Юра, фотокорреспондент, или Фотоувлечение жизнью

Главная Интервью   Юра, фотокорреспондент, или Фотоувлечение жизнью

Юра, фотокорреспондент, или Фотоувлечение жизньюВ залах Боголюбовского художественного училища готовится выставка фоторабот саратовского мастера Юрия Набатова «Годы и мгновения», приуроченная к его 70-летнему юбилею

Выражаясь современным языком, Юрия Набатова можно смело причислить к «продвинутым» фотографам, то есть серьезно, профессионально и с увлечением относящимся к своему занятию. Но Юрию Васильевичу вряд ли понравится такое определение. Хотя бы потому, что профессионализм — это для него непреложное условие существования любого художника в творческом пространстве, уровень мастерства и умения «ловить мгновение», да и вообще — мерило отношения к фотографии как искусству. Он называет себя фотокорреспондент — скромно, но в его устах обозначение профессиональной принадлежности наполняется особым смыслом. А главное — чувством собственного достоинства и внутренней свободы. Так же совсем недавно прозвучало в кремлевских тронных залах: «Юра, музыкант».

«Годы и мгновения» станут третьей персональной выставкой Юрия Набатова. 70 фотоснимков — черно-белых и в палитре красок — всё, чего достигла современная техника и система цветопередачи за более чем полувековой период (а именно столько лет ловит мгновения объектив Набатова), при одном условии — фотокамера в руках человека, который знает заранее, «о чём» будет следующий кадр, и чьё отношение прочитывается в каждой фотоработе. Число «мгновений» в представленной экспозиции соответствует количеству лет Юрия Васильевича — таких же ярких и глубоких, смешных и грустных, философски-размеренных и стремительно летящих... Такое вот творение жизни и фотоувлечение. «Семерка — счастливая дата, — заметил при этом художник. — Я — Лошадь по гороскопу. Но сейчас самое время садиться верхом и пришпоривать коня». И добавил, что пока руки держат камеру — работы для него хватит.

Счет количеству сделанных им фотографий Юрий Васильевич давно перестал вести. «Посчитайте сами, — советует он, — за 34 года работы в ТАСС у меня принимали не менее 400 снимков в год». А если прибавить к этому так и не напечатанные негативы, цифровые фотографии — число, наверное, приблизится к миллиону!

Стоять нельзя, а снимать можно

В XXI веке, как появилась цифровая камера, все бросились снимать. «Снимать-то можно, — соглашается Набатов. — Но если без души, без головы, без интереса — мне кажется, так нельзя. Когда я прихожу на заседание думы, например, я со своей колокольни вижу, как снимать. Можно прийти и быстро сделать протокольные снимки — отснять всех выступающих. Я так делаю, конечно. Но найти какие-то ключевые, «говорящие» моменты на пресс-конференции — характерные лица, которые выражали бы те или иные мысли, эмоции, позы или движения участников — неважно, на сцене, трибуне или в зрительном зале — это мне интересно как профессионалу. Когда я поглощен своим делом, то как правило не особо прислушиваюсь к сути интервью или речам выступающих, не вникаю. Меня иногда спрашивают, а что там говорили на пресс-конференции артисты или политики? Отвечаю: да я не знаю, я же работал».

Юра, фотокорреспондент, или Фотоувлечение жизньюКстати, в фотокорреспондентах всегда восхищает такая деталь: стольких известных персон запечатлели они на свою камеру. Вот и у Юрия Васильевича интересуемся: каково это, видеть через объектив Гагарина, например, или Янковского, что это за люди, прямо-таки небожители, или они простые?

— Насчет Янковского-небожителя скажу, что мы жили в одном доме на Советской — я на восьмом этаже, он — на шестом. Он меня не запомнил, конечно. А я его, что называется, пролил. Залил водой — была водопроводная авария. Он выбегает из квартиры — и я как раз, говорю: «Олег, у меня все сухо, наверное, соседи этажом выше устроили потоп...» Схитрил, в общем. Он махнул рукой, мол, да и ладно. Такой был человек.

