«Избирательная арифметика» с Александром Гришанцовым

Главная Интервью   «Избирательная арифметика» с Александром Гришанцовым

ГришанцовНекоторое время назад кандидат в Саратовскую городскую думу от КПРФ Александр Гришанцов рассказывал «Репортеру» о выявленных им нарушениях на выборах 13 марта 2011 года по 19-му избирательному округу. Во время той беседы мы обсуждали нестыковки в цифрах протоколов участковых избирательных комиссий. Как оказалось, Александр Иванович продолжил с карандашом в руках и калькулятором пересчитывать результаты выборов, указанные в протоколах, и сегодня ему открылись нестыковки совершенно иного свойства. Если их исправить, полагает Гришанцов, состав нынешней городской думы выглядел бы совсем по-другому. Подробности — в нашем интервью.

— В прошлый раз речь шла о несоответствии некоторых данных участковых избирательных комиссий (УИКов) в копиях и оригиналах протоколов, что позволяло вам вести речь о фальсификациях и переписывании протоколов. Выявленные факты вы готовили в Октябрьский районный суд. Какова судьба этих заявлений?

— Я продолжаю дополнительно направлять в правоохранительные и судебные органы уточненные материалы.  Вообще, я заметил, правоохранительные и судебные органы в Октябрьском районе очень, как бы помягче сказать, своеобразные. Я подаю жалобу в Октябрьскую прокуратуру на размещение оборудования на избирательных участках, которое нарушает требования законодательства, а именно: оборудование должно так располагаться, чтобы была возможность ОДНОВРЕМЕННОГО обзора определенных мест, — мне Октябрьская прокуратура отвечает, что все нормально, все в поле зрения! Но понятия «в поле зрения» и «одновременно» — различны. Здесь даже нет необходимости знать законодательство, здесь русский язык знать необходимо! В Октябрьском суде ситуация вообще складывается до смешного нелепая. Я подал исковое заявление, потом подаю дополнение к данному заявлению. Для доказательства своих доводов представляю ходатайство об истребовании списков избирателей, ходатайство о вызове в суд в качестве свидетелей председателей и секретарей участковых комиссий — от судьи тишина, не рассматривает. Ссылаюсь на официальное письмо, подтверждающее вброс на избирательном участке бюллетеней, и предоставляю копию — прошу истребовать оригинал — от судьи снова полная тишина, заявляю о необходимости проведения почерковедческой экспертизы — как в немом кино. Но самое интересное, что в Заводском и Ленинском районных судах параллельно рассматриваются такие же гражданские дела, но по заявлению партии ЛДПР. И я знаю, что там в судебном процессе и списки избирателей изучаются, и судьи бюллетени истребовали, и почерковедческие экспертизы проводятся. У меня же судебный процесс доходит до смешного. Сначала была одна судья, теперь поменяли — стал другой. Начала рассматривать дело судья Шушпанова, видимо, зашла в тупик — ушла в отпуск, за дело «принялся» судья Совкич. Я сначала даже не поверил: судья Совкич — сын Совкича Петра Александровича, который до недавнего времени был председателем территориальной избирательной комиссии Октябрьского района! Ну и, естественно, тут началось «судебное разбирательство» (без кавычек здесь никак не обойтись): я уточнил свое заявление, т.е. объединил первые два — не изменяя основания, не изменяя предмет требований, не ссылаясь на какие-то новые документы, подаю — судья объявляет, что это новое заявление! Я поясняю, что нет, тогда судья заявляет, что для решения данного вопроса ему нужно пять дней. И при этом опять на мои ходатайства никакой реакции. Поведение судьи можно объяснить, но только при этом необходимо забыть про судебные нормы: вынесет определение об отказе — он обжалует и будет ПРАВ, а так: нет судебного определения — нет проблем!

ГришанцовНо ведь проблемы-то есть. И они уже в том, что вся наша «разделенная» власть так объединилась: исполнительная, законодательная, судебная, правоохранительная — все это единое целое, и настроено оно не на защиту интересов и прав народа, а диаметрально противоположно. Ведь что мы имеем в результате: сфальсифицировали итоги голосования, затопили избирательную документацию, председателей участковых комиссий отправляют в отпуска, чтобы не было возможности вызова в суд. И кого же такая система защищает, для чего она создана и существует? Возникает мысль, что данная система паразитирует на «теле» народа. И после всего у меня один только вопрос: а где теперь отстаивать свои права? И этот вопрос не получает ответа.

