Политбюро

Александр Гришанцов: «Выборы 4 марта — это спецоперация»

Главная   Политбюро   Разговор начистоту   Александр Гришанцов: «Выборы 4 марта — это спецоперация»

ГришанцовКак УИКи «исправляли ошибки», допущенные на выборах

После свободного волеизъявления граждан прошло несколько недель, оппозиция продолжает подводить собственные итоги выборов — подсчитывать количество нарушений, собирать факты и готовить документы в суды. Своими изысканиями на эту тему по традиции поделился коммунист Александр Гришанцов — он обобщил, проанализировал, систематизировал нарушения на выборах 4 марта 2012 года по Октябрьскому району Саратова.

— Это были не выборы, это была спецоперация, — с уверенностью говорит Гришанцов. — Помимо обычных уже для нас вбросов и массового голосования по открепительным удостоверениям, применялась практика переписывания протоколов. Активно удаляли наблюдателей от оппозиции. На одном из участков (во 2-м лицее в Агафоновке) применили «дополнительную силу»: неустановленные лица под видом корреспондентов ТНТ-Саратов, присутствуя при подсчете голосов, встали вокруг стола, где лежали бюллетени, при этом загородив обзор для остальных наблюдателей. Словом, бывало всякое. Но главное — в течение 4-5 марта правоохранительные структуры бездействовали, либо действовали — но в отношении оппозиции. Суды, в частности Октябрьский, не работали...

***

У Александра Ивановича в кабинете на стенах «наглядные пособия» — таблицы, графики и диаграммы — все посвящено итогам президентских выборов.график

— Я разделил все избирательные участки (УИК) на группы. Вот, например, группа «больницы и воинские части» (10 участков). Результаты такие: 329-й УИК — 98%, 326-й — 96%, 330-й — 94% — в общем, все как обычно, ничего удивительного. Последние 15 лет на таких участках голосует медперсонал и знакомые врачей, которых приписывают лечиться ровно на день выборов...

— Минуточку, а вот всего 70% (УИК № 334) — можно сказать, средний для Саратова результат.

— Ну да, на этом участке мы выставили грамотных наблюдателей, «закрыли» запасной вход. Результаты и получились более-менее приемлемые.

Вот другая группа участков. Здесь высокие результаты — 74-84%. Но эти данные совершенно «не пляшут» с тем, какой результат здесь был дан на выборах в Госдуму в декабре прошлого года. Было 30-42%, а теперь показатели выросли до 80%. Возникает вопрос — что же такого произошло за несколько месяцев, что результат стал большим в два раза? На мой взгляд, это говорит о том, что в этот раз была выработана своеобразная линия работы — я бы назвал это «исправление кривой». Было дано задание «поднять» участки, допустившие тогда низкий результат, до 75%. Я утверждаю, что в вышестоящей комиссии, то есть территориальной, сидел человек, который получал данные из УИКов — и смотрел, какие цифры где подправить.

Есть два участка, где при тотальном контроле наших наблюдателей выборы прошли честно. Здесь итоги таковы: на УИК №282 — 48,24%, на УИК №284 — 46,23%.

А теперь посмотрите на следующий график. Здесь отмечена линия — результат в 75%. Рядом — линии-показатели кандидатов по участкам. Наглядно видно, что все УИКи стремились к этой цифре в 75%. При этом они достигали «успехов» по «работе над ошибками» — повышению количества голосов за кандидата Путина — за счет других кандидатов. Смотрите: если пик «кривой» у Прохорова — то падение у Путина, если пик у Жириновского — падение у Путина. И наоборот: если падение результатов Прохорова и Жириновского — то пик у Путина.

— Почему не называете вашего кандидата — Зюганова?

— Голоса Зюганова, по крайней мере в Октябрьском районе, не трогали. Возможно, знали, что здесь буду я. Боялись. Ну и наши члены УИКов, конечно, работали — хватали пачки с голосами за Зюганова и держали в руках, не давая отобрать голоса. Вот и получилось, что у Зюганова — «ровная кривая», результат везде примерно одинаковый.

