Бабкина надежда. Навстречу выборам

Главная Тема дня   Текст дня   Бабкина надежда. Навстречу выборам

В преддверии предвыборного года в городе появилось сразу две молодежные группировки — «Армия Путина», предлагающая порвать за Путина, и «Медведев Girls», раздевающиеся за Медведева. БГ собрал их в одной комнате и попытался понять, что у них в головах

Участники:

«Армия Путина»: Ольга Комлева, Анастасия Окорокова

«Армия Медведева»: Александр Голохматов, Алиса Мещерякова

Михаил Зыгарь, главный редактор телеканала «Дождь»

Зыгарь: Сколько человек в «Армии Путина» и в «Армии Медведева»?

Голохматов: Вообще, наша группа называется «Медведев — наш президент». В ней сейчас 60 тысяч человек. Нас больше, но мы и появились раньше. Алиса — организатор всех акций и группы. На акции ходят около 500 человек. А внутри нее есть проект «Медведев Girls». В нем 7 девушек.

Зыгарь: Давайте для простоты вас считать «Армией Медведева» — ведь вы так могли бы назваться, да?

Голохматов: «Медведев Girls» точно могут назвать себя «Армией Медведева».

Зыгарь: А почему нет «Медведев Boys»?

Голохматов: Пока не пришли к этому. У нас нет жесткой структуры — появились девушки, которые захотели сделать что-то похожее на «Армию Путина», вот и сделали «Медведев Girls».

«Армия Путина»: Мы работаем в основном в интернет-пространстве. В группе в «Вконтакте» нас более 7 тысяч человек.

Зыгарь: Это ваши единомышленники — а идея чья? Ролик и слоган «Порву за Путина» кто придумал?

«Армия Путина»: Постоянных девушек в «Армии» сейчас двадцать, а придумали изначально все мы вдвоем. Просто как-то сидели и думали, что бы такое сделать, чтобы Путина поддержать. Придумали ролик, снять его нам помог друг Тема. Потом просто раскидали ссылку везде, где можно, в интернете, друзьям в «Вконтакте». И было очень неожиданно получить через неделю 1 миллион 800 просмотров.

Зыгарь: А у вас какие акции?

«Армия Медведева»: У нас будет День ­знаний для взрослых. Девушки выйдут в форме школьниц и прохожим молодым людям будут задавать вопросы про Медведева, Конституцию и законы. Если молодой человек ответит правильно, девушка даст ему клубничку.

Зыгарь: Клубничку? То есть у вас эротическая армия?

«Армия Медведева»: Это фруктовая награда за знание. Не видим в этом ничего эротичного.

Зыгарь: В девочке в школьной форме с клубничкой в руках? Не видите никаких эротических подтекстов?

«Армия Медведева»: Разные люди видят разные эротические подтексты.

Зыгарь: Понимаю. Но согласитесь, все-таки раньше такого не было, чтобы ради президента красивые девушки раздевались в кадре. Клубничка опять же. Зачем вам сексуальная тематика?

«Армия Медведева»: Мы хотим привлечь внимание тех молодых людей, которые распивают пиво на детских площадках, в парках, на улицах. Мы сидели и думали, как сделать так, чтобы они бросили эту бутылку пива и обратили внимание на что-то другое. Мне кажется, между бутылкой пива и красивой девушкой выбор очевиден. Поэтому мы провели акцию «Пиво или девушки». У девушек было мерное ведро, на котором была написана одна из деталей гардероба — допустим, юбка. Молодые люди выливали в ведро свою бутылку пива, и когда уровень пива доходил до заданной отметки, девушка снимала с себя эту часть одежды.

Зыгарь: Чтобы просто договориться о системе координат — а вы не видите никакого эротического подтекста в описанной акции?

«Армия Путина»: Видим, и мы бы не стали раздеваться за пиво.

Зыгарь: А майки вы на себе разве не рвете за Путина?

«Армия Путина»: Лозунг «Порву за Путина» был придуман для привлечения внимания. На самом деле у нас никто не раздевается.

Зыгарь: Вы же в ролике говорите: «Присылайте нам свое видео, в котором вы рвете что-то за Путина, и получите айпэд».

«Армия Путина»: У нас девочка, которая выиграла айпэд, просто нарисовала Путина. Она ничего не рвала.

