Сергей Аренин: «Я, как дровосек: тюк-тюк — и иду куда мне надо»

Главная Интервью   Сергей Аренин: «Я, как дровосек: тюк-тюк — и иду куда мне надо»

Главный полицейский рассказал о самых громких преступлениях

Главный полицейский области Сергей Аренин встретился с журналистами. На пресс-конференции он рассказал о том, как обстоит борьба с преступностью в первом полугодии, раскрыл некоторые подробности сразу нескольких громких уголовных дел и отметил жесткий подход в расследовании правонарушений, совершенных сотрудниками полиции.

По словам Сергея Аренина, в первом полугодии произошло снижение числа тяжких преступлений, но увеличилось количество убийств.

— «Растем» по некоторым показателям уличной преступности, — сказал он. — Но у нас высокий процент раскрываемости. Продолжается борьба с попытками укрыть преступления, таких фактов становится меньше. Снизилось количество грабежей. Мы предприняли ряд мер, направленных на борьбу с этим видом преступлений. Они могут быть весьма опасны, поскольку в случае оказания сопротивления происходит контакт с преступником, зачастую не безобидный для потерпевшего. Большую помощь оказывают камеры видеонаблюдения. Их пока не достаточно, но буквально сегодня при помощи одной из них было раскрыто преступление. Заметили машину, преступника задержали. Мы приступили к выполнению закона в области безопасности дорожного движения. Сейчас обратились к бизнес-сообществу, поскольку в других регионах, в частности Москве, видеофиксацию взяли на себя определенные фирмы, которые затем передают нам данные для принятия мер административного или иного характера. Пока изучаем опыт.  

— Есть ли «сезонное» направление в работе?

— Наибольшую проблему сегодня доставляют места массового отдыха, особенно берега Волги. Мы проводим операцию «Акватория», в которой участвуют силы главка. Приходится отвлекать большое количество личного состава для обеспечения общественной безопасности и безопасности отдыхающих. Работаем вместе с МЧС. Нарушения есть — это и пьяные купания, «разборки», драки на берегу.

— Страшное ЧП в Крымске показало пробелы в системе оповещения. Как обстоит дело с оповещением в нашей области, какова в этом роль полиции?

— Главк строит систему безопасности. Она базируется на пяти пунктах: сирена, радио и телевидение, смс-сообщения и действия полиции. Последний пункт возложен на нас. В нашем арсенале, в том числе, применение громкоговорящих установок, которые мы готовы запустить в случае необходимости. Кроме того, задействуется вся служба участковых. В Крымске, я думаю, они просто не успели. Чтобы поднять весь личный состав, надо час-полтора. Но должны были быть задействованы те, кто находился на дежурстве. Но, повторюсь, все начинается с сирены. Она завыла, люди должны знать: что-то случилось. У нас была ЧС с лесными пожарами, и мы очень серьезно подходили к делу. Да, и у нас есть огромная масса воды, источники повышенной опасности. Но одна полиция все не сделает, должен быть комплексный подход.

— Сергей Петрович, был инцидент, когда полицейский подвергся нападению действующего сотрудника прокуратуры Новобурасского района. Тот ударил вашего подчиненного головой в лицо, но никаких мер дисциплинарного воздействия не понес. Будете ли предпринимать меры, чтобы разобраться в этой ситуации?

 — Я не думаю, что он не понес никакой ответственности. Я думаю, что служебную проверку в отношении сотрудника прокуратуры проводит сама прокуратура. У них же есть своя служба собственной безопасности. Мы не вправе проводить никаких следственных действий в отношении работников этого ведомства. Да, я обращусь еще раз к Степанову по этому вопросу. Пусть выполняют определенные следственные действия, устанавливают, есть ли там состав преступления, и дальше действуют в соответствии с законом.  

— Оказывается ли при расследовании преступлений, связанных с крупными саратовскими бизнес-структурами, определенное давление на следствие?

— Да, мы чувствуем, попытка есть. Но мы расследуем дела не в отношении бизнес-структуры, как пытаются представить некоторые граждане, нам структура и не нужна. Нам нужны лица, которые совершали преступления. И что это за крупная бизнес-структура, откуда-то когда-то накопившая деньги? Где и когда кто копил? Вот это мы сейчас и выясняем. Мы работаем в отношении бывшей «парковской» ОПГ. У нас есть заявления граждан, которых когда-то кто-то обманул, обобрал. По ним и работаем. Ничего личного, только закон. Но эти структуры выросли и хотят откреститься от того, что сделали. Что, не было «парковских»? Но все присутствующие знают, что были. Мы еще в начале пути. А бизнес-структура, которая, с их слов, абсолютно чистая, как крахмал, пытается убедить, что не надо раскапывать то, что под этим «снегом». И они напуганы,  тратят бешеные деньги, чтобы надавить на следствие. Но все будет сделано в рамках закона. Все делается с санкции руководства, идет в рамках УПК, через суд, никаких противоправных действия мы проводить не собираемся. Вот была проверка в отношении одного господина. Речь шла об убийстве. Но если он не убивал, то не убивал. У нас есть 103 заявления. И это касается не только «парковских», но и других. Это и «балаковская» ОПГ, и Самойловка. Там вообще 20 лет человек бегал с автоматом и гранатами, и никто ничего не делал. Каждый день бегал в лес, как Робин Гуд, угрожал. А укрывали все. Надо еще будет задать вопросы определенному кругу лиц. Где бывший прокурор Самойловского района? Там же сменился не один прокурор, не один начальник милиции. А ситуация в Балакове. 12 убийств из года в год. Но человек сменил фамилию, и как будто ничего не было. Был Бережных, а стал Бородич. И пошел в депутаты. А там несколько двойных, тройных убийств. Сейчас дело уже в суде.

