Григорий Ахтырко: «Журналисты, когда же вы перестанете бояться?»

Главная Интервью   Григорий Ахтырко: «Журналисты, когда же вы перестанете бояться?»

АхтыркоЭтого человека знает если не вся Саратовская область, то точно весь Саратов. Публичное мероприятие, на котором присутствует Григорий Викторович, — это всегда «неудобные» вопросы и реплики с его стороны. «Скандалист» — говорят о нем многие. «Ничего подобного, — парирует Ахтырко. — Я просто озвучиваю те вопросы, задать которые у остальных не хватает смелости». Причем делает это Григорий Викторович, как он всегда заверяет, «в рамках закона». А уж закон-то этому человеку известен: не одно десятилетие Ахтырко провел в судах в качестве защитника или представителя потерпевших.

Григорий Ахтырко известен прежде всего как правозащитник, а далее — журналист, блогер, комментатор. А с недавнего времени он выступает в новом амплуа — как ведущий программы на интернет-телевидении «ТВ Саратов-видеоновости» под названием «Раскадровка. События недели с Григорием Ахтырко». Об этом проекте и не только «Репортер» и побеседовал с Григорием Викторовичем.

— Ахтырко-радиоведущего мы еще помним по программам на ГТРК «Саратов», «Радио-С» и «Шансон-Саратов», но как телеведущего вас еще не знает никто...

— Да что вы, какой я телеведущий! Tvsar — это интернет-телевидение, да и программа моя — полуавторская. Это некая площадка, где я высказываю вслух свои мысли по поводу происходящих событий. Такой видеоблог. Вот и все.

Да, моя программа имеет сходства с чем-то подобным на обычном телеканале. Хотя бы потому, что делается она профессионалами: оператор, режиссер — все, как надо. В данном случае себя к профессиональным телевизионщикам я не причисляю, хотя в свое время имел некоторый опыт работы на ТВ. Я почти 17 лет проработал на ГТРК, правда, на радио. Мне всегда нравился жанр радио. То, чем я занимался на радио, — некий радиотеатр, когда ты должен нарисовать такую словесную картинку, чтобы слушатель ее себе представил. Так вот, в советские времена теле- и радиовещание делались, что называется, из одной комнаты. И хотя я работал на радио, видел, как делается телевидение. Несколько раз и мне давали поручение съездить с телекамерой — осветить то или иное событие. Но в этом случае я хоть и выступал в качестве журналиста, в кадре не появлялся. Мы просто снимали сюжет, а озвучкой занимался другой человек.

— И что, сей опыт теперь как-то вам помогает?

— Помогает то, что я знаком с телевидением «изнутри», а потому мне понятны многие вещи. Например, «Раскадровку» мы записываем так: я сажусь в кресло, включается запись где-то на 40 минут — и все это время я наговариваю то, о чем хотел рассказать. Потом идет монтаж — и в итоге программа длится около 20 минут. То есть половина, так сказать, вырезается. И я понимаю, для чего это делается. Речь идет не о какой-то цензуре, попытке удалить «неудобные» места моего монолога. Нет. Временной отрезок в 20 минут обоснован тем, что по законам жанра каким бы ни был интересным телеведущий, какие бы сенсации он ни озвучивал в своей программе, через 20 минут глядения на «говорящую голову» внимание зрителя отключается. Это называется порог внимания. (Точно такой же порог существует и для радиоведущего — максимум 14 минут.)

Телевидение — это не говорибельный жанр. Это кадр, это картинка. Человек воспринимает в первую очередь глазами, потом ушами. И кстати, на ТВ вообще-то первый человек в программе — режиссер, а не ведущий. Так что всеобщие восхищения, ну не знаю, тем же Владимиром Соловьевым — это чепуха. Не столь важно, как он себя ведет и что именно говорит, важно, как делает программу режиссер. Кстати, зачастую именно режиссер говорит, что должен делать ведущий, как он должен это сказать, какую рожу при этом скорчить...

Что такое новости от правозащитника

— Откуда взялась идея сделать собственный видеопроект?

— Ребята из TVsar как-то взяли у меня видеокомментарий по событиям в 93-й школе. И, видимо, им понравилось, как я «живу» в кадре. Потом случились парламентские слушания, где правоохранительные органы отчитывались о борьбе с коррупцией. На том мероприятии, если помните, я задал несколько, по мнению многих, «гадких», а по моему убеждению, насущных вопросов и.о. председателя облсуда и заместителю прокурора области. Сразу после этого моего «допроса» меня пригласили на интернет-телевидение.

