ВредФильм и ВредИздат

Главная Интересно всем   ВредФильм и ВредИздат

ВредФильм и ВредИздатВ Саратовском отделении Союза журналистов России прошел круглый стол, посвященный закону о защите детей от вредной информации

Федеральный закон «О защите детей от вредной информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» вступил в силу 1 сентября этого года, однако вопросов по его применению и исполнению до сегодняшнего дня меньше не стало. Для того чтобы разъяснить его основные положения, а также ответить на вопросы, которые волнуют журналистское сообщество, в отделение Союза журналистов пришли Юлия Рустамовна Хабибуллина, начальник отдела по надзору в сфере массовых коммуникаций управления Роскомнадзора по Саратовской области и Людмила Владимировна Пиркина, заместитель начальник отдела по защите прав персональных данных правовой работы и надзора в сфере информационных технологий управления Роскомнадзора. На встрече присутствовали представители печатных и интернет-СМИ Саратова и области, сотрудник министерства информации и печати и Елена Александровна Трушина, заведующая отделением экстренной психологической помощи Центра помощи семье и детям.

Не для детских глаз

Документ направлен на защиту детей от разрушительного, травмирующего их психику информационного воздействия, переизбытка жестокости и насилия в общедоступных источниках массовой информации. Кроме того, по идее, закон должен защитить ребенка от информации, способной развить в нем порочные наклонности и сформировать «искаженную картину мира и неправильные жизненные установки». Закон обязывает правообладателей информационного продукта маркировать контент по возрастному критерию. Знаком информационной продукции — графическим или текстовым изображением классификации — отмечается любой информационный продукт, оповещая зрителя/слушателя/читателя о том, какой возрастной группе он рекомендован: 0+, 6+, 12+, 16+, 18+.

При этом обязательной маркировке подлежат и информационные продукты, в которых содержатся сцены, подлежащие ограничению для показа детям до 16 или до 18 лет, остальной контент может маркироваться по желанию правообладателя или распространителя. Анонсы телепередач, имеющих ограничение по возрасту аудитории, также должны маркироваться — в виде графического знака, близкого по размерам к логотипу телеканала, которая должна демонстрироваться не менее восьми секунд. Музыкальным каналам, если они не помечают нужным маркером ту или иную программу, состоящую из нескольких видеоклипов, придется помечать маркером каждый ролик, в котором есть сцены не для детских глаз.

По сообщениям Роскомнадзора, продукция, имеющая прокатное удостоверение Министерства культуры Российской Федерации, не требует проведения экспертизы для определения уровня ограничения к показу, остальные продукты должны такую экспертизу проходить. Экспертизой займется специальная группа из независимых экспертов. Результаты исследований различных продуктов будут публиковаться на специальном интернет-ресурсе Роскомнадзора для исключения проведения дублирующих друг друга экспертиз.

Многие СМИ довольно скептически отреагировали на появление подобного закона, главным образом из-за размытых и субъективных формулировок. По мнению ряда редакторов, это позволяет трактовать документ достаточно широко, что смущает участников медиарынка, потому что все опасаются применения каких-то репрессий по отношению к себе.

Неделимая ответственность

У саратовских журналистов, присутствовавших на круглом столе, возникли вопросы и по практическому исполнению закона. Так, все газеты печатают телепрограмму, получая ее от посредника, который, в свою очередь, работает непосредственно с телеканалами. И все уже столкнулись с полным или частичным отсутствием маркировки на программе телеканалов. При этом посредники говорят, что если телеканал не промаркировал свою продукцию, то они, посредники, не вправе этого делать. И в общем-то это звучит вполне логично. Представители Роскомнадзора порекомендовали направлять запросы напрямую телеканалам. Но, если предположить, что все (!) газеты займутся перепиской с телеканалами по каждому пункту их программы — не только не выйдет ни одна газета, каналам придется втрое расширять свой штат для ответа на все запросы.