Зыгарь: А откуда у вас, кстати, айпэд?

«Армия Путина»: Для съемки знакомый одолжил. А когда ролик раскрутился, мы указали счет на «Яндекс-кошельке», и нам стали поступать туда деньги. На айпэд хватило. Недавно вот ювелирный магазин «Драгметалл» подарил ожерелье. И вот мы теперь думаем, какой бы конкурс сделать. Спонсоров у нас нет, но мы очень надеемся, что они найдутся. Мы, например, хотим выпустить свою линию одежды с портретами Путина. Пока сами покупаем обычные футболки и рисуем краской через трафарет.

«Армия Медведева»: А у нас есть спонсор — интернет-магазин техники. Им понравилась наша идея, и они предоставляют призы на конкурс — тоже айпод, например.

Зыгарь: А в «Наши» вы не хотите вступить? Они на Селигер ездят, там спонсоров куча.

«Армия Медведева»: Мы не ищем легких путей. Не хотим прийти на все готовое. Мы хотим сами все организовывать, с нуля.

«Армия Путина»: Мы совсем недавно узнали о движении «Наши». После того как ролик раскрутился, нас начали путать, что не очень приятно: мы ведь сами, девочки, собрались. В следующем году, если мы все-таки добьемся, что Владимир Владимирович станет президентом, может быть, мы даже и вступим в движение. Ничего такого в этом нет.

Зыгарь: А в «Народный фронт» почему не вступили? На словах поддерживать — это любой может.

«Армия Медведева»: У нас совершенно конкретные действия. Мы доносим инициативы Медведева до широкой общественности.

«Армия Путина»: Мы подумаем.

Зыгарь: Так уже поздно думать, праймериз завершились. А ведь Путин призывал все общественные организации объединиться вокруг «Народного фронта».

«Армия Путина»: Подождите, а когда он призывал?

Зыгарь: Да все лето!

«Армия Путина»: Нам всего месяц. И две недели мы занимались подготовкой ­ролика. Мы не успели даже подумать… Мы молодые девочки, просто как-то поддержать хотим. Это уже хорошо!

«Армия Медведева»: А мы почему должны вступать в «Народный фронт»? Мы симпатизируем Дмитрию Анатольевичу Медведеву, а он как раз выступает в поддержку многопартийности.

Зыгарь: Та-ак. То есть Медведев, по вашему мнению, не поддерживает «Народный фронт»?

«Армия Медведева»: Нет, ну… Ну он поддерживает «Народный фронт» как инициативу Владимира Владимировича Путина, но не призывает туда вступать.

Зыгарь: Как вы думаете, те люди, которых вы поддерживаете, в курсе, что за ними стоят целые армии мальчиков и девочек?

«Армия Путина»: Мы очень надеемся, что Владимир Владимирович знает о нас. Но мы не знаем, знает он или нет.

«Армия Медведева»: Вообще приятно, когда человек, которому ты посвящаешь мероприятия, о тебе знает. Нам было бы безумно приятно, если бы Дмитрий Анатольевич нас как-то поблагодарил или сказал, в какую сторону лучше двигаться. Заручиться его поддержкой было бы здорово.

«Армия Путина»: Нам даже не нужно благодарности! Нам просто приятно было бы, чтобы он про нас узнал.

Зыгарь: И вам не надо, чтобы он как-то дал это понять?

«Армия Путина»: Не нужно.

«Армия Медведева»: Пусть бы Медведев просто написал в твиттере что-то вроде: «У меня есть поддержка в лице слабого пола под названием «Медведев Girls», они молодцы, спасибо». Но это не самоцель. Мы просто рассказываем широкой общественности о его инициативах.

Зыгарь: Кому?! Покажите мне челове­ка, который бы не знал о Медведеве и о Путине.

«Армия Медведева»: Вот на последней нашей акции о его инициативе по приравниванию пива к алкогольным напиткам не знал никто из прохожих.

Зыгарь: Вы правда считаете, что и Медведеву, и Путину нужна ваша поддержка?

«Армия Медведева»: Мы думаем, каждому человеку нужна поддержка.

Зыгарь: Так поддержите каких-нибудь несчастных, которые борются за свои права, — их что, мало в России? Зачем поддерживать людей, у которых все каналы, все нефтяные вышки, вообще все ресурсы? Они, мягко говоря, не нужда­ются в вашей поддержке, у них все в порядке.