— Незадолго до нашей с вами встречи вы упомянули о каких-то новых обнаруженных вами несоответствиях в протоколах по выборам.

— Параллельно с разбирательством в судебных инстанциях я вновь и вновь перечитывал протоколы, пересчитывал результаты. И пришел к неожиданным даже для самого себя выводам. Одно дело, когда не соответствуют протоколы УИКов и копии протоколов, выданных на руки партиям, но теперь мною выявлены несоответствия совсем иного свойства.

Берем протокол городской избирательной комиссии Саратова о результатах выборов по единому избирательному округу (проще говоря, протокол за партию). Это итоговый документ, где горизбирком, суммировав данные по округам, выдал окончательный результат голосования 13 марта 2011 года. Смотрим пункт 10. Согласно документу, за «Единую Россию» подано 156136 голосов избирателей, что в процентном соотношении от числа голосовавших — опять же по документу — 62,08%. И далее соответственно: КПРФ: 38285 — 15,22%, Яблоко: 6354 — 2,53%, «Справедливая Россия»: 21673 — 8,62%, ЛДПР: 17244 — 6,86%, «Патриоты России»: 5428 — 2,16%. Так вот. Складываем число голосов избирателей — получаем 245120, что соответствует цифре в пункте 9 — «число действительных избирательных бюллетеней». А теперь складываем проценты. Результат — 97,47%. Как вам? В итоговом протоколе горизбиркома куда-то пропали 2,53%!

— Почему никто не обратил внимания на такую «ошибку»? Ведь это официальный документ. Да и как вообще могло такое получиться — неправильно подсчитать проценты?

— Вот именно. Не знаю, почему такой протокол приняли. Может, арифметики там никто не знает? Это же элементарно, на уровне средней школы.

Но самое главное, обратите внимание: этих «пропавших» 2,53% — как раз хватило бы ЛДПР на получение депутатского мандата! Они в Саратове, по официальным данным, недобрали всего 0,14%.

Или давайте с другой стороны посмотрим. 245120 избирателей — это 100%, а 17244 (проголосовавших за ЛДПР) — «икс» процентов. Делим — получается 7,0349%, которые по идее должны были получить либерал-демократы на этих выборах. (Соответственно, КПРФ — 15,61%, «СР» — 8,84% и т.д. Да, при этом и «ЕР» могла получить 63,69%.)

— С чем бы вы могли связать такое несоответствие?

— Если мы говорим о возможностях ЛДПР, то здесь как раз депутата не хватает. Возможно, единороссы меж собой не поделили места в думе, одному не хватало места, и вот они пустили такую «ошибку» — и оставили ЛДПР за бортом.

Докажите, если я не прав. Я же не фантазирую, я оперирую цифрами, которые подписаны главой горизбиркома Зотовым, другими членами комиссии. Это ведь цирковой номер — убрать 2,53%, чтобы кто-то недобрал на мандат. Какое голосование, какие избиратели, если даже проценты показывают ошибку? Почему никто не обратил на это внимания? Ведь это не просто 2,53%. Это 6 тысяч 354 избирателя. А приплюсуйте сюда незаконно выданные открепительные — получается, так и вовсе 10 тысяч голосов увели у других партий.

— По поводу упомянутых сейчас вами незаконно выданных открепительных, насколько я знаю, вы уже рассказывали в некоторых СМИ. Но не могли бы вкратце повторить это и для читателей нашей газеты.

— Надеюсь, всем известно, что протокол голосования имеет такое свойство, что каждая строка выходит из другой. Сколько было, сколько стало, сложить, вычесть — и проверишь тот или иной результат. Почему председатели комиссий и гонялись по 3-4 раза в вышестоящие комиссии и потом подделывали подписи за членов участковых комиссий — чтобы цифры «бились». 

