредитирует партию...

Но в чем состоит суть вопроса? У прокуратуры и приставов появились некие вопросы к главе администрации, в которых надзорные органы и пытаются разобраться. Вот и все. В конце концов, у нас существует суд, где и должны доказывать вину или невиновность. Но почему, как только прокуратура еще только наметила какие-то действия, — саратовские единороссы вдруг сбиваются в единую стаю и пытаются подменить собой всё — и прокуратуру, и следствие, и суд, и адвокатов. Нам теперь что, достаточно одного Ландо, чтобы забыть о правоохранительной системе страны?

Но мало того что они подменяют собой правоохранительные структуры, выносят вердикты, кто прав, кто виноват, они еще и дискредитируют одну из ветвей государственной власти и фактически угрожают ей.

И еще один момент. Мне кажется, все эти комментарии показывают, насколько эти комментаторы далеки от понимания того, куда двинулся вектор реальной политики России. Смотрите: президент Владимир Путин всячески дистанцируется от «Единой России», председатель Госдумы Сергей Нарышкин отказался вступать в партию, премьер-министр Дмитрий Медведев, не успев возглавить «ЕР», тут же говорит о том, что надо избавиться от проходимцев в партии. И на этом фоне — саратовские политические реалии. Такое чувство, что люди живут и действуют по старинке, они остались во вчерашнем дне. Они не понимают, что изменилось общество за последние 5-6 месяцев, что запросы его стали другими. Забывая, наверное, что государственная политика — это не участие в съездах партии в качестве декораций. На каких бы съездах партии ни побывали эти люди, более того — какую бы партию они ни представляли, это не дает им права доходить до того, чтобы дискредитировать орган государственной власти, око государево.

АбрамоваЮлия Абрамова, координатор Саратовского регионального отделения ЛДПР

1. Прокуратура делает свою работу, даже если это кому-то не нравится. Даже если дело спорное и затрагивает самые незащищенные слои общества. Весь вопрос в том, что было сделано, чтобы бюджетники не оказались заложниками чьих-то договоренностей, и как городская власть в дальнейшем будет выходить из подобных ситуаций.

Мы можем вспомнить сколько угодно случаев, когда прокуратура или была бессильна, или делала вид, что бессильна. Но упрекать ее сотрудников в том, что они проверяют деятельность представителей власти, как это делают единороссы, — по меньшей мере, странно.

Я надеюсь, что и на заявления от граждан, например, из Новоузенска, где третий год работает полулегальный нефтеперегонный завод, прокуратура отреагирует так же жестко и принципиально.

2. У Олега Грищенко, как и любого другого человека, есть право на свое мнение. «Правящую», как выразился Олег Васильевич, партию уже сложно чем-либо еще дискредитировать. Единороссов никто не заставляет нарушать закон — они это делают совершенно добровольно. Другое дело, что не часто единороссам напоминают о том, что и они перед Законом равны. Как мы видим, в преддверии выборов им это не очень-то нравится... 

3. По поводу высказывания Николая Панкова. Нет необходимости еще раз ставить в известность областную прокуратуру по данному вопросу: я уверена, что ситуация и так контролируется на высшем уровне, если дело дошло до «маски-шоу» в городской администрации.

Что касается комментария Александра Ландо, сам тон высказывания комментировать не буду, а вот по сути скажу, что ставить вопрос о соответствии занимаемым должностям необходимо и в городской администрации, и в областной думе, и в городской думе в том числе.

ГришанцовАлександр Гришанцов, первый секретарь Октябрьского РК КПРФ

1. Существуют слухи о том, что исходные материалы для данных уголовных дел могли поступить от конкурирующих строительных организаций, и прокуратуре пришлось расследовать эти факты. Однако это только слухи. Комментировать решения прокуратуры и службы судебных приставов я вряд ли имею право.

2. Сложно представить, что Олег Васильевич действительно считает, что оппозиция имеет влияние на прокуратуру. Прокуратура у нас находится исключительно в сфере влияния власти и «Единой России». А судебные приставы, с точки зрения выполнения своих служебных обязанностей, следуют букве закона и исполняют предписания прокуратуры. Не думаю, что прокуратура семь раз не отмерила, прежде чем отрезать — возбуждать уголовные дела.