Вспомнили и другого великого саратовского артиста — Олега Табакова:

— Приехал он в Саратов отмечать 70-летие, пышный праздник был. Думаю, надо вручить ему кое-какие снимки, которые остались у меня с 61 года, я тогда снимал его и Наталью Иосифовну Сухостав от «Зари молодежи», но некоторые фото не были опубликованы. Объяснил ситуацию, отдал снимки, а он «спасибо» — и направился далее. И всё. Ну, вроде как знаменитость. Ведь обычный человек обязательно бы отреагировал: мол, а где это я, да какой же я тут молодой, а ты вообще, наверное, был пацаном и т.п. Нашел бы пару фраз — показать заинтересованность. А он взял конверт и пошел. Видно, так положено у некоторых. Помню, он как-то приехал сюда первый раз с молодой женой, Мариной Зудиной. И его внучатая племянница попросила меня снять их.  Телефона под рукой не было. Я пришел пораньше, хожу по улице, осматриваю места. Вижу знак дорожный «40». Приметил его. Вышли они, говорят, где встать. Я показываю жестом: вот тут. Они, конечно, даже не посмотрели. Так я и запечатлел пару у знака ограничения скорости. А может, и не только скорости. Эта фотография, кстати, тоже была в той пачке, что я отдал.

Кого только не снимал Юрий Набатов: и звезд театра и кино, и писателей-поэтов, ну и политиков, конечно же! Но к делу фотокорреспондент всегда старается подойти с юмором:

— На встрече с Зюгановым на сцене, где он выступал, был изображен Ленин, указывающий жестом руки, очевидно, путь к коммунизму. Я выбрал нужную точку съемки. Так и вышло. Нынешний вождь что-то говорит, повернувшись в одну сторону, тогда как за его спиной другой вожак задает совсем другое направление движения.

Поиск ракурса, выбор точки съемки, сюжет кадра, композиция — все эти навыки и умения приходят с опытом, уверен Набатов.

— Первым делом, когда вхожу на место съемки, оцениваю всю обстановку, подмечаю детали. Иногда приходится разуваться, вставать куда-нибудь повыше или, наоборот, чуть ли не с пола снимать, чтобы был нужный ракурс. Когда Олегу Табакову торжественно вручали почетную ленту, я сразу встал так, чтобы видны были и сидящие в зале — так сказать, почетный гражданин (по четным — по области, а по нечетным — по городу?) и почитающие его горожане. А когда я найду нужную точку — меня с нее не сдвинуть, даже если не положено находиться на этом месте. Я говорю обычно: стоять нельзя, а снимать можно. Как правило, действует. Даже хоть бы и самого президента ловил объектив. Следят-то простые люди, они понимают.

Пока не сдашь экзамены — чтоб ноги твоей на работе не было!

Занятия в фотокружке в пионерском возрасте пробудили любительский интерес Юры Набатова к фотографии, превратившийся в хобби. А когда первые снимки школьника попали на страницы «Зари молодежи» и были оценены словами и гонораром — процесс по-настоящему увлек мальчишку и заставил серьезнее задуматься о профессиональном росте. В ущерб основной деятельности, конечно. Пришлось из знаменитой «тринадцатой» перейти в школу рабочей молодежи. Учился Юра «не ахти» — некогда было. Зато работа под руководством старших товарищей — Льва Крушинского, Вадима Земляниченко, Славы Ибрагимова — окрыляла. Да так, что мама к редактору Шабанову ходила: «Сын сопьется с вашими командировками!» Ближе к окончанию учения к редактору обратилась и директор школы, и выяснилось, что у него три двойки по предметам. После чего редактор дал юному фотокору отгул, или отлуп, на три месяца. Сказал: пока не сдашь все экзамены — чтоб ноги твоей на работе не было! Пришлось наверстывать упущенное, чтобы снова заниматься любимым делом. Сумел поступить в СГУ на филологический, но вскоре перевелся в Казанский университет на журфак — то, что надо для фотокорреспондента.

Юра, фотокорреспондент, или Фотоувлечение жизньюПотом была, как и положено, служба. Ракетные войска под Мурманском. Универ пришлось заканчивать уже после армии. В итоге семь лет числился в студентах! Не то что Владимир Ульянов.