Существует в протоколах графа 9 «в» — «число избирателей, проголосовавших по открепительным удостоверениям». Голосовать по открепительным можно по двум вариантам: либо человек голосует на своем же округе, но на другом участке — и тогда ему дают два бюллетеня для голосования: за партию и за одномандатника, либо человек голосует на другом округе — и тогда получает один бюллетень, за партию. Так вот, берем протоколы №1 (одномандатники) и №2 (партия) с одного участка. Просто для примера — 323-й участок, Октябрьский район (здесь отклонение небольшое, но суть будет понятна). Пункт 3 — «число бюллетеней, выданных в день голосования». По одномандатному округу — 757 бюллетеней, по единому — 767, т.е. разница в 10 бюллетеней. А теперь смотрим пункт 9 «в». Согласно протоколу одномандатников, по открепительным здесь проголосовало ноль человек. А по единому округу выдали 11 открепительных. Но разница — 10 избирателей. Так откуда взялся один бюллетень? Опять ошибка?

— Но такая ошибка действительно возможна: ну, не ту цифру написали случайно...

— Хорошо, 1 бюллетень на 323 участке (это мой, 19-й округ). Смотрим остальные: 324 участок — уже 4 бюллетеня; 326 участок — 8; 327 участок — 4; 329 участок — 14; 330 участок  — 16 и т.д., в сумме по 19-му округу 89 таких бюллетеней. И вот эта «ошибка» на каждом участке дает в целом по городу приличное число. Понимаете, речь не об одном округе идет, это целая система. Когда я свел воедино цифры по городу, «ошибочных» бюллетеней оказалось 4352 штуки! А 4352 голоса — это примерно три четверти депутатского мандата. Я ведь поэтому и запрашивал в суде списки избирателей, чтобы разобраться, предполагая пока, что это просто техническая ошибка. Но учитывая теперь позицию суда и страстное желание затопить списки, делаю вывод, что это не техническая ошибка.

— Полагаю, на ваши расчеты могут дать простое возражение: три четверти депутата в расчет брать нельзя. А насчет ЛДПР еще можно поспорить, набрали бы они на депутатский мандат.

— Здесь вопрос не в полученных или неполученных мандатах. В первую очередь это демонстрация системы «так называемых» выборов. Где одна часть — это незаконные открепительные удостоверения, вторая — «потерянные» проценты, затем третья часть — когда пойманных за руку вбрасывателей тут же отпускают на свободу, четвертая — когда наблюдателям от оппозиционных партий не дают делать свою работу и т.д. Эта система для избирателей, быть может, не имеет никакого значения, но, господа политологи, это же прелюдия к Государственной думе! Ведь это саратовское выборное «ноу-хау» будет примером для других регионов.

А что мы получаем в итоге? Законодательная власть добывает себе эту самую власть таким вот способом, исполнительная власть проворачивает весь этот процесс, правоохранительная закрывает глаза, а судебная — не хочет рассматривать иски о нарушениях.

И вот эта безнаказанность — неужели они не осознают? — рушит саму власть. Когда появляется производительность труда? Когда человек понимает, что он что-то защищает. А если человек не влияет ни на что? Сегодня 20% ходят на выборы (официальным цифрам в данном случае верить нельзя). Завтра 10 придут, послезавтра вы втроем соберетесь и выберете, кого вам надо. И какую вы после этого хотите получить производительность труда, какой ВВП, если вы свое население превращаете в крепостных?

Отсюда идет коррупция. Коррупция на вхождение во власть, на обеспечение легитимности этой власти, на переизбрание. Вот куда подтягиваются ресурсы. Все остальное — экранные телодвижения.

Плюс вседозволенность отдельных чиновников превышает все нормы, потому что сколько бы, например, я ни ходил в суды, все равно дело закончится телефонным звонком судье.

— Насколько я понимаю, оставлять такие факты без судебного разбирательства вы не собираетесь?

— В настоящее время я готовлю заявления в судебные инстанции. И, по всей видимости, также обращусь в Конституционный суд РФ — по вопросу стоимости депутатского мандата.

— Это вы про деньги? Какая-то информация, о которой мы не знаем?