«Армия Медведева»: Мне кажется, любой несчастный, который действительно борется за свою идею, все равно добьется того, чего он хочет.

Зыгарь: Ну да. То ли дело Медведев!

«Армия Медведева»: Поддерживая его курс, мы доносим до широкой общественности его инициативы. Молодежь совершенно ничего о них не знает.

Зыгарь: Понятно. Путину тоже нужна поддержка?

«Армия Путина»: Ну, не помешает. И мы хотим, чтобы люди, которым ­нравится Путин, не боялись высказывать свое мнение.

Зыгарь: А люди боятся признаться, что им нравится Путин?

Армия Путина: После первого ролика на нас так давили из интернета! Из-за этого некоторые люди просто боятся высказывать свое мнение. Вот парню девочки Дианы, которая снималась в первом ролике, угрожали в «Вкон­такте», а потом даже стекла в машине разбили.

Зыгарь: Кто это сделал?

«Армия Путина»: Мы не знаем. Враги Путина, наверное.

Зыгарь: А какие у Путина враги? Медведев?

«Армия Путина»: Нет-нет. Мы не считаем Медведева врагом.

Зыгарь: А Медведеву, кстати, кто враг?

«Армия Медведева»: Силы извне. Соперники, политические силы, которые сидят в Госдуме.

«Армия Путина»: А настоящие враги Путина — это люди, которые не работают, не учатся, пьют и наркоманят!

Зыгарь: А вы слышали, что многие считают «Единую Россию» партией жуликов и воров?

«Армия Путина»: Кто распускает такие слухи?

Зыгарь: Автором этого словосочетания является человек по имени Алексей Навальный.

«Армия Путина»: О Навальном я слышала только то, что он борется с коррупцией. Но при этом у него есть друг, кажется, сам коррупционер. Я видела ролики в интернете, как друг и сын друга давали взятки товарищам полицейским.

«Армия Медведева»: Всегда появляются отдельные персонажи, которые дискредитируют всю партию. От этого никуда не уйти. Но это ответственность конкретных лиц, а не партии.

Зыгарь: Все-таки это интересная коллизия. Путин и Медведев — это тандем. Между ними нет борьбы, но между их командами некоторое соперничество имеется. Это естественно. Но при этом они оба очень болезненно реагируют, когда им говорят про раскол в тандеме, — их это откровенно раздражает. Вы не думали, что появление «Армии Путина» и «Армии Медведева» — не армии тан­дема, а двух разных армий — их может реально взбесить? И никакой благодар­ности вы не дождетесь?

«Армия Медведева»: Между нами нет никакой конфронтации.

«Армия Путина»: Мы не соперничаем. На выборах президента все равно два кандидата будет, и люди будут голосовать и за Медведева, и за Путина.

Зыгарь: Тогда они будут соперниками, а ваши армии будут друг против друга.

«Армия Путина»: Почему против? У нас не будет против!

Зыгарь: Ребята, включите логику. Выборы — это такая вещь, когда один против другого.

«Армия Путина»: Нет-нет, у нас нет про­тиворечий. Просто они поддерживают Медведева, а мы поддерживаем Вла­димира Владимировича Путина, вот и все.

Зыгарь: Само слово «армия» говорит о соперничестве. Если у человека есть армия, значит, он с кем-то борется.

«Армия Путина»: Почему? Мы же не боевая армия.

Зыгарь: Армии нужны, когда война, понимаете?

«Армия Путина»: Не всегда же. И потом мы же не знаем их точного мнения. Может, им это нравится.

Зыгарь: А чем ваши армии вообще прин­ципиально отличаются? Вот кто-то готов вступить в ряды «Наших», кто-то — ни за что.

«Армия Путина»: Отличия обычно ищут в детских журналах. Мы этим не занимаемся. Ну нам нравятся блондины с голубыми глазами, а им, похоже, нет.

Зыгарь: Не понял.

«Армия Путина»: Владимир Владимирович нам нравится как мужчина, потому что он высокий блондин и у него голубые глаза. И как политика мы его тоже поддерживаем.

Зыгарь: Хорошо, предположим, сбудется то, о чем вы говорите: они оба участвуют в выборах. Кто победит?