И с тех пор я по пятницам заскакиваю в офис холдинга «Взгляд» — и за час мы снимаем «Раскадровку».

— Скажите, а как идет подготовка к съемке — я имею в виду не содержание, а внешнюю подготовку. Знаю, многие ведущие перед программой долго подбирают костюмы, прически делают, макияж...

— Обратите внимание, у меня там две рубашки — черная и синяя. А также джинсы или черные брюки. Никакого «Бриони»! Все очень скромно и демократично. Повторяю — я забегаю в студию. Взбегаю по лестнице, промокаю лицо салфеткой, пудрю нос, лоб, щеки — и все. Про пудру, кстати, это без шуток. Блестящие места на лице действительно припудривают. Хотите посмеяться? Пару раз забывал этот грим после передачи стереть. Еду в автобусе, думаю, чего так люди вокруг на меня смотрят... Вспомнишь про пудру, начинаешь пытаться стереть — размажешь еще больше!

— С внешним содержанием все понятно. А что насчет «внутренностей» передачи. Вы уже упомянули, что цензуры для вас не существует. То есть, как я понимаю, «Раскадровка» — чистой воды экспромт, никаких предварительных текстов и прочего?

— Саратовские газеты, интернет-новости и мой блокнот с записями фамилий-должностей тех или иных лиц, чтобы не забыть, — вот все конспекты передачи. У меня, кстати, нет заказчика. Никто мне не говорит, что мне освещать. Наверное, понимают, что я все равно сделаю так, как мне надо. В темах также не ограничивают. Мне только говорят, например: «Сядь поглубже в кресло» или «Смотри вот сюда». Короче, вот тебе 40 минут — и укладывайся, как хочешь. Первое время, кстати, со временем было сложно, только сейчас, к 14-му выпуску программы, научился успевать высказать все, что надо, за 40 минут. На монтаже не присутствую, и сам окончательный вариант вижу тогда же, когда и зрители.

Понимаете, эта программа — не то чтобы самодеятельность, но полусамодеятельность — точно. Хотя бы потому, что там участвую я. Ведь для меня это не профессия, а некое развлечение...

— Развлечение — не развлечение, но темы, которые вы поднимаете в передаче, вовсе не праздные. Да и озвучиваете вы их порой в весьма жестких выражениях. Скажите, каким образом вы отбираете наиболее важные, на ваш взгляд, события недели (зачастую, кстати, выбранные вами события достаточно сильно отличаются от тех, на которые обратили внимание другие СМИ)?

— Как ни критически ко мне относятся мои коллеги, но в первую очередь я — правозащитник, и у меня особый взгляд на происходящее — взгляд правозащитника. Знаете, такая льдинка в глазу, как у Кая, — сквозь эту льдинку я и вижу новости. Я так устроен. Так сложилась моя, гм... творческая биография. И когда что-то происходит — я улавливаю суть события не так, как остальные. У нас разные мироощущения. И когда я мониторю саратовскую прессу (что, кстати, делаю не только для работы, а потому что мне самому — как человеку и гражданину — интересно), вижу, что журналисты порой многое оставляют «за кадром». Зато пишут о том, что сказала княгиня Марья Алексеевна, герцог Ипатов, граф Володин, князь Радаев, — и вот одни и те же фамилии и одни и те же сценарии. Я вижу другие акценты. И стараюсь показать их зрителю. Выбираю темы, наиболее значимые для социума. Но основные темы, которые меня интересуют, это вопросы правозащитной деятельности. Остальное это так, эпизоды деятельности, гарнир к основному блюду.

«С Грищенко не согласился бы не то что спорить, а даже в одной студии находиться»

— А если бы пригласили сделать подобную программу на обычном телевидении — на том же ГТРК, например, — согласились бы?

— На ГТРК такого нельзя было бы делать. Ведь на обычном ТВ всегда выправленные, как надо, тексты. И вот там как раз — надел «Бриони» и тупо читай текст с телесуфлера. А ты попробуй сядь в кресло и выдай на-гора 40 минут, как Ахтырко!