Поскольку в законе прописано, что за маркировку отвечает производитель и/или распространитель, выход видится один — работникам газет самим проставлять знаки информационной продукции, определяющие возрастные категории зрителей. Причем самым простым выходом из ситуации может стать проставление всюду знака 18+ — и придраться к такому определению невозможно, поскольку, главное — предупредить.

О том, почему проставлен именно такой возраст, в каждой редакции найдут, что сказать. Тем более что для каждой возрастной группы прописаны критерии допустимости/недопустимости. И если вспомнить дебаты, возникшие сразу после принятия закона «О защите детей...» вокруг советской кино— и мультипликационной классики, вопросы о моральных страданиях, которые могут быть вызваны просмотром практически любой российской кино- и телепродукции последнего времени, отпадут сами собой.

Синдром «Ну, погоди!..»

Да, «Закон о защите...» предполагает привлечение к маркировке экспертов, но кто в итоге будет аккредитован в этом качестве, и вообще, каким образом будет происходить сама аккредитация — тоже остается неясным. Но уже сейчас понятно, что спорных случаев, когда возможна разновозрастная трактовка, гораздо больше, чем безусловных.

Самое удивительно, что два месяца назад на самом высоком уровне всерьез обсуждалась «проблема «Ну, погоди!..» Тогда руководитель студии детских и юношеских программ ВГТРК Татьяна Цыварева сказала, что вырезать в нем конечно, ничего не будут. Но у них только два варианта: либо нарушать закон, либо показывать его поздно вечером. Начались переговоры руководства «ТМК-Медиа» с Госдумой и другими государственными ведомствами для получения четкий гарантий на показ «Ну, погоди!» без каких-либо вырезов.

Потом выступил замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов, который на совещании с представителями СМИ сказал, что мультфильм «можно, например, считать художественной продукцией, имеющей некую культурную ценность», поэтому показывает его, скорее всего, будут.

Новый закон вызвал опасения и у Гарри Бардина — в частности, за свой мультфильм «Серый волк энд Красная Шапочка», в котором Волк (опять же!) постоянно курит. Режиссер назвал закон «мракобесием в угоду властям», однако сказал, что возможные купюры в своих работах оспаривать не собирается, потому как — не Дон Кихот, чтобы с ветряными мельницами бороться.

К счастью для будущих поколений, за «Ну, погоди!..» вступился главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко, который сказал, что с медицинской точки зрения сцены с курящим Волком нет необходимости вырезать, ведь он — персонаж отрицательный, что с него взять в плане воспитания! А вот что делать, например, с ничем не запятнавшим себя Штирлицем? Непонятно!

Можно вспомнить и о всегда считавшемся положительном герое Шерлоке Холмсе, который не только курил трубку, но еще и, как мы помним, иногда морфином баловался. Конан-Дойл, во всяком случае, об этом писал. Как это должно быть прочитано экспертами или распространителями? Как пропаганда «неправильного образа жизни» или все-таки как «объект, имеющий художественную ценность»? Ясно, что при желании можно вообразить самую нелепую трактовку любого литературного, киношного и даже мультяшного персонажа. Что уж говорить о Крокодиле Гене, который и трубку из рук (лап?) не выпускает, да еще и с плюшевой игрушкой живет. Все мы знаем множество анекдотов о пациентах, приходящих на прием к психиатрам, которые в любой, самой невинной картинке могут увидеть то эротическую сцену, то жестокое убийство.

За гранью добра и зла

Еще один вопрос вызывало место, где следует размещать маркировку. На Круглом столе представители Роскомнадзора пояснили, что под действие закона не подпадают, а значит, освобождены от необходимости маркировать свои издания, общественно-политические издания, а также производственно-практические. Все остальные должны размещать информационный знак о возрастных ограничениях в выходных данных своего издания.

