Журналистика как образ жизни. К юбилею ветерана саратовских СМИ Ольги Забозлаевой

Главная Интересно всем   Журналистика как образ жизни. К юбилею ветерана саратовских СМИ Ольги Забозлаевой

ветеран«Журналистика должна поднимать вопросы не просто интересные народу, а такие, которые важны для общества и государства», — говорит моя собеседница. Именно такие ориентиры ставит перед собой в жизни — и личной, и профессиональной — Ольга Федоровна Забозлаева. Ветеран саратовской журналистики, она полвека посвятила однажды выбранной профессии. Ольга Федоровна продолжает работу и сегодня.

На прошлой неделе Ольга Забозлаева отметила 75-летний юбилей. «Репортер» не преминул поздравить коллегу с этим праздником, а заодно пообщался с ней на тему профессии, истории государства и нашего города, а также сравнил отношения власти и СМИ в XX и XXI веке.

В редакцию областной газеты «Коммунист» Ольга Федоровна пришла в далеком 1959 году. «В прошлом веке! — улыбается она. — Как подумаю, что все это происходило так давно, прямо-таки реликтом каким-то себя ощущаю». Студентка Забозлаева заканчивала обучение на филфаке СГУ, в тот год при факультете открылись курсы журналистов, которых тогда не хватало в районных изданиях. Занятия вели сотрудники областного «Коммуниста», здесь же юные журналисты проходили практику. Свой первый материал Ольга Федоровна помнит до сих пор. Критическая статья о работе мастерской по бытовому обслуживанию. На качество обслуживания в газету пожаловались читатели. «В то время к сигналам от читателей относились очень серьезно. В отделе писем несколько человек работало — литсотрудники, спецкоры, учетчики. А сколько таких писем приходило — около ста тысяч в год!».

После практики студенты отправились готовиться к госэкзаменам. «Накануне экзамена приходит ко мне рассыльный из газеты (телефонов-то не было), — вспоминает Ольга Федоровна. — Говорит, вас редактор вызывает. У меня сердце в пятки ушло — думала, что-то не так в моей статье. Пришла, трясусь вся. А редактор, Владимир Васильев, предложил мне работу. Представляете, у меня ведь на тот момент даже диплома не было. Согласилась не думая. Велели выходить на работу уже на следующий день. У меня же госэкзамен, — опешила я. — Владимир Сергеевич улыбнулся: ну ладно, на день вас отпустим».

Так решилась творческая судьба Ольги Федоровны. 33 года, вплоть до сентября 1991 года, работала она в «Коммунисте». Первые несколько лет — в том самом отделе писем. Вспоминает, что многому научилась за это время — и не только азам профессии, но скорее душевности, человечности. Помочь человеку в сложной ситуации, не пройти мимо чужого горя, бороться с несправедливостью — вот те, казалось бы, всем и каждому известные принципы, которыми Ольга Федоровна руководствуется по сей день. «Вижу иной раз какой-то непорядок, говорю: надо в газету написать. Муж даже ругается иногда — мол, когда ты угомонишься?» — с улыбкой говорит моя собеседница.ветеран

После Ольгу Забозлаеву перевели в другой отдел газеты — «отдел советского строительства», который освещал деятельность Советов народных депутатов разного уровня. «Помимо непосредственно работы депутатов, это вся социальная сфера, — рассказывает Ольга Федоровна. — Причем тогда Советы ведали всем (исполнительная власть была не как сейчас — главный «дворник» города) — и промышленность, и бюджет, и культура, и торговля, и здравоохранение, и бытовое обслуживание, и милиция — все было под контролем исполнительной власти».

Проблемы требовали то критики, то обсуждения, а то и просто разъяснения ситуации на страницах «Коммуниста». Например, вспоминает Забозлаева, когда в Саратове построили овощехранилища и для сбора овощей в совхозы стали направлять работников предприятий, на помощь сельчанам, — многие возмущались, мол, как так, научный работник едет на плантацию. «А как же тот факт, что научный работник потом в магазине свеклу покупал за 5 копеек за килограмм, или помидоры за 8 копеек, или капусту за 4 копейки? Это уже воспринималось как должное. Мы круглые столы проводили, на предприятия ездили, объясняли людям ситуацию, что если наймем бригады рабочих — сколько будет стоить килограмм овощей?».

С упомянутыми овощехранилищами потом вышла еще одна история. На первых порах никто не задумывался о том, что собранных овощей получается намного больше того, что требовалось городу. Часть продукции перед сбором нового урожая приходилось отдавать колхозам на корм скоту. «Мы в «Коммунисте» тогда осветили эту проблему, — вспоминает Ольга Федоровна, — написали, что надо столько собирать, сколько требуется городу, не больше. К газете прислушались!».