Но дело даже не в этом. Да, в интернете у меня, например, максимум тысяча-полторы просмотров, а привычное ТВ — это десятки тысяч зрителей. Но эти зрители — совсем другая аудитория. Наше традиционалистское саратовское общество привыкло к традиционным передачам, как на ГТРК или ТНТ, где всё преподносится под соусом «ЕР — это правильно!», «Народный фронт — это верно!». Я же занимаюсь другим. Я, наоборот, показываю моим зрителям пример того, что не надо иметь особый пиетет к власть имущим. Они же не боги какие-то (вспомните шутку о том, что короли ходят в туалет, также как и обычные люди). А у нас население думает по-другому. Вот я остальным и показываю: вы себя-то не принижайте. Вы на первом месте — гражданин, налогоплательщик, избиратель. А потом уже идут они.

— Вот именно, что на широком экране такого не услышишь, и для кого в таком случае ваша интернет-программа, кто ее увидит, как она повлияет на общество при относительно небольшом количестве зрителей?

— В какой-то степени вы правы. Установлено, что информацию из интернета воспринимают примерно тысячи три жителей Саратова — в основном те, кому это надо делать по должности. Вот, собственно, кто смотрит мою передачу.

Но при этом, поверьте, кому надо — те ее смотрят. Я имею в виду правоохранительные органы. Понятно, что моя работа как правозащитника не может быть гладкой в отношениях с правоохранительными органами. Моя деятельность всегда конфликтна с судами, прокуратурой, следственными органами, полицией — с правоохранителями. Законодатели, нормодатели — тоже моя сфера, моя работа, объект приложения моих усилий. И они смотрят «Раскадровку», докладывают друг другу о том, что я сказал, про что я говорил. Я знаю это доподлинно из своих конфиденциальных источников.

— Григорий Викторович, нет ли желания пригласить в программу какого-нибудь собеседника?

— Я, наверное, пока еще не дорос до собеседника... Мне скорее нужен оппонент — чтобы мы сидели и спорили перед камерой!

— Представим, что такая возможность появилась. Кого бы пригласили? С кем бы хотели поспорить в прямом эфире?

— Что ж, пофантазируем... Прежде всего, с героями моих сюжетов — правоохранителями. Очень хотелось бы пообщаться с главой СКР Николаем Никитиным, но он, конечно, сам не придет на программу, если его позвать, пришлет заместителя какого-нибудь. А тогда это будет не то — от заместителя только и услышишь «я не знаю», «я не помню», «это не ко мне». Неинтересно. ФСБ не вытащишь наружу. А милицию, простите, полицию... о чем с ними можно разговаривать? Впрочем, Сергей Аренин наверняка тоже не придет.

Помните, у нас зампрокурора была Татьяна Сергеева — вот с ней я бы с удовольствием пополемизировал. Очень умная женщина, да и прокурор от Бога.

У меня много вопросов к Нине Лукашовой, которую я длительное время критикую за «недоделывание» работы. И, кстати, ко второму уполномоченному — Ерофеевой — тоже есть претензии по «недоделыванию».

Из правительства — с Максимом Орловым у нас, полагаю, интересный разговор состоялся бы. Причем разговор долгий — и сорока минут не хватило бы! Ну а сражаться мне надо с Александром Бабичевым, которого я давно критикую. Думаю, неплохая передачка бы получилась.

С облдумой мне неинтересно абсолютно. Она предсказуемая и скучная. Кого-то из них приглашать ко мне — как ягненка в клетку со львом бросать. Нынешний состав гордумы тоже, на мой взгляд, неинтересен. Кроме как с Марковым там и поговорить-то не с кем.

— А как же ваш любимый депутат Александр Ванцов, с которым вы на форумах переписываетесь?

— Точно! Вот это была бы передача! Те, кого я перечислил, — первые, кто приходят на ум. Да, одно могу сказать точно: с председателем городской думы Олегом Грищенко ни за что не согласился бы не то что спорить, а даже в одной студии размером с гектар находиться.

По-хорошему, интересными были бы беседы с политологами, социологами, теми же правозащитниками. Главное — чтобы это были не «симулякры» какие-нибудь, а настоящие профессионалы — вузовские профессора, например. Ведь на самом деле у нас полно таких людей, вот только их имен никто не знает. Ну не зовут их на круглые столы и всякие проедроссовские политклубы. Был я на этих мероприятиях — там одно самолюбование и гордыня. Хотя, казалось бы, надо наоборот, звать специалистов, у них спрашивать, как нам из этой ж.., как говорит Грищенко, вылезать. Но — не любит власть умных и знающих людей!