С другой стороны, думаю, Олегу Васильевичу не стоит так переживать по этому поводу. Возбуждение уголовного дела — это еще не решение суда. И судя по тому, что начались активные атаки лидеров «ЕР» Саратовского региона, все эти дела хотят остановить еще до суда.

3. Николай Панков, наверное, почувствовал себя лучом солнца, который может, как перст, указывать, что и как надо делать, одновременно занимаясь регулировкой всходов растений и задержкой решений прокуратуры. Его комментарий, на мой взгляд, можно расценивать как прямое вмешательство в работу прокуратуры. И не лишним тут будет, наверное, напомнить, что прокуратура и Панков представляют собой разные ветви власти. Прокуратура — это надзирательный орган, который осуществляет контроль за выполнением законов, которые пишет Панков. Но указывать, как выполнять предписанные законом действия, что и составляет работу прокуратуры, не есть полномочия даже депутата Госдумы.

Что касается Ландо, то он, конечно, поднаторел в юридических нюансах регионального уровня, и, видимо, в процессе междоусобных единороссовских войн ему и море стало по колено (во всяком случае, притоки Волги). Надо думать, он уверен, что расставив акценты телефонным правом, возможно через областную прокуратуру напугать, стушевать и подчиненное этой прокуратуре ведомство.

Зарождается определенная уверенность, что возбуждения этих уголовных дел не были согласованы и доведены до сведения областной прокуратуры. Потому что в любом ведомстве есть порядок, предполагающий, что действия чиновника такого ранга, как сити-менеджер Саратова, оцениваются не каким-нибудь младшим советником юстиции районной прокуратуры — материалы как минимум просматриваются областным прокурором.

В заключение добавлю, что вот это «хоровое пение» есть лишнее доказательство тому, что в Саратовской области присутствует клановая вседозволенность как на выборах, так и в решении хозяйственно-экономических и кадровых проблем.

И еще вывод — демократия «по-саратовски» не соответствует Конституции РФ.

НаместниковМихаил Наместников, руководитель аппарата Саратовского регионального отделения партии «Яблоко»

1-2. Для меня в этой истории совершенно непонятно, каким образом наша оппозиция, обескровленная и задавленная властным ресурсом, испытавшая на себе в буквальном смысле поругание на всех последних выборах со стороны партии власти, сумела сохранить для себя возможности влияния на судебные и карательные органы настолько, что диктует им  последовательность юридических и процессуальных усилий. Определяет конкретные поводы и мишени для нападок, накануне выборов областных, умаляя все достижения и пороча приличных людей, взявших несколько ранее на себя, кстати, ответственность за все, и категорически не желающих этой «ответственностью» ни с кем делиться. Именно оппозиция, как мне кажется, по всякому условному поводу и без оного говорит о несовершенствах судебной системы в стране, коррумпированности и ангажированности правоохранительных органов, постоянно подводя власть к необходимости самих мер в этой области. И власть на это активно откликается. Милицию переименовала, судебную реформу провела. И отчиталась. Тогда о чем это Олег Васильевич говорит? И не он ли тем самым свою партию дискредитирует пуще всякой оппозиции. Раз все у нас так плохо: и с бюджетным наполнением, и с его исполнением, и с правовой дисциплиной, и с должным функционированием судебной системы вместе с юстицией и органами правопорядка, то где вы были все последние годы, господа? И чем вообще занимались в своей партии? И почему никак не нашли решения в самые «жирные» годы тех проблем, о которых Олег Грищенко сегодня говорит? Или оппозиция вражеская этому мешала?  Ещё мне обидно за Алексея Прокопенко,  ведь речь идет о единственно симпатичном для меня персонаже во власти городской. Он действительно старается, работает, что заметно. И не надо бы умалять его профессиональных и человеческих заслуг, приписывая оппозиции мнимые возможности оказания давления на него.