Соответственно, отбирали голоса понемногу — по 100-150 — у Прохорова, Миронова, Жириновского. Но если и это не помогало — то просто «добрасывали» по 300-400 голосов в пользу кандидата Путина.

— Вы говорите о ситуации, когда в итоговых протоколах неожиданно появлялись совершенно иные данные, чем те, которые имелись в копиях протоколов наблюдателей. То есть переписанные где-то по дороге из УИКа в ТИК?

— Во-первых, комиссии на этих выборах применили очередное ноу-хау. Не подписывали наблюдателям копии протоколов. Без объяснения причин просто уезжали в спешном порядке — а вы тут как хотите.

Во-вторых, переписывание проходило, полагаю, не только по дороге из УИКа в ТИК, но и прямо в ТИКе, в здании администрации. Перекрывали часть коридора — и никого кроме «своих» туда не пускали. Мы, кстати, предварительно просили, чтобы для дня выборов в здании администрации оборудовали единое помещение, например актовый зал. Но в итоге там неожиданно произошло короткое замыкание — как раз накануне выборов! Так что ни о каком едином помещении и речи быть не могло.

И наконец, последнее. Я вместе с несколькими членами ТИКа 4-5 марта находился в администрации возле сводной ведомости — увеличенной формы сводной таблицы, куда председатели УИКов обязаны по прибытии в ТИК первым делом вписать результаты со своего участка. Так вот, мы стояли там — и не давали заполнять протокол тем УИКам, где, как нам передавали наблюдатели, результаты завышены, — до выяснения обстоятельств.

— Что значит «не подпускали»? Не имеете права...

— Дело в том, что я был назначен ТИКом ответственным за заполнение председателями участковых комиссий того самого сводного протокола — свои обязанности я и выполнял. Но, по-видимому, я не был удобен — вот и начались проблемы.

В чем была суть претензий с моей стороны. Например, 315-й участок, председатель Агапов. Наши наблюдатели «держали» ситуацию — и здесь получилось чуть более 37%. Но разве возможно принять такой результат? И тогда было вброшено без малого 700 голосов за Путина. Получилось 1445 голосов. Хотя по подсчетам наблюдателей — только 765.

Мы не пропускаем данные в ТИКе. Не даем внести в сводную таблицу, требуем срочного созыва территориальной комиссии и принятия мер — в частности, повторного пересчета бюллетеней. Тогда нас оттесняют работники полиции — встают плотным кольцом вокруг таблицы. И пока на «внешнем» круге со мной разговаривают стражи порядка, Агапов «внутри» круга спокойно вписывает данные. У меня есть видео с четырех камер, где все это прекрасно видно. (Гришанцов включает видеозапись).

Смотрите, вот появляются гордепы Сурменев и Кудинов, на заднем плане виднеется глава администрации Дубривный. Хотя что эти люди делали в ТИКе — непонятно. И на видео запечатлено, как Агапов вписывает данные своего участка в таблицу с обычной мятой бумажки, а не из протокола УИКа, как положено по закону. Где был их протокол — непонятно.

По всей видимости, они просто не успели «подогнать» цифры в протоколе — сколько избирателей пришло, сколько проголосовало и т.д. И кстати, обратите внимание на интересную деталь: общее количество избирателей по спискам на этом участке (данные из итогового протокола УИК №315) — 2344. «Докинув» 700 голосов, количество выданных в день голосования бюллетеней стало равным 1983. Получается, на этом участке не проголосовало только 350 человек? Согласитесь, выглядит очень странно.

Аналогичные расхождения в данных протоколов было еще по двум участкам — №288 и №293. Сравните. УИК №288: наши данные — 47,57%, итог по ГАС «Выборы» — 60,07%. УИК №293: наши — 42,08%, их — 66%. УИК №315: наши — 37,35%, их — 72,36%. Председателями здесь были, соответственно, Юдина, Тюшина и Агапов. Все трое — сотрудники администрации Октябрьского района города Саратова.

