Александр Асылгараев: «Следователь должен знать всё»

Главная Интервью   Александр Асылгараев: «Следователь должен знать всё»

АсылгараевОдин в поле воин

Заместитель начальника отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Саратовской области Александр Асылгараев отмечен высокой наградой. Указом Президента РФ он награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени. О работе следователя — в нашем интервью.

— Александр Вениаминович, как давно вы работаете в следствии?

— С 1996-го. До 2010 года был просто следователем, сейчас вот занимаю эту должность. Так что, можно сказать, всю свою сознательную жизнь я отдал расследованию уголовных дел. Начинал работать в Энгельсе. Сначала просто следователем, потом пошел по карьерной лестнице — старший следователь, следователь по особо важным делам, затем работал в прокуратуре Саратовской области в отделе по расследованию особо важных дел. После реорганизации работаю в следственном управлении Следственного комитета РФ.

— В указе говорится, что вас наградили «за вклад в укрепление правопорядка». На вашем счету приличное количество раскрытых громких уголовных дел?

— Если брать последние пять лет, можно вспомнить, к примеру, банду Аникеева. Бывшие сотрудники милиции надевали форму омоновцев. У них были огнестрельный автомат, несколько муляжей, с которыми они и нападали на предпринимателей на дорогах. Отбирали векселя, ценные бумаги, деньги. Банда действовала с 2004 по 2006 год. В 2007 году дело направили в Саратовский областной суд. На скамье подсудимых оказалось десять обвиняемых. После этого расследовал преступления другой банды, которая с 2007 года занималась разбойными нападениями. Здесь было двадцать подозреваемых. Оба этих дела объемные, сложные, расследовались очень долго. Помимо этого я закончил дело по убийству саратовского предпринимателя, владельца газеты Леонида Эткинда. Его похитили, вымогали деньги и в итоге убили. Обвиняемые в его убийстве также были осуждены на длительные сроки. Было несколько громких дел, которые я расследовал в Энгельсе. Убийства, похищения, связанные с убийствами, изнасилования, насильственные действия сексуального характера. Были дела, когда собрать доказательства и направить уголовное дело в суд удавалось в условиях неочевидности. Когда три парня приезжали из другого района и совершали нападения на девушек. Хватали их просто на улице, издевались над ними, насиловали. Было много потерпевших, одна из них умерла. Доказывать вину было тяжело, но лица осуждены и понесли наказание.

— Тяжело работать в моральном плане?

— Морально тяжело первые полгода — год. Потом уже стараешься не обращать на это внимания. Главное, есть цель. И как у Макиавелли, «цель оправдывает средства». Конечно, с соблюдением всех необходимых формальностей, на основании закона и в соответствии с Конституцией. Не забывая о правах потерпевших, обвиняемых, подозреваемых, всех участников уголовного судопроизводства. Надо собрать доказательства, которые будут признаны судом. Это очень большая работа и нагрузка. Может, у некоторых складывается мнение, что следователь сидит на месте и перебирает бумаги. Во многих фильмах показывают, что он практически не выходит из кабинета. Хотя на самом деле это далеко не так. Это очень нелегкий труд.

— Нередко приходится пробиваться в закрытые двери...

— Сложности существуют везде. Да, согласно уголовно-процессуальному законодательству, все обязаны исполнять те или иные поручения. Но любое заинтересованное в расследовании лицо пытается препятствовать работе. Кроме того, есть такое явление, как непредоставление в установленный срок каких-либо сведений. Либо информация предоставляется в завуалированном виде. Много что влияет на ход следствия. Надо, чтобы все было четко и ясно. Затем все это уже сопоставляется, и дело направляется в суд. И если где-то будет малейшее отклонение, могут возникнуть проблемы.

Работа следователя не заканчивается, когда он направляет дело прокурору для утверждения обвинительного заключения. Когда дело в суде, все равно есть большая психологическая нагрузка. На следствии у тебя один психологический контакт со свидетелем или потерпевшим. В суде же человек может отказаться от показаний, поменять их. Поэтому на следствии все надо провести грамотно, чтобы суд не исключил показания. Следователь — это сторона обвинения, он один. В суде несколько обвиняемых, у них есть защитники. Работу следователя можно сравнить с битвой, когда «один в поле воин».

— Почему вы выбрали именно эту профессию?

— Наверное, в детстве насмотрелся фильмов, решил получить именно юридическое образование. Конечно, тогда была какая-то романтика. Ну, я думаю, это нормально для молодости. Начинал я работать еще в период действия УК РСФСР. Потом начались изменения, надо было перестраиваться. Когда я учился в академии права, преподавали одно, после пришлось изучать совершенно другое. Работа следователя заключается не только в расследовании уголовных дел. Есть важная роль самообразования. Это изучение текущего законодательства, решений Верховного, Конституционного судов, огромного количества поправок, которые вносятся в законодательство. Помимо всего этого надо уметь обращаться с различной криминалистической техникой — теми же фотоаппаратами, видеокамерами. Ну а если расследуешь уголовные дела, связанные с медицинскими работниками, то здесь все очень завуалировано, иногда очень тяжело разобраться. А надо. Ведь требуется принять решение. А тебе предоставляют медкарту, где написано почерком, который разберет только врач, или вызываешь профессора, и он дает такие показания на двух страницах, что необходимо обращаться к медицинской литературе. Расследовал дела и по нарушению техники безопасности. Здесь нужно разбираться в технических вещах. Конечно, в институте это все преподается, но там это на уровне теории, складывается лишь общее мнение. На практике все сложнее. Так что следователь должен знать все. Хорошо, сейчас есть компьютеры, Гарант, Консультант, интернет. До 2001 года мы работали вообще на печатных машинках, за изменением законодательства следили, покупая газеты. Вырезки подклеивали в Уголовный кодекс, он становился очень толстым. Но и сейчас возникают свои сложности и тонкости. Нам в спину дышит Европейский суд, там свое воззрение на правопорядок и законность в РФ. Возможно, в чем-то они и правы, но все же в нашей стране свой менталитет. Хотя, конечно, в каких-то вопросах на них можно ориентироваться.