3. Господин Панков, в моем представлении, несколько путает жанры в своём выступлении. Он не на митинге выступает. И он депутат Государственной думы. Он сосредоточил в своих руках власть необъятную. А пользоваться ей не умеет. Как бы рады были мы все, когда бы он вышел на трибуну. И громко заявил коллегам, что за время их правления и судебная, и правоохранительная система переродились в нечто непотребное. Что работают из рук вон плохо, что путают свои интересы, карьерные и корыстные с государственными. И с интересами дела служения народу.  Вот тогда бы я наверняка  удивился и зааплодировал. Вы слышали от  Николая Панкова что-то подобное? А ждете? Нет? И я не жду. Впрочем, я оставляя за ним его гражданское право быть недовольным действиями прокуратуры и судов. Одним недовольным больше, одним меньше. Рад буду увидеть его на нашем митинге недовольных, несогласных, на Марше миллионов. Уверен, ему будет что сказать. Милости просим. И областного прокурора пусть с собой приводит. И к нему много вопросов у нас, например, по выборам последним, по реакции его подчиненных на наши жалобы и нарушения. Но иначе не бывает, господа! Никогда не бывает! Невозможно по одним правилам играть на выборах, не слишком чисто и честно, а потом требовать честности от участников ЕГЭ или от работников прокуратуры. И тот «Сеноман» — только верхушечка айсберга. Самая малость его. И рассуждать о 70 квартирах в пользу бедных — означает говорить ни о чем, опять же, в «пользу бедных». И к выборам! Это подход бессистемный, на фоне всех трущоб и проблем с Водоканалом,  и тут я с Грищенко даже соглашусь. Хотя меня невольно сейчас смущает повальное увлечение сегодняшних властей города отменять старые соглашения и решения прежних городских начальников по выделению земель. Как-то оно по-матросски, по-кухаркински получается, порочная  это практика. Она порочна по самой  своей сути. И не следует потом удивляться, что никаких инвестиций в город так и не придёт. Риски для финансов слишком высоки. Так завтра кто-то станет отменять и ваши решения, господа. При всей вашей несменяемости и неподсудности никаких гарантий вы на потом людям не оставляете. И это как раз изнанка отсутствия в стране приоритета Закона.

Про Ландо я много говорить не буду, Он сам за себя много говорит.  Правда, и за нас говорить пытается, за избирателей. Сразу отмечу, что я его избирателем никогда не был, как и он моим депутатом. Что-то я не слышал от этого депутата столь убежденной и бескомпромиссной  позиции по поводу «наездов» органов на «РИМ», что-то не стал он в защиту бизнесменов, допрашиваемых «с пристрастием», во имя торжества на предстоящих выборах некой одной партии. А тут сразу же: «мы будем ставить, мы будем решать...». Зачем-то приплёл сюда Общественную палату. Будто она и не общественная вовсе, а «цепная». И только команды ждёт. Честно говоря, мне всё это кажется довольно пошлым. Ну, пощипали они «Шэлдом», отняли у него «добровольно-принудительно» эти несколько десятков квартир, передали их во временное пользование нуждающимся семьям из бюджетных работников. Так и то не сумели обставить хорошо, красиво, с помпой и рекламным эффектом на пользу репутации своей же партии. Опять что-то напортачили и злобятся теперь. А увольнять всяких прокурорских депутату Ландо Бог не дал. Ставить вопрос-то ещё можно, только тот стоять не будет. Системная эта проблема. И, как всегда, изнутри самой системы решается она — или плохо, или совсем уж никак.

ДеришевМихаил Деришев, шеф-редактор интернет-телеканала «Версия-Саратов» (it-vs.ru)

1. Очень забавная ситуация: судя по тому, как возбудились члены партии, для них это оказалось большим шоком, чем для самого Алексея Прокопенко. Насколько я понимаю, прокуратура идет по пути формализма — квартиры согласно бумагам полагались одним беднякам, администрация города выдала их другим беднякам. По сути ничего не изменилось, но прокуратура желает законного перфекционизма. Имеет право. Кроме того, был слушок, что жилье дали весьма хорошо зарекомендовавшим себя бюджетникам на тяжких должностях в избирательных участках. Может быть. Хотя на самом деле смешно представить, чтобы прокуратуру это особо волновало. Варианта два. Первый: прокурор Степанов совсем не в ладах с реальностью и сам не понял, что попер на нью-КПСС. Второй: у прокурора Степанова отточенный зуб на администрацию города. А причину мы скоро узнаем. Второй вариант наиболее верный.