— Александр Иванович, разве 288-й участок — это не тот, у которого вы якобы украли итоговый протокол? Расскажите, что там произошло — по вашей версии.

— УИК №288. Идет подсчет голосов. Получается 47% за Путина. Не подходит такой результат, видимо. На участок выезжает гордеп Сурменев (непонятно на каких основаниях). Далее выключаются веб-камеры, председатель «прячется» на второй этаж здания комиссии — и на два часа процесс приостанавливается. По очереди вызываются наблюдатели, которых, видимо, уговаривают подписать протокол — уже с другими цифрами: 1008 голосов за Путина, хотя по первоначальным данным — 608 голосов.

Зная, что члены комиссии от КПРФ Маслова и от ЛДПР Бутенкова такой протокол не подпишут, возле их фамилий вместо подписей появляются отметки «отказался подписать». (К сожалению, есть у нас такой пробел в законодательстве — для «ратификации» протокола достаточно простого большинства подписей членов комиссии. Так что вполне реально обойтись без парочки членов комиссии.)

Когда председатель УИКа Юдина приезжает в ТИК, я вижу эту отметку в их протоколе. Но зная, что просто отказаться наши наблюдатели не могли (они писали «особое мнение», что и должно было быть указано в протоколе), я прошу приостановить процесс — не вписывать данные в сводную таблицу в ТИКе, дождаться наших членов комиссии, чтобы те дали показания — действительно ли они отказались или нет. И вот тут появляется теория о пропавшем по моей вине протоколе.

— Но вы ведь этот протокол видели?

— Видел — в руках председателя комиссии, когда она впервые появилась в ТИКе. Сам в руках его не держал. Но, по-видимому, меня просто надо было удалить подальше от таблицы. И в какой-то момент глава ТИК Октябрьского района господин Суряпин заявил, что была вызвана прокуратура, поскольку этот самый протокол... пропал. Прокуратура явилась очень оперативно. Сразу нашлись «свидетели». Такое ощущение, что они приехали уже подготовленные, им надо было просто «место преступления» описать, которого не было. И в итоге с меня часа два снимали показания по пропаже протокола. За это время в таблицу были внесены все необходимые данные. Примечательно, что и Юдина внесла данные 288-го УИКа — но как же она могла это сделать, если протокол, как они утверждали, пропал?

— Никакого уголовного дела в итоге возбуждено не было, насколько мне известно.

— Да. В минувший понедельник Следственный отдел по Октябрьскому району Саратова регионального СУ СКР вынес решение об отказе в возбуждении уголовного дела (по статье 141 УК РФ «Воспрепятствование проведению выборов») по факту исчезновения итогового протокола УИК №288. Что, в общем-то, подтверждает мою теорию о том, что появление этого «дела» нужно было лишь для того, чтобы на время отвлечь меня от работы в ТИКе.

— Дальнейшие действия — готовить документы в суд по фактам фальсификаций? Но если, как вы говорите, у наблюдателей отсутствуют заверенные копии протоколов, что могло бы помочь в выяснении истины, то как доказать, что бюллетени добрасывались, а голоса воровались?

— Вы правы, за праздники 8 марта было достаточно времени, чтобы в комиссиях привести «количество и качество» бюллетеней в порядок, «подогнать» под нарисованные цифры. Однако проверку выполнить легко. Не забывайте про списки избирателей. 400, а уж тем более 700 человек, которые на самом деле не были 4 марта на участке, не так сложно вычислить, не правда ли?

Источник: газета «Репортер» №11(992) от 21 марта 2012 г.

Распечатать      Отправить на e-mail      Опубликовать в ЖЖ     
Комментарии
Житель Ваня21.03.2012 12:54
Всех Гришанцов за жабры взял!!!!
Ответить


Отзывов: 1
Репортер Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);