—  Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени — ваша первая награда?

— Это первая моя государственная награда.

— Как вы узнали о награждении?

— Мне позвонили из интернет-агентства, спросили, как я отношусь к государственным наградам. Я ответил, что их просто так не дают. Меня поздравили и сказали, что в интернете опубликовали Указ Президента РФ.

— Какие у вас были чувства?

— Конечно, я почувствовал определенную гордость, что государство таким образом оценило вклад, внесенный мною. Надеюсь, в укреплении законности РФ есть и моя частичка.

— С таким графиком работы свободное время остается?

— Поспать, да. Конечно, стараешься побольше пообщаться с семьей. Хотя бывает так на работе наобщаешься, что дома разговаривать не хочется. Есть возможность, ходим с женой в кино.

— Есть какое-то увлечение, хобби?

— Да. Очень люблю играть в русский бильярд. 

— Какое из уголовных дел вам особенно запомнилось?

— Я рассказывал про него — банда, 20 обвиняемых. Расследование этого дела заняло фактически более двух лет. Я положил на это много сил и здоровья. От него осталось очень тяжелое ощущение. Сложное в доказывании, ведь были дела прошлых лет, с показаниями потерпевших, когда они вспоминали, как на них нападали, избивали. А так, если честно, помнишь первые дела, потом все стирается из памяти. Мое первое дело было о развратных действиях. Прошло четыре дня, как я пришел после института, а уже надо было общаться с потерпевшей. Так я даже стеснялся ей вопросы определенные задавать, хотя ради дела это было необходимо. Помню еще одно дело. В 98-м году — по фальсификации выборов в Энгельсе. По нему было допрошено порядка 600 человек. Приходилось выезжать к ним по месту жительства. Целыми днями ездишь по адресам. С утра допрашиваешь всех избирателей, признаешь их потерпевшими, назначаешь экспертизы. На тот период это оказалось одним из самых объемных уголовных дел. Компьютеров не было. Показания шестисот человек и обвинительное заключение приходилось набирать на машинке. К уголовной ответственности привлекалась вся избирательная комиссия — порядка десяти человек. Машинка пропечатывает через копирку три листа. Ксероксов не было. А обвинительное заключение надо было предоставить каждому обвиняемому. То есть перепечатывал я все это не один раз. А сроки, как всегда, поджимали. Вообще, следователь живет сроками. Проведение проверок — трое суток, расследование уголовного дела — два месяца, если что, надо вовремя выходить на продление к руководителю. Сколько себя помню, всегда жизнь по срокам. Кроме того, в основном обвиняемым по уголовным делам, которые я вел, избирается мера пресечения  в виде заключения под стражу. Так что приходится проводить определенное время в СИЗО, ездить по тюрьмам, колониям. Поэтому, скажем так, определенный «срок» пришлось там провести.

— Что входит сейчас в ваши служебные обязанности?

— Сейчас моя работа заключается в осуществлении процессуального контроля за деятельностью следователей отдела по расследованию особо важных дел. Это и изучение уголовных дел, и дача указаний. Вообще, конечно, много чего.

— Вы сами уже не занимаетесь расследованием?

— Только по поручению руководителя. Отдел большой, следователей много, я должен быть в курсе каждого уголовного дела, которое расследует наш отдел. За день столько  начитаешься. Это по телевизору показывают, что следователю одну папочку приносят. У нас есть дела и по пять, и по десять, и по пятьдесят томов. И приходится все прочитывать. Вот вы про книги спрашивали, какие читаю... Иногда после такого домой приходишь и читать уже нет никакого желания.

— Вам уже писать пора начинать...

— Это точно...

— Александр Вениаминович, а вы когда-нибудь задумывались о преподавательской деятельности?

— Пока даже задумываться некогда... Может быть когда-нибудь на пенсии...

— Что можете пожелать тем, кто хочет работать именно в следствии?

— Учиться, самосовершенствоваться. Не ограничиваться тем, что дают в школе, институте. Надо хорошо знать и русский язык, и правописание, не только знать законы, но и обладать широким спектром познаний в технике, медицине. Надо всегда идти вверх. Непременно нужно интересоваться политической системой в стране и в мире. Ориентироваться на выступления руководителей нашего государства. Наверное, так.

Источник: газета «Репортер» №1(982) от 11 января 2012 г.

Распечатать       Отправить на e-mail       Опубликовать в ЖЖ      
Комментарии
Марс13.10.2012 23:45

Так держать!Молодец!

Ответить


Отзывов: 1
Репортер Политбюро Саратовский криминал
Главное Общество Интервью Культура Криминал и происшествия Житейские истории Интересно всем
колонка автора юридическая помощь вопросы-ответы опросы
© 2006 - 2011. reporter-smi.ru

Написать

Использование материалов сайта возможно
с разрешения редакции.

Правила перепечатки

О редакции

Администрация сайта reporter-smi.ru предупреждает, что мнение авторов текстов и комментариев, опубликованных на страницах сайта, может не совпадать с позицией редакции. За содержание данных материалов администрация ответственности не несет.
echo(123);