2. Человеку свойственно иногда болтать чепуху. Олег Грищенко — человек. Олегу Грищенко свойственно иногда болтать чепуху. Так, пожалуй. Ведь Олег Грищенко понимает, что эту партию уже нельзя дискредитировать. Нельзя убить дважды. Или трижды. Если эта партия завтра сгорит дотла, люди будут гулять неделю с карнавалами и салютами.

3. Ландо, Панков и другие персонажи, именуемые «депутатами», могут говорить что угодно. Дело не в этом. Дело в том, что когда адвокат Елена Кобзаренко говорила о том, что в отношении бизнесменов из Группы компаний «РИМ» правоохранители устраивают беспредел, то дежурные гавкалки из партии заявили, что это жалкая попытка оправдаться и оказать давление на наши мудрые органы. В случае с Прокопенко туча депутатов и прочая едроссовская шваль заверещали: вай, вай, вай — что творится, душат люди в погонах честных людей почем зря! Даже детская правозащитница Юлия Ерофеева грудью встала на защиту Алексея Прокопенко. В общем, едроссы брешут и не могут остановиться.

МурзовАлексей Мурзов, главный редактор ИА «СаратовБизнесКонсалтинг»

1. Комментировать данную ситуацию достаточно сложно. Мы сейчас можем говорить все что угодно, выдвигать разные конспирологические мнения, но на самом деле намного проще исходить из одного очень важного момента. Есть официальные органы — служба судебных приставов и прокуратура, и есть некий субъект, на которого направлены действия этого надзорного органа и судебных приставов. Вряд ли кто будет спорить, что эти органы работают вне правового поля, а значит, их действия де-юре законны. Другое дело, окажутся ли они правы в своих подозрениях — это покажет время.

С другой стороны, не усматривать, особенно в нашем политизированном регионе, каких-либо подводных камней в этом деле тоже нельзя. Уже тот факт, что ситуацию активно комментируют различные политики, говорит о том, что она имеет политический контекст. Сложно себе представить отсутствие каких-либо, скажем так, «конфликтов» разных сторон в регионе, где ключевые позиции в разных ведомствах, службах, органах власти занимают представители одной партии. В классическом варианте — сначала идет межпартийная борьба, а потом и внутрипартийная. Думаю, корни надо искать здесь.

Но еще раз оговорюсь, окончательные выводы можно будет сделать чуть позже.

2. Видите, даже Олег Васильевич почувствовал некую «диверсию». Хотя слово это, наверное, и не совсем правильное — оно все-таки несет достаточно негативный оттенок, и не хотелось бы думать, что правоохранительные органы у нас занимаются «диверсиями». Не согласен я с тем, что это «диверсия оппозиции» — не думаю, что у нашей оппозиции такие длинные руки. Ключевые слова в комментарии Олега Грищенко, полагаю, это «диверсия» (хотя лучше было бы подобрать более нейтральное слово), «накануне выборов в облдуму» и «правящая партия». В этих словах можно найти все ответы на вопросы, как мне кажется.

3. Конечно, давать указания прокуратуре Николай Панков не имеет права, но дело в том, что он всего лишь высказал свое мнение, чего никто ему не запрещает. К тому же это какое-то неконкретное заявление, которое за собой не влечет никаких последствий ни для одной из сторон — кроме того, что Николай Васильевич, видимо, тоже будет каким-то образом контролировать ситуацию.

Что касается высказывания Александра Ландо, опять же, не думаю, что он злоупотребляет полномочиями. Он высказал мнение, что некто — видимо, сам Ландо и его товарищи — будет ставить вопрос о том, находятся ли некие сотрудники прокуратуры и службы судебных приставов на своих должностях. Что ж, в полномочия областных депутатов, насколько я помню, входит написание запросов в различные органы. Так что Ландо может обратиться хоть в Генпрокуратуру, хоть к президенту, и поставить вопрос ребром. Здесь нет злоупотребления, это его право. Другое дело, насколько подобное обращение будет результативным. Исходя из того, что информация о «делах против Прокопенко» изначально пошла с сайта Генпрокуратуры, думаю, обращаться к пчелам со словами: не трогайте мед, он наш, — не вполне действенно. Мне кажется, обращение (если таковое и появится) придется подавать выше.