— Поскольку я умел еще и рисовать, — вспоминает годы службы Юрий Васильевич, — меня отправили инструктором по комсомолу в дивизию под Псковом. Я там оформил ленинскую комнату в роте, потом здравпункт. И как-то приехал начальник госпиталя из Пскова, увидел и говорит: вас бы с товарищем, кто рисовал, ко мне в госпиталь — оформить там помещения. И нас «положили» в госпиталь. «Болели» мы так, что увешали наглядной агитацией и ленинскую комнату, и палаты, и кабинеты. Там же под Новый год с Галей познакомился — она была старшей медсестрой в хирургии. В Пскове и поженились (так что вместе уже 45 лет!). И только потом вернулись в Саратов, где я работал в «Заре молодежи»,  потом перешел в «Коммунист», а с 71-го — в ТАСС.

Размышляя о хобби, Набатов говорит, что с 67 года и до сегодняшнего дня для него самое главное увлечение — жена. А фотография стала профессией. Свободное от работы время чаще всего проводит за «компом» — обрабатывает снимки, просматривает сайты коллег и новостные сайты на предмет подачи фотоматериала.

В кино, как признается Набатов, его привлекает то, как оператор снял фильм, раскадровка сцен — это помогает полнее представить видение режиссера. А кроме того, некоторые кадры запоминаются — чтобы при случае попытаться воплотить их в своей работе.

Шпионские страсти

— Книги читаю, люблю приключения. Всегда любил. А в детстве хотел быть разведчиком. Где как не в книгах можно было набраться такого опыта, — смеется Юрий Васильевич. — Я же в школьные годы в Пушкинской библиотеке художественно оформлял анонсы книжных новинок — но прежде всегда их сам первым и прочитывал. Беляев, Дюма — помню, какое это было захватывающее чтение!

Известно, что мечты сбываются, но иногда совсем не так, как ожидалось. У Юрия Васильевича, например, мечта стать разведчиком реализовалась следующим образом. Уже работая в ТАСС, Набатовы поехали отдыхать в Болгарию. Отец жены внезапно заболел, и она отложила поездку. В Москве по пути Юрий закинул в редакцию фотоочерк с авиационного завода — но негативы (целая коробка пленок!)  взял с собой в поезд. «И на границе меня приняли за шпиона, — негодует фотокор, — решили, что я вывожу тайну предприятия за рубеж! Изъяли негативы, отправили в ТАСС. Когда вернулся, коллеги встречали меня со словами: «Шпион вернулся!» Так что стал не разведчиком, а «шпионом». Кстати, тогда же у нас в Степном работали болгары, я их поснимал и вез снимки в софийскую газету. Их тоже просмотрели, но даже не подумали отобрать на границе!».

Юрий Васильевич вместе с коллегами из других регионов оказался в пуле корреспондентов на Олимпиаде-80. Рассказывает, что предварительно вызвали в КГБ на Дзержинского для беседы: мол, если в Москве подойдет наш сотрудник и попросит что-нибудь снять — помогайте! То бишь намекали, сразу сообразил народ, что придется быть все время под присмотром.

— Жили мы в гостинице «Металлург» (отнюдь не первого разряда) на Чистых прудах — но даже в ней, кажется, все помещения прослушивались. Зашли в номер — на радиоприемнике висит надпись: «Не выключать». Значит, подслушивают. Я сразу подошел, щелкнул по динамику и сказал: «Мы приехали!».

ТАСС уполномочен заявить...

Трудно ли было попасть в главное информационное агентство страны социализма, интересуемся у Набатова. «Я туда попал, когда Евгений Сергеевич Соколов из ТАСС уходил на пенсию — и посоветовал меня. Но к тому времени в ТАСС уже знали мои фотки по центральным газетам. Евгений Иванович Иванов, зам. генерального директора ТАСС, бывший главред «Зари», дал рекомендацию. А характеристику мне Ширшин, главред «Коммуниста», давал — смотрю: время идет, а меня никак не принимают. Позвонил, почему? Мне отвечают: Ширшин написал в конце, что, мол, Набатов все время спорит, за себя стоит. Я Иванову говорю: вот, не принимают, потому что спорю. А он: «Да нам такие и нужны!» Так до сих пор я за себя и стою: мне все равно, кто — Иванов, Петров, Сидоров передо мной или Радаев!»