К критике в газете власти прислушивались всегда

Глядя на сегодняшние отношения СМИ и власти, Ольга Федоровна качает головой: критика на страницах газет никакого отклика у властей не вызывает. «Журналисты будто в пустоту работают. А ведь профессиональный дух это никак не подкрепляет». За время работы Забозлаевой в «Коммунисте», вспоминает она, ни одна критическая публикация не оставалась без ответа. «На исполкоме рассматривали статьи или на бюро горкома, обкома. Чуть ли не с лупой материалы читали! Если какой-либо чиновник не обратит внимание на критику в свой адрес — его запросто могли и с должности снять. И мы в газете, в свою очередь, отслеживали реакцию властей. Правило было такое — в каждом номере материал «по следам наших выступлений». Хоть сейчас в архиве любой номер возьмите — и найдете такую рубрику».

Немало на страницах издания было обсуждений и дискуссий по самым разным вопросам жизни города и области. Так, в 70-е годы согласно проекту застройки Саратова на Предмостовой площади хотели построить высотное здание (что-то вроде московского дома на Котельнической набережной). «Геологи сразу выступили против строительства, поскольку в этом месте опасная оползневая зона. И этот проект обсуждался в «Коммунисте». Мы дали всем слово — и геологам, и архитекторам, всем заинтересованным сторонам, причем выслушали мнения и за, и против». В итоге на горисполкоме было принято решение не строить тот дом — аргументов «против» оказалось больше.

В 80-е по такому же принципу в «Коммунисте» обсуждался генплан Саратова по застройке проспекта Кирова — различные специалисты высказывали свои предложения-пожелания.

— Эти примеры — в назидание нынешним властям, которые и к специалистам не обращаются при решении острых проблем, даже не хотят выслушать, если общественность сама приходит и высказывает свои предложения. Мнение граждан для наших властей совершенно ничего не значит. Взять хоть историю с газетными киосками, которые решили снести. Все СМИ говорили о том, что киоски нужны народу, разные объединения обращения писали — но даже ответа от Грищенко не получили! А как принималось решение о сносе киосков «Роспечати»? Кто-нибудь для начала изучил, сколько людей пользуется услугами киосков, сколько продукции в месяц через сеть проходит, какой налог идет в бюджет? По-моему, этими элементарными вопросами никто не задался...

С грустью вспоминает Забозлаева отношение власти к народу вообще, каким оно было в те времена, сравнивает с днем сегодняшним, принципы ответственности и подотчетности деятельности государства перед его жителями.

— Я ходила на все заседания горисполкома, в том числе посвященные бюджету. Перед каждым таким заседанием всем его участникам раздавались специальные брошюры, где буквально по строчкам было расписано, сколько потратили на какой объект. Не так, как сейчас — «коммунальное хозяйство — столько-то». Расписывалось всё. И всегда — какие суммы, за счет чего, откуда поступили. И все всё знали и могли проконтролировать. И сравнить можно было: что собирались построить в этом году, какие объекты — и что было сделано. А сегодня вы можете наверняка сказать, какие в 2012 году в городе появятся новостройки?

Саратовский «Коммунист» перестал существовать в 1991 году. «На сессии областного Совета в конце сентября газету признали «виновной» за то, что мы якобы были на стороне ГКЧП, — вспоминает Забозлаева. — На самом деле мы только опубликовали сообщение ТАСС, а также дали задание нашим собкорам из области собрать мнения жителей об этом событии — причем мнения как против, так и за, хотели осветить ситуацию объективно. «Положительные», не расшифрованные информации собкоров из тетради стенографистки, не дошедшие до газетных страниц, в итоге стали «доказательством обвинения» в симпатии ГКЧПистам. Выкидывать «коммуняк-паразитов» из редакции, опечатывать кабинеты, где находился «Коммунист», как сейчас помню, пришли Григорий Ахтырко и Владимир Рейхель, спустя некоторое время эмигрировавший в Израиль...»

Сессия также постановила закрыть «Коммунист» и начать издавать областную газету под другим названием. Сотрудников, естественно, уволили. Был назначен редактор для новой газеты — Сергей Гришин. Ольга Федоровна рассказывает, как новый начальник распорядился всем, кто хочет работать в новом издании, написать заявления о приеме, сопроводив их подборкой статей, доказывающих профпригодность претендентов. Ольга Федоровна, чей журналистский стаж на то время насчитывал более 30 лет (кстати, к моменту закрытия газеты она уже давно руководила отделом советского строительства и социальных проблем), посчитала это проявлением неуважения к старейшим сотрудникам издания, и ушла. Впрочем, для ухода из газеты у Забозлаевой была и другая причина. Дело в том, что в переименованном издании штат был намного меньше и не смог бы предоставить места для всех прежних работников «Коммуниста». На рынке СМИ в то время еще не было такого большого количества изданий, как сегодня. Получалось, что часть журналистов остались бы без работы. «У нас состоялось заседание профкома газеты (которым я также руководила на протяжении многих лет), последнее профсоюзное собрание, и я заявила коллективу: мне до пенсии всего год, как-нибудь проживу, даже без работы. А вот молодые сотрудники, с семьями, с детьми, на что будут жить? Им самим решать — оставаться или уходить. А я ушла. И вместе со мной ушли еще 15 человек», — объяснила Ольга Федоровна.