Но и здесь есть подводные камни. Практически в каждом общественно-политическом издании есть криминальная рубрика. Собственно, как и в большинстве новостных телепередач, которые не подлежат маркировке, поскольку показываются в прямом эфире. О чем рассказывается в этой рубрике, объяснять не надо. Представители Роскомнадзора предложили на всякий случай маркировать данные страницы или конкретные статьи знаком 18+ — и вопросов ни у читателей, ни у проверяющих органов не будет.

Итак, что же можно и что нельзя показывать детям. По закону, вредной для всех возрастов считается информация, обосновывающая или оправдывающая противоправное поведение, допустимость насилия или жестокости, отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям, содержащая нецензурную брань или порнографические материалы. Также запрещается показывать или даже допускать несовершеннолетних к информации, способной вызывать у них желание употребить наркотические средства, пиво или алкоголь, участвовать в азартных играх, побуждающей к совершению опасных действий и т.д.

Часть иных изображений и сведений будет ограничена в распространении в зависимости от возраста детей. Например, пятилетним можно показывать фильмы, книжки или иные материалы, содержащие «оправданные жанром или сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического или психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия)». Поэтому в принципе Илья Муромец может продолжать отрубать головы Змею Горынычу, в случае если выразит сожаление, что пришлось прибегнуть к такой мере.

Шестилеткам, согласно закону, уже можно увидеть ненатуралистические изображения или описание несчастного случая, аварии, катастрофы. Либо ненасильственной смерти без демонстрации их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику. Опять же — если оная демонстрация обоснована жанром или сюжетом.

Достигшим двенадцатилетнего возраста разрешено рассказывать про наркотики и табачные изделия, но без их демонстрации, не оправдывая употребление, выражая отрицательное и осуждающее отношение к ним. Кроме того, таким школьникам уже можно говорить «про это»: демонстрировать изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной. Но при соблюдении нескольких условий: оные отношения не носят сексуальный характер (?), не эксплуатируют интереса к сексу, имеют эпизодический и ненатуралистический характер. Шестнадцатилетним разрешено рассказывать о сексе без всяких «прикрас», а также слышать не являющиеся нецензурными бранные слова.

Полиция нравов?

Итак, предполагается, что родитель возьмет газету, пролистает ее, увидит предупреждение и когда слишком любознательный несовершеннолетний сын захочет почитать газету, папа сам решит, давать ему газету целиком или вырезать сомнительную заметку. Правда, нет рекомендаций о том, куда следует убирать все информационные издания, чтобы любознательные отпрыски ненароком не взяли их без спроса, не обозначены и места, где следует держать пульт от телевизора, поскольку этот способ распространения информации родителям тоже необходимо взять под строгий контроль.

Следующий вопрос — как быть книжным магазинам? Как запретить детям подходить к полкам с «вредными» книгами? Как не продать десятилетнему то, что он может читать только после 12? Спросить свидетельство о рождении? И где, в каком секретном книжном отделе, должен находиться, к примеру, «Анатомический атлас» или учебники по биологии?

Страшно представить, что после окончательного утверждения всех подзаконных актов станет и со школьной программой? «Преступление и наказание» Достоевского, исходя из предложенной возрастной маркировки, допустимо читать лишь в преклонном возрасте — ведь там и подробная подготовка к преступлению, и его пошаговое совершение, и описание последствий — более того, попытка его если не оправдания, то объяснения...

И если уж речь идет о том, что детей хотят защитить от насилия и скверны окружающего мира, а уберечь их должны в первую очередь родители, имеющие в руках полный список запрещенных информационных материалов, то предусматривается ли контроль за родителями? Не должны ли дети докладывать «куда следует» о том, что предки проморгали, и чада посмотрели «не рекомендованную» программу? Вопрос пока открыт. Но, вполне возможно, скоро появятся телефоны «горячей линии», куда можно будет наябедничать на старших. И в то время, пока они пишут объяснительные, посмотреть-таки мультфильм про «Бегемотика, который боялся прививок» или «Приключения Врунгеля»! Если, конечно, эти мультики признают культурной ценностью.

Источник: газета «Репортер» №43(1024) от 31 октября 2012 г.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);