Неспортивное поведение

Главная Общество   Неспортивное поведение

Неспортивное поведениеЧеловек способен погибнуть не от удара, а от его последствий

В прошлом и этом году в нашем городе произошло две потасовки, участниками которых были люди, занимающиеся спортом. Так получилось, что драка с ними закончилась для их соперников летальным исходом. В минувшую пятницу на круглом столе в «КП-Саратов» поднимался вопрос социальной ответственности спортсменов. О том, насколько возможно применять боевые навыки в жизни. Разобраться в этом вопросе попытались представители следственного комитета, психиатры и люди, имеющие отношение к профессиональному спорту.

По словам старшего помощника руководителя СУ СКР по Саратовской области Анны Марусовой, в первом из двух упомянутых случаев жертва получила смертельное увечье от человека, занимающегося французским боксом. Молодой человек уже осужден. Второй случай произошел не так давно на пересечении  Чапаева и проспекта Кирова.

— Молодой человек нанес удар, от которого потерпевший упал на землю, — рассказала Анна Марусова. — Его доставили в больницу, где 2 октября он скончался, не приходя в сознание. Подозреваемый задержан, возбуждено уголовное дело. В ходе следственных действий стало известно, что он длительное время занимался тайским боксом. По его словам, в какой-либо ассоциации он не состоял, хотя и участвовал в различных соревнованиях. Говорил, что занимался любительски, чтобы поддержать здоровье и форму.

— Может ли человек не рассчитать силу, и обучают ли спортсменов правилам самоконтроля и самообороны?

— Никогда никто никого убивать не собирается, — говорит  исполнительный директор Саратовской региональной спортивной федерации бокса Игорь Тарасюк. — Спортсмена учат защищаться, и если есть возможность уйти от конфликта, он уходит. Сильному человеку доказывать ничего не надо. Но если стоит вопрос жизни и смерти, он, конечно, произведет определенное действие. Человек может погибнуть не от удара, а от его последствий. Как правило, неудачно упал, ударился головой. Здесь надо разбираться в каждой конкретной ситуации. Виноват — значит виноват. Но вот скажите, — задается вопросом Игорь Сергеевич, — для чего молодые люди занимаются спортом? Наверное, чтобы защитить себя или своих близких. Хамство должно быть наказано. Что юристы рекомендуют, когда вам хамят?
— Записать действия на камеру или диктофон и потом обратиться в суд...
— А вы находитесь с этим человеком, знаете, что он победитель соревнований, и как потом будете к нему относится? — продолжил он.

— Любой здравомыслящий цивилизованный человек, — вступила в дискуссию Анна Николаевна, — всегда старается решить конфликт словесно, не переходя к силе. Даже если его оскорбляют. Да, есть понятие необходимой обороны и когда человек понимает, что есть угроза для жизни — для него или кого-то другого — он может принимать меры защиты. В этом случае к нему меры уголовного законодательства приниматься не будут.

— То есть при банальном хамстве надо «утереться»? — продолжил Игорь Тарасюк. — А если ты мастер спорта или чемпион, поднимете руки вверх и пусть вас бьют?

— Наличие спортивного титула — это не основание переходить к физическому насилию, — парировала представитель следственного комитета.

— Нужно ли запретить применять боевые навыки в жизни?  

— Если спортсмен готовился к этому умышленно, то естественно, — говорит Игорь Тарасюк. — Если нет, то при таком подходе мы можем запретить и армию, и полицию потому что там учат стрелять.

—  У нас есть статья о превышении самообороны, — вступает в дискуссию главный психиатр  области Александр Паращенко. — Есть люди, которые носят оружие, есть те, кто его не носит. Бывают случаи, когда человек просто перепутал двери и, извините, начал ломиться не туда. А кто-то, испугавшись за себя и свою семью, выходит с ружьем и без расспросов стреляет в безоружного. Конечно, это превышение самообороны.  Однажды знаменитый журналист Владимир  Гиляровский приехал к отцу, решил похвастаться и согнул пальцами пятак. А отец взял и легко разогнул его обратно. И сказал, никогда не хвастайся силой, иначе она будет направлена против тебя. Если ко мне подошел пятилетний мальчик и сказал: «Дядя, дай закурить, а то сейчас получишь», — и я его ударю, естественно, я попаду в тюрьму. Здесь мне ничего не угрожало. Но если мне или еще кому-то угрожает взрослый человек — уже совсем другое дело. Ведь всегда у людей, которые занимаются спортом, существовал кодекс чести, чтобы не применять эту силу в быту. Но, как я уже сказал, случаются экстремальные ситуации, когда создается угроза твоей жизни. Тогда это умение применяется как последнее средство.

— А спортсмены обязаны проходить проверку у психиатра?

— Я считаю, что нет, — продолжил Паращенко. — У человека есть права, и их надо соблюдать. Но если тренер сомневается в психической полноценности воспитанника, может обратиться к нам.  

— Есть система медицинского освидетельствования, — добавляет Игорь Тарасюк. — Вот, к примеру, в боксе мы проходим углубленный медосмотр раз в три месяца, а те, кто выезжает на соревнования, за три дня до них. Психиатра там нет, но есть невропатолог.

— Эта процедура будет нарушать права человека, — поддерживает Анна Марусова. — Здесь, наверное, надо говорить о воспитательной работе. И не только среди профессионалов, но и среди тех, кто занимается любительски.

— Можно ли определить, был ли использован в нападении именно боевой навык?

— Есть спортсмены, которые всю жизнь занимаются спортом, но не имеют нокаутирующего удара, — поясняет Игорь Сергеевич. — И есть люди, которых ничему не учили, но они могут наносить серьезные удары.

— Это очень сложный экспертный вопрос, — продолжает Анна Николаевна. — Очень емкая работа, как в плане математического, так и физиологического характера. В Москве по делу Мирзоева она до сих пор ведется.

— Если говорить о восточных единоборствах, — продолжает Александр Паращенко, — то здесь главное — повышение морального уровня. Есть определенные табу на драку. Отработанные боевые приемы можно применять только на войне или когда напали на монастырь. Но хотя, раз появилась эта проблема, решать ее, конечно, надо. Возможно, и на законодательном уровне.

— Как часто спортсмены становятся вашими пациентами?

— Так же, как и все остальные. Вообще, на этот вопрос ответ достаточно обширный. Есть философическая интоксикация, которая может предшествовать серьезным заболеваниям. Истинное увлечение исходит из философии, когда человек бросает все и уходит в эти упражнения. Это «идея фикс». Были у нас и серьезные спортсмены, которые добились успехов. Но давно. Был человек, имеющий черный пояс и который убил одного из саратовских «авторитетов». Его признали невменяемым, и он проходил лечение. Свой «срок» он «отсидел» именно в спецбольницах. Это пример не показательный, и я не хотел бы бросать тень на спортсменов. Все болеют, болезнь не выбирает.

— Анна Николаевна, может ли экспертиза определить, погиб ли человек от удара или от того, что упал?

— Да, конечно. В ходе экспертиз устанавливаются причинно-следственные связи как от удара, так при падении. Устанавливается, получена ли травма при соприкосновении с поверхностью. Если человек упал на парапет, конечно, повреждения будут носить иной характер, чем от удара.  

— Если, к примеру, спортсмена, попавшего в подобную ситуацию, суд оправдает, будет ли он допущен в зал на тренировку?

— Здесь уже говорили о кодексе чести. Если даже суд не осудит, тренер может решить иначе, — резюмировал Игорь Тарасюк.

Источник: газета «Репортер» №44(1025) от 7 ноября 2012 г.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);