Конечно, работа по организованной преступности очень непростая. Сейчас практически каждый вкладывает деньги в нормальный бизнес. Пытаются всем заявить, что было что-то «по молодости», но «простите нас». Но есть закон. Вот примут такой закон, чтобы всех простить — пожалуйста. А сейчас нет. Много что не нашей подследственности, а следственного комитета. Поскольку кто-то уже стал депутатом, и статьи тяжкие. Да, ошибки быть могут, но не такие же глобальные. Разберемся. Начинаются допросы, выемки — и стоит визг. К чему, если с их слов все нормально? И меня тоже допрашивают, поскольку я участник ряда уголовных процессов. Я подписываю документы в отношении своих сотрудников. И когда работает служба собственной безопасности, то в качестве защиты люди заявляют, что это «не подпись генерала». Приходит следователь, допрашивает. Это просто следственные действия. Ну а если там кричат — значит, правильно мы шагаем, в нужном направлении.  

— Вы упомянули Самойловку. Под «Робин Гудом» вы подразумевали, надо понимать, погибшего при задержании Рыбалкина? Известно, что следственный комитет прекратил в отношении него уголовное дело. А ваше ведомство продолжает следствие?

— В отношении него дело прекращено, но вот по тем преступлениям, которые были совершены им и его подельниками, работа идет. Я не могу пока все озвучивать, но задержан определенный круг лиц. И там будет вменяться банда. Они уже привлекаются к уголовной ответственности за ряд тяжких преступлений. Были поборы, грабежи, насилие, убийства. И тут действовал не один Рыбалкин.

— Сейчас назначили нового министра МВД. Как правило, с такими переменами начинают ходить слухи о кадровых перестановках. По вашему поводу ничего нет?

— Ну, вот вы напишете, слухи и появятся, — улыбается генерал. — На самом деле мне ничего об этом не известно, это знает только министр внутренних дел РФ. Нас же просто вызывают и говорят. Да, меня вызывали по поводу ряда жалоб по резонансным уголовным делам. Мы показали все материалы, все оказалось в порядке. Сказали работать, посоветовали, на что обратить внимание и где активизироваться. А что, есть слухи, что меня отставят? Интересно. Мне об этом ничего не известно. Пока послужим в Саратове. Я в ближайшее время уезжаю в отпуск. Так что заранее говорю — никуда не перевожусь.  

— Что касается закона о митингах. Можете рассказать, как он применяется на практике? Есть ли какая-то статистика?

— Палочной системы у нас нет. Закон выполняется и будет выполняться. Тактика выполнения — по-разному. Дубинками стараемся не действовать. Мы фиксируем противоправные действия, составляем процессуальные документы, направляем в суд. Ничего не будет, если кто-то не решит устроить дебош или погром, не совершит провокаторских действий. Есть выкрики недовольства по поводу управления государством. Ну что кричать? Иди, голосуй! А тут нарушаешь общественный порядок, мы составляем определенный документ. Но у нас цивилизованное правовое общество. Разрешенные митинги есть, некоторые партии сами организуют порядок, и все проходит достаточно толерантно. Сейчас обсуждается вопрос формирований, которые примут участие в охране общественного порядка. Мы обобщили опыт регионов, передали его в Думу.

— Говорят, участились случаи ограбления банкоматов? Можете рассказать, какие виды преступлений сейчас наиболее распространены?

— Кражи денег из банкоматов — единичные факты. Сейчас на первом месте «рывки» цепочек у женщин. Причем, которые возвращаются, к примеру, из ночных клубов в подпитии. Кто-то из них стесняется, не обращается, пока ни протрезвеет. Зачастую это дамы замужние, а супруг и не знал, что она где-то была. Второй вид преступлений — кражи из автомобилей. Одну группу уже задержали. Вырезали стеклорезом стекло и брали все, что под руку попадется. Предпринимается ряд мер, в том числе и скрытое патрулирование. Обычная машина, сотрудники в гражданском. Это уже дает свои результаты. Но главное, вот эти «рывки». Хотелось бы обратиться к пострадавшим. Нас не интересует — пьяная, замужем. Только факт совершения преступления и быстрая на него реакция. А то пройдет время, преступник просто убежит и спрячется.

— Как обстоят дела с раскрытием экономических преступлений?

