Встреча

Главная Житейские истории   Встреча

встречаПосле полутора месяцев ежедневного общения она вдруг спросила, как он выглядит. Вместо ответа Илья сказал: «Сейчас вернусь. Курить очень хочу», — и пошел на кухню.

Было глубоко за полночь, домашние давно спали. Он покурил в темноте у окна. Возвращаясь в комнату, заглянул в зеркало — ничего особенно там не увидел, разве что растрепан был больше обычного.

— А у нас уже весна, — сообщил он, вернувшись к компьютеру.

— У нас, как ни странно, тоже, — ответила собеседница. — Так что там с внешностью?

— Имеется.

— А подробнее?

— Лысый негр пенсионного возраста. Калека. Нос перебит, левая нога утрачена в боях между Севером и Югом...

— Знаешь, в чем главная проблема? Я настолько привыкла к нашим разговорам, что нуждаюсь в тебе, и мне уже неважно, как ты выглядишь! Это ужасно, ты не находишь?

— Может, тогда наконец скажешь, где ты живешь?

— Не скажу, ты догадался, что в России, этого хватит.

— Я все равно тебя найду. Рано или поздно... Приеду, сниму номер в гостинице...

— С ума сошел! Смерти моей хочешь? И своей за компанию! Мы с тобой НИКОГДА не встретимся!

...Они познакомились в чате, одном из тех, куда неприкаянные жители интернета со всего света заглядывают для трепа, флирта, скоротечных симпатий и долгоиграющих обид. Чтобы услышать один-единственный желанный голос, который, скорее всего, никогда не будет услышан в реальности.

В тот вечер Илья заглянул на чат из любопытства. И почти сразу заметил ее. Ее нельзя было не заметить: среди «Самураев», «Крутых Мэнов», «Мулаток» и сложносочиненных прозвищ — просто Лена.

Среди хищного зубастого молодняка она выглядела растерянной. Они либо не успевала отвечать на хамоватые подколы, либо отвечала с вялым простодушием.

Илья несколько минут понаблюдал за тем, как молодые львы терзают растерянную антилопу, выбрал себе ужасающий ник, вроде «Железный топор» и влетел в чат, в несколько строк расшвыряв юное поколение. Когда публично униженные герои пришли в себя, Топора уже как и не было — а в чате появился вежливый Доктор Илья и завел с Леной тихую беседу. На упрек в негуманном обращении с молодежью он резонно сказал, что детей иногда полезно пороть — у Ильи был большой воспитательный опыт: шестиклассник-сын иногда устраивал химические опыты прямо на кухне.

Мощнейшая сила притяжения, возникшая между ними в первые же вечера общения, испугала обоих — так что удаленность друг от друга, физическая недосягаемость были скорее облегчением. Договоренность о не-встрече позволяла им не стесняться в словах. Напряженность возникала, лишь когда Илья пытался нащупать реальные обстоятельства.

— Ты замужем? — спрашивал он.

— Конечно! — бодро рапортовала она.

Иногда они ссорились и бранились, как надоевшие и измучившие друга любовники. Однажды Илья вошел в чат раньше условленного времени и нечаянно подсмотрел разговор Лены с неким Суперкотом. Он испытал такой приступ бешенства, что сам удивился. Он выключил компьютер и лег спать.

Три дня он не выходил на связь. После работы он валился на диван в обнимку с толстой книжкой и старательно делал вид, что читает. На четвертый день требовательно зазвонил телефон. Нежный голос сказал в трубку:

— Привет! Очень соскучилась по общению с пенсионером-негром!

— Он тоже. И что?

— Тогда не забудь — сегодня вечером на том же месте.

Он не забыл — и они опять встретились все в том же чате.

Так они дожили до весны. В апреле Илью отправили в командировку в Москву. Он сказал об этом Лене. Та с минуту помолчала и вдруг ответила:

— Я, пожалуй, тоже в столицу махну.

И он подпрыгнул. Два дня, остававшиеся до отъезда, она звонила ему четыре раза. Та же железная решимость, с которой она говорила: «Никогда!», звучал в ее подробных инструкциях: до какой станции метро доехать, с какой стороны платформы выйти, на какой автобус пересесть, на какую площадь какого пригорода Москвы ему нужно в итоге попасть...

— Сколько у нас будет времени?

— Мало...

Он увидел ее издалека — темноволосая гибкая женщина в узком платье разговаривала у магазина с какой-то бабушкой. Потом мельком взглянула на площадь, махнула ему рукой и пошла в крайний подъезд ближайшей пятиэтажки.

Она ждала его в тесном подъезде — совершенно чужая и очень привлекательная женщина, немного старше его. Эти первые секунды взаимного разглядывания стали настоящей пыткой для Ильи — он показался себе коротконогим уродом, от которого пахнет вагонной пылью. Потом Лена сказала ему, что сама была почти в панике...

Они вглядывались друг в друга, готовые немедленно разбежаться — убежать от своей нелепой и стыдной ошибки. Но не разбежались, а поднялись в квартиру номер двенадцать, где Илья сразу же ретировался в ванную. Лена принесла ему свой зеленый махровый халат, и Илья сидел в нем на кухне, пил крепкий чай с каким-то экзотическим привкусом и смотрел на нее.

...За двадцать шесть часов, прожитых вместе, они не сказали друг другу почти ничего — так много было произнесено до встречи.

— Напиши мне что-нибудь на прощанье, оставь хоть почерк на память, — попросила она. — Я спрячу...

Он написал в ее блокноте, исписанном телефонами и адресами, старые стихи, автора которых он давно не помнил, а слова случайно остались в памяти и, как оказалось, дождались своего часа.

Обратно в Москву они ехали на старом автобусе. Сидели в разных местах — по настоянию Лены. На полпути мотор зачихал и наконец умер. Водитель, беспомощно матерясь, бегал вокруг автобуса. Потом развел руками и вернулся на свое место. Пассажиры насупленно молчали.

Илья увидел, как Лена достала мобильник и стала набирать номер. В звенящей тишине пассажиры с напряженным вниманием слушали, как она разговаривает по телефону. Илья отвернулся к окну и заставил себя не слышать ее голос.

Минут через сорок после стояния в чистом поле водитель поймал проезжавший мимо автобус и уговорил помочь. Второй шофер с профессиональным интересом заглянул под капот погибшего автобуса и объявил свои условия спасения — по сотке с человека. Большая часть пассажиров даже бровью не повела в ответ на такое грабительское предложение.

Богачи, обладавшие заветной суммой, покинули автобус под неприязненными взглядами остальных. В числе толстосумов были и Илья с Леной.

Уже в Москве они посидели немного в уличном кафе. Толпа обтекала их пластиковый столик настолько плотно, что ни одного лица в общей сутолоке невозможно было различить.

Они не простились. У входа в метро Лена требовательно сказала:

— Все, тебе туда! За мной не ходи!

Илья послушно кивнул, сосчитал до пяти и пошел следом. Она легко перебежала площадь, и Илья успел увидеть, как она садится в большой темный автомобиль.

На обратном пути, на верхней полке в поезде, Илье снились суматошные командировочные хлопоты, веселая жена и сын-разбойник, поджигающий порох.

Она позвонила через две недели:

— Ничего не исправишь. Так уже случилось.

Илья слушал ее голос, держа трубку у пылающей щеки, и смотрел в заплаканное весенним дождем оконное стекло.

— Так уж случилось...

Источник: газета «Репортер» №9(990) от 7 марта 2012 г.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии


Отзывов: 0
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);