На службе у правды истории

Некоторое время Ольга Федоровна поработала в небольших изданиях — профсоюзной газете и газете при службе занятости Саратова. Ушла на пенсию. Но с журналистикой не рассталась: ведь журналистика, считает она, не профессия, а образ жизни. И поэтому, когда по инициативе городского и областного советов ветеранов решено было выпускать вкладку в областную газету — про ветеранские дела, остаться в стороне Ольга Федоровна не смогла. «В ноябре прошлого года этой газете-вкладке под названием «Мы — вместе!» исполнилось десять лет, — похвалилась журналист. — Вот губернатор Павел Леонидович Ипатов недавно отметил, что в ПФО такая газета — единственная!».

Сегодня Ольга Забозлаева руководит пресс-центром областного совета ветеранов, также является секретарем первичной организации ветеранов журналистики при Союзе журналистов Саратовской области. Но ни ей, ни ее коллегам-ветеранам отдыхать некогда. Постоянные конференции, круглые столы, встречи, благотворительные акции, акции взаимопомощи — ветеранская организация постоянно занята делом. Но главной своей задачей на сегодня ветераны ставят, как говорит Забозлаева, борьбу за правду истории.

— Мы часто встречаемся со школьниками, студентами, учителями истории, преподавателями истфака, — поделилась рассказом о работе организации ветеранов журналистики Ольга Федоровна. — Перед Днем Победы непременно посещаем школы Саратова и в силу своих возможностей пытаемся донести до школьников правду о Великой Отечественной войне. К сожалению, уровень знаний современной молодежи о том времени зачастую потрясает. Как-то раз устраивали встречу с семиклассниками, мы им рассказывали про войну. Вдруг чувствуем — ребята не особо понимают, о чем мы вообще говорим. Мы их спрашиваем: назовите кого-нибудь из маршалов Победы. Тишина. А кто страной нашей руководил во время Великой Отечественной? Отвечают: Владимир Ильич Сталин! Понимаете, этим ребятам 14 лет, они уже паспорт получили, уже стали полноправными гражданами страны, а ее историю не знают... Говорят, что только в девятом классе историю XX века начинают изучать. Я до сих пор возмущена: да с первого класса о войне должны говорить — и в школе, и дома, и в газетах, и по телевидению. Впрочем, на мой взгляд, сегодня телевидение со всей его «петросянщиной», насилиями, жуткими историями уже не несет образовательной функции. Да и школа, видимо, тоже не особенно старается. Чего уж — оказалось, дети не знали, что такое блокада или Дорога жизни, когда мы говорили о героическом Ленинграде...

А вот для Ольги Забозлаевой блокадный Ленинград — не просто история о войне. Вместе с мамой с началом Великой Отечественной четырехлетнюю Ольгу и старшего брата Георгия эвакуировали в Саратов. Отец остался в Ленинграде, при институте киноинженеров, через год погиб. Его могилу Ольга Федоровна ищет до сих пор...

Все, что осталось у семьи в память об отце — письма, что он писал родным из осажденного города. Подборку этих писем в прошлом году Ольга Забозлаева опубликовала в своей книге «Верю, люблю, надеюсь... Письма из блокадного Ленинграда».

И в этой книге Ольга Федоровна вновь возвращается к теме правды истории.

— Сегодня многие пытаются очернить нашу историю, в том числе — историю Великой Отечественной войны, — говорит она. — И про блокадный Ленинград много чего «нехорошего» говорят — что люди там мародерствовали, воровали, бесчинствовали. Но вот вам такой эпизод из моей книги. Дом наш был деревянным, находился на окраине города. Когда ленинградцы готовились к зиме 42-го, было решено разобрать деревянные постройки в пригороде — чтобы горожане могли топить свои печки-буржуйки. Разобрали и наш дом. Отца к тому времени уже не было в живых, мама — здесь, в Саратове. Так нам сюда, в эвакуацию прислали справку, что вся мебель, утварь, книги из нашего дома вынесены на склад ЖЭКа. После войны мама отправилась в Ленинград — и все вещи были целыми. Видите, какая ответственность перед согражданами была у голодающих, переживающих страшные трудности, но оставшихся порядочными людей.

Возможно, потому ответственность — то качество, которое Ольга Федоровна до сих пор больше всего ценит в людях. И конечно, без этого не может себе представить профессию журналиста.

Источник: газета «Репортер» №6(987) от 15 февраля 2012 г.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии
Удалено модератором старая17.02.2012 11:19

Валерий, а не Владимир Рейхель - потомок поволжских немцев никогда не был в Израиле, умер в реанимации после операции, видимо, все-таки рака горла 3 года назад в возрасте 58 лет, Ахтырко не был после путча в поганойредакции вонючего "Коммуниста", только когда много был назначен облсоветом в редсовет "Саратовских вестей"

Ответить


Отзывов: 1
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);