— По статистике их стало меньше, поскольку ряд действий перестал быть преступлением, повысилась ставка ущерба. Бывает, сотрудники работают недостаточно эффективно. Недавно мы задержали большую межрегиональную группу фальшивомонетчиков. Таких дел несколько, просто пока не могу говорить о них. Предстоит провести огромный объем работы, и он, конечно, отвлекает личный состав. Еще. Раньше применялась определенная уловка. Человек берет взятки не единожды. И отчет шел по нескольким делам. Сейчас же все объединяется и ставится только одно. Много преступлений расследуется совместно со следственным комитетом. Сейчас работаем по делу о дамбе. Многомиллиардное, нашумевшее. Фирмы зарегистрированы в разных местах, идут выемки, проверки, проводится целый комплекс трудоемких, объемных мероприятий. Очень серьезное преступление. Да и по фальшивкам — тоже огромные деньги. Если мы только на контрольной закупке забрали полмиллиона! Сейчас создали специальный отдел, который занимается ЖКХ. Наработана определенная практика. Объемы большие, так что дела «не быстрые».  

— В правительстве рассматривается вопрос о возможном привлечении мигрантов на работу. Увеличится ли преступность в регионе?

— Эти люди работают на самых сложных работах, многие хотят тут остаться. Здесь нужен взвешенный подход. Нельзя все отдать. Я не вправе обсуждать эти проблемы. Пока прогнозов нет. Но нужно, чтобы их кто-то контролировал. Если некому красить забор, пусть красят. Хотя я видел, как они работают. На грязный забор потратили тонну краски. Все. Бюджетные деньги просто выбросили.

— Некоторое время назад был бум смс-мошенничества. Как сейчас обстоят дела?

— Нами проведен ряд оперативно-розыскных мероприятий, были установлены люди. Это, в том числе, и межрегиональная группа. Некоторые сидели в колониях и оттуда руководили действиями. Они уже должны быть осуждены. Но мы не раз предупреждали, что гражданам не надо быть доверчивыми.

— Ваш сотрудник в Пугачеве стал участником ДТП. Человек пострадавший находится при смерти. Какие меры воздействия принимаются?

— Пока сотрудник находится под следствием, уволить его мы не имеем права. Будем ждать окончания служебной проверки. Будет уволен и тот, кто его рекомендовал. К ответственности привлечен кадровик, который не выполнил приказ и не организовал проведение комендантских мероприятий. У нас работает инспекция по личному составу, которая останавливает полицейские автомобили, производит досмотр. Смотрят, трезвый ли водитель, все ли в порядке. Есть нарушения — человека немедленно увольняем.

— Как часто бывают подобные случаи?

— У нас сотрудников порядка 15 тысяч. Суммарно — население целого города. Не все  идеальны, некоторые совершают правонарушения. Мы значительно увеличили  службу собственной безопасности, созданы ее филиалы во всех крупных населенных пунктах. Выезжают, разбираются, применяются жесткие меры. Новый министр требует быстро и эффективно действовать по любому случаю нарушения закона сотрудниками полиции. У нас ужесточился отбор. Могу сказать, что из десяти человек проходят двое. Не все оказываются пригодными по результатам тестов, полиграфа. У нас мощно развита психологическая служба, особенно после событий с тем же Евсюковым. Но брак есть в любой работе. В том числе и в нашей. Случается, что кто-то «проскочил». Разбираемся. Вот врезался сотрудник полиции в «скорую помощь». Сейчас он находится на лечении, потом будет уволен. Он скрыл, что является полицейским, не поставил в известность командира об аварии. Идет расследование. Думаю, получит заслуженное наказание.

— Сейчас рассматриваются законы о клевете, интернете. О вас тоже много пишут и не всегда положительно...

— Это основной показатель моей активности. Если про меня не пишут ничего, это даже плохо. Ну вот, были до меня... И что? Рыбалкин бегал, Бородич «орудовал». Пишут те, кто боится. В Сети я бы запретил порнографию. Надо такие меры принимать, чтобы у тех, кто разместил, аппаратура сгорела. Надо закрыть сайт, где размещено видео, показывающее, как собрать бомбу, как отрезают голову нашему солдату. Это однозначно. А информацию как закроешь? А вообще, мне все равно кто что пишет. Я, как тот дровосек — тюк-тюк, и иду куда мне надо. У многих людей разное понимание ответственности. Да, есть заказные материалы. И у людей нервы разные. Журналист выполнил свою работу, но и сам после такого может стать жертвой. Конечно, хотелось бы, чтобы поменьше было клеветнических измышлений, выдумок, идиотических высказываний. Хотя есть грамотные люди, которые до этого не опускаются. А запрещать... Я не сторонник этого. Запретить надо то, что уже запрещено законом.

Источник: газета «Репортер» №28(1009) от 18 июля 2012 г.

Р.S. Когда верстался номер, стало известно, что пострадавший в ДТП в Пугачеве скончался. В отношении сотрудника полиции заведено уголовное дело.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);