Часто вспоминают, особенно сейчас, ах, какой был креативный Аяцков! Но, по сути, кроме громких заявлений он ничего не сделал. А то, какой он умный, было видно, когда он рядом с другими умными оказывался. Как-то раз происходил диспут на историческую тематику. Там был Аяцков, поддерживаемый Сергеем Наумовым, с одной стороны, и профессор-историк Троицкий вместе с тогдашним деканом истфака Мирзехановым — с другой. Но этот научный бой шел между тремя людьми, а балтайский историк Дмитрий Федорович, полагаю, лучше бы молчал. Это к вопросу о профессионалах.

Согласен, я тоже не профессионал, скорее любитель. Но я и не прикидываюсь кем-то другим.

Все мы кирпичики гласности

— На ваш взгляд, существует ли у нас цензура?

— Наверное, в первую очередь стоит говорить о самоцензуре. Помнится, было какое-то отчетное мероприятие в актовом зале СГУ. В президиуме сидели Ипатов, Грищенко, Радаев. Дошла очередь до вопросов из зала, которые они просили присылать в письменном виде. Так из всего огромного зала им поступило всего три записочки, причем все три — от меня. И вот я сижу и думаю: журналисты, чего вы молчите-то? Ну когда же вы перестанете бояться и начнете писать то, что думаете на самом деле? Но главное, почему молчат: ведь не потому, что кто-то запрещает им писать или говорить, а потому что они сами себе не разрешают этого делать. В Саратове около 80-ти СМИ, не более 20-ти пишут на социально-политическую тематику. Из этих двадцати более половины пишут одно и то же, занимаются политическими разборками — и все. Остается с десяток СМИ, в которых действительно есть что почитать. Да, у них тоже свои «льдинки в глазах», то бишь тот или иной политический уклон, но если прочесть их все десять — станет понятна реальная картина. Так вот, вопрос: что запрещает остальным 70-ти быть в этой десятке? Уже 25 лет, как в России объявлена гласность — а что изменилось? Сколько еще Моисей будет водить вас по этой пустыне? Раз полез в кузов и назвался груздем, то есть стал журналистом, хватит оглядываться, хватит бояться. Если тебе это не под силу — иди доить коров или класть асфальт. Я так думаю.

Посмотрите, сегодня я в своей программе высказываю то, что население наше хотело бы высказать, да не может. Журналисты-то — не каждый может, а что говорить про не пишущее население? Так, разговоры на лавочке или на кухне. И только я каркаю во все свое воронье горло: этот король — голый. Высказываю, что думает народ, — чтобы у властей не было флера, что все хорошо.

— Григорий Викторович, а зачем вам все это надо?

— Сам иногда задумывался. А потом ответ на этот вопрос дал журналист Александр Крутов — мы делаем это ради того, чтобы это делать. Не надеясь, что мы свернем горы, что минус изменится на плюс, что правоохранители перестанут оборотничать, что депутаты будут голосовать по совести и так далее — ряд можно продолжать до бесконечности. Нет, это делается, чтобы было. Потому что если и этого не будет — станет еще хуже. Сказать: «Маска, мы вас знаем», — вот для чего нужны СМИ. Вот смысл существования тех десяти газет.

Недавно прочел данные Фонда защиты гласности, согласно которым Саратовская область — на 7-м месте по уровню гласности на карте огромной России. И я, и те десять газет, о которых говорилось выше, все мы — кирпичики этого здания.

Источник: газета «Репортер» №31(961) от 10 августа 2011 г.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии
иван24.10.2011 00:06

Эпоха доблестных донкихотов не закончилась! Лишь только тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за ней на бой!

Ответить
За Ахтырко!!!16.08.2011 14:41

Да только Григорий и может сегодня говорить - громко, открыто и не стесняясь в выражениях. У остальных кишка тонка!

Ответить
Новая партия16.08.2011 18:05

Ахтырко - в Президенты!

Ответить
В ответ
Предложение17.08.2011 13:15

Ахтырко - в Единую Россию! Пусть порядок наведет!

Ответить
Олег Гри12.08.2011 10:10

Хочу в программу к Ахтырко!!! А он меня не берет!!!

Ответить
прожажным СМИ13.08.2011 11:24

Да по жизни бздуны все эти ваши бумагомараки, и лизоблюды, за редчайшими исключениями, СЖ - Союз Жополизателей власти всегда во главе с Продажножопской Л. Н.!

Ответить


Отзывов: 6
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);