«Армия Путина»: Победит сильнейший — за кого народ больше голосов отдаст. Нам, в общем-то, не принципиально, ­чтобы Путин был президентом.

Зыгарь: Какая же вы «Армия Путина» после этого?

«Армия Путина»: Мы, конечно, хотим его победы, но если он проиграет, все равно не будем отчаиваться. Будем его поддерживать, какую бы должность он ни занимал.

«Армия Медведева»: Нам на посту пре­зидента все-таки более приятно будет видеть Дмитрия Анатольевича Медведева. Если победит Владимир Владимирович Путин, то страна ничего не потеряет. Но Владимир Владимирович нам больше нравится на посту премьер-министра.

Зыгарь: А чем не нравится на посту президента?

«Армия Медведева»: Дмитрий Анатольевич Медведев заложил много инициатив, которые надо довести до конца: ту же реформу МВД, активные западные инвестиции, снижение проходного барьера в Госдуму. Он должен как минимум довести их до конца.

Зыгарь: А чем, по-вашему, отличаются позиции Путина и Медведева?

Окорокова: Знаете, я вот 1990-е годы смутно помню, потому что я родилась в 1992-м, но, по рассказам мамы и папы, мы жили очень плохо. Сейчас я ни в чем не нуждаюсь: могу себе позволить тот же телефон, съездить за границу, у всех у нас есть ноутбуки — в общем, намного лучше сейчас живется. У меня знакомая недавно купила машину за 2 миллиона и простояла в очереди 2 месяца — это тоже о многом говорит. И это все благодаря Путину. Потому что после 1990-х именно он поднял Россию. А Медведев только удержал ее на том уровне, на который ее поднял Путин Владимир Владимирович.

«Армия Медведева»: После 1990-х годов нужен был именно жесткий руководитель. И Владимир Владимирович Путин, несомненно, справился с этим. Но Мед­ведев сейчас удерживает эту планку и пытается поднять ее выше. На этом этапе нужен более либеральный руко­водитель — Дмитрий Анатольевич Медведев именно такой. Владимир Владимирович при этом успешно занимается внутренней политикой. Именно поэтому их тандем так хорош.

Зыгарь: Почему нужно на разных этапах двигаться в разные стороны?

«Армия Медведева»: На том этапе, когда пришел Владимир Владимирович, России нужно было более жестко позиционировать себя как державе, поэтому Влади­мир Владимирович пошел на отдаление с Западом во многих вопросах, заявил жесткую позицию. А спустя 10 лет нужно обратно идти на сближение.

Зыгарь: А ваши кумиры могут в чем-то ошибаться?

«Армия Медведева»: Не надо судить. Мы бы не стали.

«Армия Путина»: Мне кажется, у нашего премьер-министра нету ошибок.

Зыгарь: А у вашего президента есть ошибки?

«Армия Путина»: То есть у Дмитрия Анатольевича?

Зыгарь: У вас какой-то другой есть президент?

«Армия Путина»: Нет. Но мы надеемся, в следующем году будет. (Смеются.) Не знаем, мы так глубоко политикой не увлекались.

Зыгарь: А у вас есть мечта? Или хотя бы планы на ближайший год?

Мещерякова: Я бы хотела продвигаться по карьерной лестнице в рекламном агентстве, где я работаю, а также развивать наше движение.

Голохматов: Я бы хотел закончить Московский гуманитарно-экономический институт и получить повышение в страховой компании.

Комлева: Я тоже пока учусь — на втором курсе в Медицинской академии им. Сеченова. И надеюсь, что наша «Армия» будет процветать.

Окорокова: А я на третьем курсе Государственного университета Министерства финансов. И мне хочется, чтобы было больше девушек, поддерживающих Путина Владимира Владимировича. А вообще в детстве я мечтала выйти замуж и родить много-много детишек.

Зыгарь: А вы бы хотели выйти замуж за Путина?

Комлева: Да.

Окорокова: Я бы хотела найти такого парня, который хоть немножечко был бы похож на него.

Источник: http://www.bg.ru

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии
Владимир16.10.2011 13:40

"Не знаем, мы так глубоко политикой не увлекались."

Прекрасная иллюстрация ... Делаем то , в чём не разбираемся.

Ответить


Отзывов: 1
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);