По молодости, работая в ТАСС, попутешествовать Юрию Васильевичу довелось немало. Он объехал с командировками всю страну — Таджикистан, Украина, Якутия, Балтика... Уже в постсоветское время в Германии был. «Но там все вычищено-вылизано, — сокрушается собеседник, — снимать нечего. Асфальтовую яму за ночь отремонтируют — не успеешь фотоаппарат достать. Архитектуру снимать — не интересно. Все уже отснято-переснято. Если и ехать — то с какой-то темой».

Вспоминает, когда работал в «Заре молодежи», его от «Правды» послали в командировку в Ростовскую область — в Миллерово открыли новый элеватор. А жена оттуда родом и как раз отдыхала там с дочкой. «Позвонил в обком партии — говорю, я фотокор «Правды», скоро буду у вас. Вы не представляете, как меня встречали! Хлеб-соль, «ковровые дорожки», даже самолет приготовили для съемок. Обком-горком меня всюду сопровождал. Жена стоит в толпе — а тут я со свитой! До сих пор смеемся, вспоминая тот мой визит».

Юра, фотокорреспондент, или Фотоувлечение жизнью«Увидеть» Саратов и запечатлеть

— Я начал на Саратов обращать внимание, когда от ТАССовской работы освободился, в 2005-м. Все мысли были только о работе, город почти не снимал. А когда ушел — освободился от всей этой информации, и тогда я Саратов «увидел», начал снимать. Саратов я делаю по-своему: весна пришла, осень, один день города и т.п. Хожу на работу с небольшим фотоаппаратом. Каждый день — по разным улицам. Была тема «Балконы и двери Саратова» — тогда целенаправленно искал. А в выходные шли с другом, он: смотри, какая дверь, — а мне уже не интересно! Конечно, сниму, если увижу дверь с надписью «СаратовЪ» или ящик «Для газетЪ» — по старинке.

Иногда, чтобы снять нужный кадр, признается Набатов, приходится изображать из себя эдакого туриста с «мыльницей». А то «бандуру» достанешь — народ пугается.

— Некоторые спрашивают, почему я свой сайт не сделаю. Но сайт нужен, чтобы снимки продавать. А мне что продавать? Я работаю в газете, подрабатывать «по случаю» не хочу. Не мое это, да и деньги в этом плане не интересуют. Уж если тружусь в одном издании — то для него и работаю.

Кстати, газета «Репортер» очень гордится тем, что некоторое время Юрий Набатов поработал и в нашем издании. Коллеги с большой теплотой вспоминают этого замечательного человека и профессионала.

Ни за что не соглашается Набатов снимать свадьбы. Улыбается: сколько свадеб ни фотографировал — все пары развелись! Но вообще-то в приметы фотограф не верит. Снова шутит: «Примета одна: если забыл дома фотоаппарат — съемка точно не удастся!».

Есть в Юрии Васильевиче такая особенность: всегда с оптимизмом вспоминать прошлое, воспринимать настоящее и смотреть в будущее.

— Раньше была у меня любимая поговорка, — подтвердил наше впечатление Набатов, — что фотография дело темное, а жизнь — светлая. В смысле, фотографии-то проявляли в темной комнате, и были они, как правило, черно-белыми. Теперь фотографируем на свету. Но жизнь вроде тоже темней не стала!

И вот саратовцам выпадет уникальный шанс — в очередной раз взглянуть на жизнь — темную ли, светлую — глазами Юрия Набатова, с помощью его фоторабот. А заодно поздравить Юрия Васильевича с юбилеем и пожелать ему еще множество удачных кадров и интересных моментов, которые фотокорреспондент оставит на память любимому городу.

Источник: газета «Репортер» №42(1023) от 24 октября 2012 г.

Фото из коллекции Ю.В. Набатова

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);