ОлейникДмитрий Олейник, политолог

1. Я не знаком с материалами дела, а информации, полученной из СМИ, недостаточно для серьезных выводов. Тем не менее, я полагаю, что правоохранители представляли себе последствия, в том числе и политические, и, скорее всего, не приняли бы решения о возбуждении дел, не имея для этого достаточных оснований.

2. Полагаю, у оппозиции сегодня недостаточно сил и возможностей для организации таких «диверсий». Можно попробовать обвинить Госдеп США, который явно обижен на отказ избранного Президента России принимать участие в недавнем саммите в Кемп-Дэвиде. Возможно, Госдеп, таким образом, пытается пошатнуть веру мировой общественности в неподкупность российских чиновников  накануне встречи АТЭС во Владивостоке, и как-то объяснить  благовидным предлогом нежелание  Обамы в ней участвовать. Действиями  правоохранителей вообще сложно дискредитировать, дискредитируют поступки. Что касается дискредитации партии, то она сама легко может это сделать неуклюжей реакций на общественно значимые события.

3. Я считаю, что давать «указания» прокуратуре имеет право не только председатель комитета по аграрным вопросам Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации Николай Васильевич Панков, но и любой Ваня Пупкин. Другое дело, что прокуратура должна чётко разграничивать, с чем она в каждом конкретном случае имеет дело: с лепетом юродивого, с бредом одержимого маний величия, с попыткой административного давления, с искренним высказывание собственного мнения, не претендующего на «указание прокуратуре» или с чем-то иным.

Относительно комментария Александра Соломоновича я ничего определенного сказать не могу, так как не понимаю, что он имеет в виду.  «На должностях» не «находятся» — их замещают. Вопросы соответствия занимаемым должностям руководителей территориальных органов силовых структур не входят в компетенцию областной думы. Если же под «находятся на должностях» следует понимать их присутствие на рабочих местах, то и вопросы распорядка работы и нормирования рабочего времени правоохранителей в компетенцию депутатов также не входят. Кроме того, неясно, что имеется в виду под «мы будем ставить вопрос» и «может закончиться выражением недоверия». Если Александр Соломонович с группой единомышленников, надлежащим образом уведомив мэрию, организует пикет или митинг под лозунгами вроде: «Мы не верим прокурорам» или «Суд! Руки прочь от партийных проектов», то никаких злоупотреблений, скорее всего, не случится. Главное не переборщить с лозунгами и речами ораторов. У нас, знаете ли, очень внимательно отслеживают проявления экстремизма и призывы к беспорядкам. Вариант, что заслуженный юрист и умнейший человек Александр Соломонович Ландо каким-то образом пытается оказать административное или партийное давление на следствие, я даже рассматривать не хочу. Думаю, что его проанализируют другие эксперты.

СкворцовНиколай Скворцов, председатель комиссии по вопросам законности, правопорядка, защиты прав граждан Общественной палаты Саратовской области, директор ЦПТ «ЮРКОМ»

1. По существу дел комментарий дать не могу, так как детально не владею обстоятельствами дела, документов не видел. Думаю, что вся «соль» данной ситуации в деталях: либо сотрудники администрации г. Саратова пропустили «запятую», либо судебные приставы «эту запятую» не увидели.

2. Возможно, «диверсия оппозиции» не самый лучший термин, однако то, что ситуация выбивается из контекста рядовых, очевидно. Мне, на самом деле, с трудом верится, что возбуждение девяти уголовных дел, выемка документов с участием спецназа и широкое PR-освещение — это будни службы судебных приставов. Однако если так оперативно судебные приставы будут работать и впредь, я буду только рад.

3. В высказываниях г-на Панкова и г-на Ландо отображены их мнения на происходящее в целом. Таким правом обладает каждый гражданин РФ, они этим правом воспользовались. Опять-таки, в выраженных ими мнениях отчетливо видно, как работает принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Если бы такого принципа не было либо он не работал, читатели газеты никогда бы не узнали о возникшем конфликте, так как сам конфликт не возник бы.

Источник: газета «Репортер» №21(1002) от 30 мая 2012 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);