— Нет, речь не про финансовую стоимость мандата, а про «людскую». Сейчас поясню. Давайте вновь вернемся к данным горизбиркома по проголосовавшим за партии избирателям. Отданные за «ЕР» 156136 голосов соответствуют 17-ти депутатам от партии в нынешней гордуме. То есть «цена» одного депутата — немногим более 9 тысяч голосов избирателей. У КПРФ 38285 голосов, что соответствует трем депутатам, то есть цена каждого — почти 13 тысяч, у «Справедливой России» — один депутат, которому понадобилась 21,5 тысячи голосов. Так почему, спрашиваю я, избиратели «Справедливой России», чтобы прошел их депутат, должны прийти в количестве, в 2,5 раза превышающем число необходимых для мандата «ЕР» избирателей? Оппозиция заведомо в проигрышном положении. Конституция РФ предполагает равенство всех перед законом — и избирателей, и избираемых. А тут получается, вы пришли и отдали свой голос за «СР», а его посчитали как полголоса либо как четверть. Только за «ЕР» один голос считается как один голос. Значит, чтобы быть уверенным, что вы отдали голос за «СР», вам надо вдвоем с супругом прийти и проголосовать. Я, конечно, утрирую, но смысл, надеюсь, понятен.

Согласно данным протокола, оппозиция в сумме набрала 77 тысяч голосов избирателей, и это — 4 депутатских мандата. По такой логике у «ЕР» должно быть 8-10 мандатов максимум (77+77=154, у них — 156 тысяч голосов). Где же равенство?

И вот смотрите, что мы получаем в итоге. 156 тысяч за «ЕР» — это при явке в 38% избирателей. Но реальная явка, по подсчетам экспертов, составила порядка 23-25%. Это, грубо говоря, две трети от 38-ми. И если от 156 тысяч отнять треть (реальная неявка, то есть приписывание, вбрасывание и т.д.), то получаем около 100 тысяч голосов за «Единую Россию». Соответственно, это уже почти равные части представителей «ЕР» и оппозиции в гордуме. А если бы не работал админресурс и одномандатники от оппозиции смогли пройти в городское заксобрание? В итоге мы бы сегодня имели совсем другую городскую думу.

Как видите, становятся понятны те изменения, которые внеслись в областной Закон «О выборах в органы местного самоуправления Саратовской области» по методике подсчета и распределения депутатских мандатов. Изменения вносились непосредственно перед выборами. Власть не уверена в своих силах, а вернее, знает, что на поддержку народа рассчитывать нельзя, и вместо того чтобы, пользуясь своим большинством, исправлять ситуацию, укрепляет свои позиции. Все это исходит из того, что в России отсутствует конкуренция власти, у нас власть монополизирована.

Источник: газета «Репортер» №27(957) от 13 июля 2011 г.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии
Ахтырко Г.В., правозащитник17.07.2011 14:52

Браво, Александр Иванович! Снимаю шляпу! Можно поправочку? Недостающих будто бы % с лихвой хватило бы на реальных 2 мандата ЛДПР и еще одного для "СР", т. е. в гордуме нынешнего преступного состава оппозиционеров должно быть как минимум семеро, а если бы послать нах систему "имериале" им. Муссолини, вмененную нам по факту, сыном славного богоизбранного, но рассеянного народа - судьи и адвоката - О.Галкиным, то Вы, безусловно, правы, у объединенной ныне оппозиции было бы никак не менее 10 мест в горпарламенте, а это уже реальная угроза "голосования ногами" и достаточное наполнение оппозицией всех постоянных комиссий + КСП... А пока эта чудовищная полуграмотная бандидская харя с бородавками торжествует свою пиоррасову победу... Гнида, б..ь!

Ответить
Гость13.07.2011 14:19
Вся оппозиция в кусты залезла и в "долги" врасчете на Госдуму, авось возьмут и пустят... А Гришанцову и в партии палки в колеса вставляют, а почему?
Ответить
Зубастик13.07.2011 14:12
Хорошая тема для оппозиции. Можно сразу в суд!!!! А почему никто до этого не додумался?? Такое ощущение, что только один Гришанцов с мозгами...
Ответить


Отзывов: 3
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);